ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Джонсон поймал себя на мысли, что внимательно вслушивается в каждое слово незнакомца. Интонации его голоса напоминали бегущий ручей. Определенно, этот Грегори был честным, цельным человеком. Полицейский развернулся к карпатцу и подался вперед, чтобы лучше слышать, – он просто не мог ничего с собой поделать.
– На тот момент Питер был жив и здоров, – мягко продолжил Грегори. – Мы собирались уехать все вместе, но Питер вспомнил, что забыл ключи от машины, и вернулся.
Саванну бросило в дрожь. Она побледнела, но держала себя в руках. Ее поразила абсолютная правдоподобность придуманной им истории. Никто не смог бы к ней придраться. Да и вряд ли кто-то решился бы на это, ведь Грегори контролировал всех в пределах слышимости своего голоса.
– Это был последний раз, когда вы видели его живым? – спросил Джонсон.
Саванна кивнула. Грегори взял ее за руку.
– Питер был нашим близким другом и деловым партнером. Он занимался организационными вопросами. Без Сандерса магического шоу просто не существовало бы. Я очень занятой человек. Всеми вопросами, связанными с шоу, занимался он. Сами понимаете, как тяжело переживает моя супруга эту потерю. Нам следовало подождать, пока он сядет в машину, но, честно говоря, безумно хотелось поскорее остаться вдвоем… Охрана была неподалеку, и мы были уверены, что Питер в безопасности.
– Но вы не поехали в гостиницу. – Детектив не спрашивал, он утверждал.
– Да, мы поехали в наш дом за городом и обо всем узнали только сегодня вечером, – ответил Грегори.
– Почему вы не выехали из гостиницы, Саванна? – прямо спросил Джонсон, не в силах отвести глаз от чарующей красоты.
– Мы рассчитывали встретиться там с Питером через пару дней, когда вернемся в город, потому и оставили номер за собой. – Фокусница говорила так тихо, что едва можно было разобрать слова, которые звучали так печально, что у детектива защемило сердце: он искренне проникся горем женщины.
– Дыши глубже, топ amour. Мы не можем себе позволить, чтобы у полицейского в нашем присутствии случился сердечный приступ. – Темный погладил любимую по голове.
– Вся эта ложь невыносима. – В душе карпатка рыдала и цеплялась за мысли Грегори, как за якорь, что позволяло ему чувствовать неразрывность и реальность существующей между ними связи. – Питер заслуживал лучшего.
– Это так, Bebe, но мы не можем сказать этому человеку правду. Нас обоих примут за сумасшедших и посадят в психушку. – Древнейший подался вперед и заглянул в глаза стражу порядка. – Будете привлекать внимание к своему слабенькому сердечку после того, как мы покинем это место. F сейчас вы перестанете допрашивать Саванну и будете задавать свои вопросы мне.
Джонсон заморгал. Он что, заснул? Он чувствовал себя неважно. Может, стоило пройти обследование? Нельзя все время его откладывать. Между тем иллюзионистка выглядела такой подавленной, что дальнейшие расспросы показались ему бестактностью. Лучше побеседовать с ее спутником. Что-то в голосе этого мужчины словно завораживало. Он мог слушать его вечно.
– Такое впечатление, что о вашем браке никто не знает. Мы нигде не нашли записей о нем, – робко заметил детектив.
Грегори кивнул.
– Карьера Саванны требовала того, чтобы она казалась – как бы это сказать – доступной. Одинокая женщина привлекает к себе гораздо больше внимания, чем замужняя. Мы поженились почти пять лет назад. Это было на нашей родине. Мать моей супруги из Соединенных Штатов, но ее отец родом из Карпат. Там мы и поженились.
Джонсон удержался от замечания о том, что Саванна выглядит слишком молодой и невинной для такого мужчины, как Грегори. Его возраст практически невозможно было определить.
– Господин Сандерс не возражал против брака?
– Конечно не возражал. – Серебристые глаза карпатца гневно сверкнули. Он видел, что этот вопрос еще больше расстроил Саванну, и снова мысленно обратился к детективу. – Прекратите расспрашивать нас об этом.
Дэвид покачал головой.
– Ладно, мы отклоняемся от темы. Кто, по вашему мнению, был заинтересован в смерти господина Сандерса?
