ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Не будь такой дружелюбной, Саванна. Ты – знаменитость. К нам и так приковано слишком много внимания.
– Они наши соседи. Постарайся не напугать их до полусмерти, хорошо? – Саванна взяла мужчину за руку. – Ты выглядишь как мафиози. Неудивительно, что они так на нас смотрят. Людям свойственно любопытство. Разве ты не обратил бы внимания на того, кто поселился по соседству?
– Терпеть не могу соседей. Каждый раз, когда кто-нибудь собирается построить дом по соседству с моим, в округе появляются волки. Это всегда срабатывает. – В голосе Грегори слышалась угроза.
– Ты у меня совсем маленький. Испугался людей, – рассмеялась Саванна.
– Ты до смерти пугаешь меня, женщина. Из-за тебя я совершаю безумные поступки. Остановиться в густонаселенном городе, кишащем охотниками на вампиров, в доме, расположенном ниже уровня моря!
– Думаешь, я поверю, что это пугает тебя? – сказала девушка, зная, что Темный беспокоится лишь о ее безопасности. Они свернули за угол и направились к знаменитой улице Бурбон.
– Постарайся не привлекать к себе внимание, – проинструктировал ее он.
Вдруг к ним, залаяв, бросилась собака. Обернувшись, Грегори наградил пса рычанием и оскалом белоснежных зубов. Собака тут же притихла, поджала хвост и, скуля, скрылась из виду.
– Что ты делаешь? – Саванна была вне себя от ярости.
– Изучаю обстановку, – невозмутимо ответил Грегори. Он был занят считыванием мыслей окружающих их людей. – Ma petite, здесь все сумасшедшие. Тебе легко будет вписаться в эту компанию, – сказал он, эффектным жестом поправляя волосы.
Вдруг карпатка остановилась, с ее лица исчезла улыбка, рука выскользнула из ладони спутника. Грегори инстинктивно осмотрелся.
– Что это?
Мысленно Саванна была далеко. Она повернула за угол и медленно пошла вверх по улице.
– Саванна, ты ответишь мне. Что ты чувствуешь такого, чего не чувствую я? – Мужчина поймал девушку за руку, останавливая. Его пальцы сжали ее запястье. – Отвечай, или я заставлю тебя вернуться в дом.
– Тише, я пытаюсь сосредоточиться. Я еще никогда не делала этого. – Определенности не было даже в ее мыслях.
Грегори слился с ней, теперь он мог читать ее мысли, чувствовать то, что чувствовала она. Что это было? Сила? Зло? Он попытался сконцентрироваться. То, что она ощущала, определенно было злом.
Карпатец снова взял Саванну за руку, останавливая любимую.
Улица состояла из нескольких жилых домов, за которыми начинался ряд магазинов. Одним из них был магазин магии. Сфокусировавшись на нем, Грегори прислушался к разговору продавца и покупателя. Они говорили о колдовской силе, магии, но на зло и намека не было.
– Двумя домами ниже. – Голос Саванны ворвался в его мысли.
– Этого дома нет в списке Джулиана, – ответил карпатец, но чувствовал, что она права. Похоже, дочь Равен Дубрински унаследовала от матери способность к телепатии.
Взявшись за руки, они продолжили путь. Со стороны казалось, что эта пара просто прогуливается, как и все остальные. Саванна и Грегори шли по узкой улочке. Проезжающие мимо туристы смеялись и с удовольствием слушали экскурсоводов, рассказывающих легенды и мифы о здешних местах.
Двое молодых людей на другой стороне улицы не сводили глаз с Саванны. Ее походка и развевающиеся на ветру волосы, огромные синие глаза, одновременно невинные и сексуальные, производили неизгладимое впечатление на мужчин. Они не могли не узнать ее. Она олицетворяла собой волшебство и иллюзию.
Карпатец тяжело вздохнул, внутри у него все кипело. Эта женщина в конце концов сведет его с ума, и он убьет какого-нибудь ни в чем не повинного парня. Молодые люди поднялись на ноги, возбужденно перешептываясь, пытаясь набраться храбрости, чтобы подойти к иллюзионистке. Грегори слышал, как они подбадривают друг друга. Темный остановил на них взгляд, сосредоточился и внушил им мысль, что нужно как можно быстрей покинуть это место.