Грегори ответил не сразу – он казался задумчивым.
– К сожалению, нам нечего сказать по этому поводу, детектив: Питера все любили. Впрочем, за исключением репортеров: он никогда не рассказывал им о личной жизни Саванны, тем самым создавая вокруг нее ореол таинственности. Думаю, вы не найдете ни одного человека, который бы плохо отозвался о Питере.
– Он улаживал финансовые вопросы, связанные с шоу, не так ли? – поинтересовался детектив.
– Да, это так, – без раздумий ответил карпатец. – Питер и Саванна были партнерами. Он зарабатывал на шоу.
– У вас не было проблем с бухгалтерией? – спросил Джонсон нарочито небрежно, наблюдая за их реакцией.
Но девушка была так бледна, что детектив почувствовал себя садистом, а выражение лица Грегори оставалось невозмутимым, и Джонсон был уверен, что оно не изменится.
– Богатство делает меня независимым, детектив: у меня больше денег, чем я могу потратить за всю свою жизнь. Моя жена участвовала в шоу не ради денег. Питер неплохо зарабатывал на представлениях, и ему не нужно было заниматься чем-то незаконным, скрывать доходы. Вы легко можете проверить банковские счета и бухгалтерские отчеты. Мы с радостью поможем вам в этом. Питер Сандерс не был вором.
Саванна подняла подбородок.
– Питер бы ни за что ничего не украл. Если бы ему вдруг понадобились деньги, он просто сказал бы мне об этом. Мы бы с радостью ему помогли, и он об этом прекрасно знал.
– Мы должны рассмотреть все возможные варианты. – Джонсон провел рукой по волосам. Ему не хотелось расстраивать эту женщину. – Сандерс отвечал за вашу безопасность?
– Для этого мы специально нанимали человека, – сказал Грегори. – Питер давал ему указания и держал в курсе наших передвижений.
– Госпожу Дубрински не преследовали фанаты?
Иллюзионистка всхлипнула.
– Время от времени Саванна получала от поклонников весьма странные письма, но если бы письма с угрозами приходили во время этого тура, Питер непременно сообщил бы мне.
У Джонсона не было никаких сомнений в том, что Грегори – один из тех мужчин, которые знают все о жизни своих жен.
– Той ночью вы не заметили ничего странного?
Карпатка тут же вспомнила отвратительный смех вампира. Древнейший немедленно вмешался.
– Моя жена безумно расстроена, детектив, к тому же, у нас еще много забот, связанных с организацией похорон Питера. Кроме того, нас ждет ее команда.
– И репортеры тоже.
В серебристых глазах Темного вспыхнул гнев.
– Саванна не будет говорить с репортерами. Разговора с вами было вполне достаточно.
Полицейский кивнул.
– Мы постараемся вывести вас через заднюю дверь. Эти ребята караулят на лестнице с тех пор, как вы опознали тело.
– Пираньи, – заметил Грегори.
– Они как вампиры, – согласился Джонсон, не заметив, как вздрогнула от этих слов Саванна. – Они не успокоятся, пока не выпьют всю кровь. Особенно один, не местный, долго сводил нас всех с ума. Мы застали его за чтением наших документов. Он еще пробовал подкупить кого-то в отделе по расследованию убийств, чтобы получить информацию. – Детектив знал, что ему не следует выдавать эти сведения, но, казалось, не мог заставить себя замолчать. Слова текли из него, как вода из крана.
Грегори поднял голову, прядь волос упала на лицо. Внезапно он стал похож на хищника, темного и опасного, притаившегося в ожидании добычи. В резких чертах его лица была какая-то нечеловеческая красота. Сердце Джонсона заметалось: он мог поклясться, что видел, как серебристые глаза мужчины на мгновение вспыхнули красным пламенем. Дэвид задрожал, потом заморгал, но, когда он рискнул вновь встретиться взглядом с мужем фокусницы, увидел в его глазах лишь собственное отражение. Выражение лица Грегори вновь стало бесстрастным. Джонсон тряхнул головой, чтобы отогнать преследующий его образ волка.
– Что это был за репортер, детектив?
– Я не могу предоставить вам эту информацию, – осторожно сказал полицейский. Он не собирался нести ответственность за жизнь какого-то репортера. Страж порядка не сомневался в том, что случится с тем, кто перейдет дорогу этому человеку.