– Сделай мне одолжение, cherie. Постарайся выглядеть непривлекательной.
Саванна рассмеялась в ответ, несмотря на все нарастающее чувство тревоги.
– Забудь об этом, – посоветовала она.
– Ты не могла бы повежливей со мной разговаривать? Никто еще не позволял себе таких вольностей.
Девушка потерлась щекой о плечо любимого. У Грегори перехватило дыхание.
– Поэтому я так и поступаю. Должен же кто-то доставлять тебе маленькие неприятности, – дразнила его шалунья. Связывающие их нити с каждой секундой становились все крепче.
– Я не возражаю против маленьких. Но ты – одна большая неприятность.
Они остановились напротив здания, от которого исходили эманации зла, потревожившие Саванну. Дом был закрыт. В окнах не было света. Грегори почувствовал движение внутри, присутствие нескольких человек.
Саванна обратилась к нему. В ее глазах стояли слезы.
– Там происходит что-то ужасное, Грегори. Там…. – Она замолчала, когда он, словно тисками, сжал ее плечи.
– Крепись, ma petite. Да, там происходит ужасное, но она не одна из нас.
– Я знаю это. Я не настолько некомпетентна. – В голосе карпатки слышался гнев, ее душили слезы. – Она человек, а они думают, что вампир. Грегори, она ведь совсем еще ребенок. Ты не можешь позволить им причинить ей вред. Я чувствую, как ей больно.
– Она старше тебя, Bebe. Она разгуливала в черном плаще, и носила искусственные клыки и попала в руки этих безумцев по своей глупости. – Грегори противно было говорить об этом.
– Она не заслуживает таких страданий лишь потому, что играла в вампиров. Давай вытащим ее оттуда. – Глаза карпатки метали молнии. – Мы оба знаем, что ты собираешься ее спасти, так что прекрати ворчать, и давай начнем действовать.
– Я не допущу этого, Саванна. – В голосе Древнейшего чувствовался холод стали. – Не испытывай мое терпение, ma petite. Уверяю тебя, у тебя нет шансов выиграть этот спор.
– Заткнись! – грубо крикнула Саванна приказным тоном. – Я знаю, ты не оставишь бедняжку в беде. Я чувствую ее страх, Грегори. Мне не по себе от этого.
– Я знал, что ты доставишь мне немало неприятностей, – тихо сказал Темный. – Я не буду рисковать твоей безопасностью из-за женщины, которая притворялась вампиром. Я бы помог ей, но не собираюсь оставлять тебя одну на улице.
Саванна вздохнула с облегчением.
– Я сильная, дорогой. Я могу стать невидимой, чтобы не привлекать к себе внимания. Я не собираюсь все время сидеть дома только потому, что ты боишься за меня. Я – дочь Принца и кое-что умею.
Он обнял ее.
– Ma petite, ради тебя я готов на все. – Он вдруг понял, что оправдывается перед ней, уговаривает, хотя мог просто силой, как любой самец, заставить свою волчицу повиноваться. – Ты хочешь, чтобы я спас эту женщину. Я сделаю это, но ты не должна видеть того, как это произойдет. Возвращайся домой и жди меня там.
Карпатка кивнула.
– Когда же ты наконец поверишь в то, что я твоя спутница жизни? Я, Саванна Дубрински, дочь Принца. Еще до моего рождения было все предрешено. Ты не можешь скрыть от меня свое истинное лицо.
– Делай, как я говорю. Я всегда в первую очередь думаю о твоей безопасности. Меня огорчает твое непослушание.
– Ты самый упрямый из всех карпатцев, – раздраженно сказала девушка, но обняла и поцеловала любимого. – Береги себя, мой спутник жизни. Это мой приказ тебе. Даже не думай меня ослушаться.
Карпатка повернулась и пошла по той же самой дороге, по которой они только что пришли. Ее бедра эротично покачивались, ветер играл волосами. Грегори не отрываясь смотрел вслед своей женщине.
Глава 11
Наконец карпатец развернулся и зашагал к аллее, ведущей к зданию. Бурая трава, иссушенная зноем, бесшумно рассыпалась в труху под его ботинками – ни один звук не выдавал его присутствия, ни одно колебание воздуха. Спрятавшись, он внимательно изучил окрестности, определяя точное местонахождение людей в помещении.