Грегори улыбнулся, сверкнув ослепительно белыми зубами. Его взгляд вдруг стал кипящим. Детектив чувствовал головокружение, но не мог отвести глаз. Преодолев хрупкий барьер, Темный вошел в мысли мужчины и стал считывать его воспоминания. Найдя то, что было нужно, стер из памяти Джонсона разговор о репортере, оставив лишь уверенность в том, что они с супругой согласились на полное сотрудничество и не имели никакого отношения к смерти Питера Сандерса.
Джонсон моргнул и обнаружил, что пожимает руку Грегори, при этом сочувственно улыбаясь Саванне.
– Жаль, что мы не встретились при других обстоятельствах, детектив, – попрощалась девушка.
– Дэвид, – мягко поправил он, изо всех сил стараясь скрыть восхищение.
Грегори подтолкнул спутницу к выходу.
– Спасибо, что проявили уважение к чувствам моей супруги.
Джонсон провел их сквозь лабиринт комнат к лестнице черного входа.
– Мои люди могли бы какое-то время присматривать за госпожой Дубрински.
– Спасибо, детектив, в этом нет необходимости, – мягко отклонил предложение Грегори, обнимая любимую за талию. В его голосе слышался явный намек на угрозу. – Я и сам в состоянии защитить то, что принадлежит мне.
Лестница была узкой и пыльной, лежащий на ней ковер – протертым до дыр. Пара, спускающаяся по ней, двигалась абсолютно синхронно. Древнейший остановил подругу прежде, чем та успела открыть дверь.
– Там кто-то стоит.
– Мы не знаем, кто это, – мягко предупредила девушка.
– Этот репортер опасен, ma petite. Это не простой газетчик, – хищно ухмыльнулся Грегори.
– Ты прочитал воспоминания детектива, я права? – Карпатка обвила пальцами его широкое запястье.
– Конечно.
– Грегори, у тебя тот самый взгляд.
Брови карпатца взмыли вверх:
– Какой взгляд?
– Словно ты проголодался и видишь перед собой завтрак.
Темный улыбнулся, но глаза остались холодными.
– Будь очень осторожна с этим репортером: так просто мы от него не отделаемся.
– Так давай дадим ему то, чего он хочет, возможно, тогда он оставит нас в покое, – пожала плечами Саванна. Она опасалась того, что Грегори готов пойти на крайние меры: если репортером нельзя было манипулировать, если он представлял собой опасность для их расы, для великого карпатца существовал лишь один выход – уничтожить его. Девушке была ненавистна мысль об очередном бессмысленном кровопролитии; она хотела мирного сосуществования с людьми.
– Попробуем сделать по-твоему, – уступил Древнейший. И почему только он ей уступал? Предложение Саванны было полнейшим вздором.
Карпатка прикоснулась к напрягшимся губам любимого, провела по ним подушечкой пальца, пока губы не расслабились. Она была так молода, что и понятия не имела, как ужасна была жизнь Темного до их встречи. Девушке еще непонятно было его стремление защищать ее от всех ужасов этого мира.
Иллюзионистка загадочно улыбнулась. Грегори познал тайны земли и ветра, круговорота воды, огня и воздуха, свойства пространства. Всем этим великий карпатец мог управлять, но Саванна ускользала от него.
Внезапно молодая карпатка задрожала и прижалась к его груди.
– Дорогой, я думаю, ты должен быть объявлен в розыск. Ты сводишь женщин с ума.
– Лишь одну женщину, – поправил он, глядя на нее с нежностью. Взяв Саванну за руку, он поднес к губам ее пальцы и покрыл их поцелуями. – Давай на этом остановимся, ma petite, пока я не передумал и не превратил этого репортера в камень.
Она не могла дышать.
– Ты ведь этого не сделаешь, правда? – Девушка смотрела на своего спутника с благоговейным страхом, и в ее взгляде читался намек на гордость.
Грегори задумчиво взглянул на возлюбленную.
– Я могу все что угодно. Я считал, что это известно всем.
Саванна вглядывалась в его лицо, стараясь определить, дразнит он ее или нет. Так и не сумев до конца понять это, молодая женщина повернулась и толкнула дверь.
В тот же миг прямо перед ней возник какой-то мужчина, и карпатку ослепила вспышка.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...