Став невидимым, Грегори осмотрел здание – все двери и окна были надежно заперты. Женщина внутри кричала; в ее голосе слышался смертельный ужас и мука. Этот крик звенел в ушах карпатца, но он старался сосредоточиться на поиске лазеек, через которые мог попасть внутрь.
Его силуэт стал мерцать в темноте, сжимаясь, становясь все меньше и меньше до тех пор, пока совсем не исчез. На том месте, где только что стоял великий карпатец, сидела крохотная мышка. Присев на задние лапки, она зашевелила усами, принюхиваясь. А потом побежала по грязной бурой траве и нырнула в узкую щель между прогнившими досками. Изоляция здания давно обветшала, местами ее вообще не было, так что мышь беспрепятственно бежала вдоль стены, пока не нашла маленькое отверстие от выпавшего сучка, ведущее в темную комнату. Запах крови и страха, витающий здесь, заставил сердце мыши биться чаще, но даже в этом крохотном тельце хищник поднял голову и зарычал, обнажая клыки, помня о своей смертоносной цели. Мышь помедлила, перед тем как пересечь желтоватый линолеум. Ее усы топорщились, чуя опасность.
В первой комнате, оказавшейся кладовкой, никого не было. Там пахло пылью и плесенью. Грегори вернул себе прежний облик, а потом вновь стал невидимым. Он отчетливо слышал разговор, доносящийся из соседней комнаты. Трое мужчин ожесточенно спорили, у одного из них происходящее явно не вызывало ничего, кроме отвращения.
– Родни, эта девушка такой же вампир, как ты или я! – кричал он. – Тебе просто нравится мучить людей! Она – всего-навсего ребенок, которому нравиться притворяться вампиром.
– Мы ничего не знаем наверняка, – возразил Родни. – А раз уж нам все равно придется ее убить, неплохо было бы поразвлечься с ней для начала.
– Даже не думай об этом. – В голосе первого мужчины слышалось неприкрытое отвращение. – Я не позволю тебе убить эту девушку. Я думал, мы ученые. Даже если она на самом деле вампир, мы не должны так с ней обращаться. Я сейчас же отвезу ее в больницу.
– Моррисон убьет тебя, – злорадно сообщил Родни. – Никуда ты ее не повезешь. Нас всех посадят. И тебя тоже, не забывай об этом, Гарри. Ты соучастник.
– Нет. И уж если нам придется выбирать из этих двух зол: убить невинную девушку или сесть в тюрьму, – я предпочту тюрьму.
Грегори чувствовал опасность, но она исходила не от Родни, а от третьего мужчины, который пока не проронил ни слова. Он подкрадывался к Гарри со спины, пока Родни отвлекал его внимание. Девушка отчаянно пыталась предупредить защитника, ведь он был ее единственной надеждой на спасение.
Грегори ощущал присутствие Силы в этой комнате. Манипуляция. Насилие. Что-то гораздо более опасное, чем горстка палачей. Он незаметно скользнул в комнату; лишь легкое колебание воздуха выдавало его присутствие. Мужчина подошел к Гарри со спины, прижимая к внутренней стороне запястья окровавленный нож. Оставаясь невидимым, карпатец встал между ними. Когда убийца поднял руку, собираясь вонзить нож в спину Гарри, Грегори перехватил его запястье и сильно сжал, дробя кости.
Убийца вскрикнул, нож выпал из руки. Обернувшись, Гарри увидел, что Родни пытается подобрать с пола нож. Жертва билась в истерике. Грегори слышал, как отчаянно колотится ее сердце. Он быстро погрузил ее в глубокий сон, оберегая от паники. Широко открытые глаза девочки остекленели.
Родни поднял нож и выпрямился.
– Похоже, нам придется убить и тебя, Гарри, смекаешь?
Карпатец вздохнул. И зачем люди говорят очевидные вещи?
Гарри пятился назад, стараясь держать в поле зрения третьего мужчину, с белым как полотно лицом, который, стоя на коленях, сжимал свою покалеченную руку. Он продолжал пронзительно кричать.
Гарри скинул свой белый халат и обмотал им руку.
– Я не позволю тебе причинить ей боль, Родни. Я думал, исследование не будет выходить за рамки закона. А препарировать живьем кого бы то ни было – вампира или человека – лишь пытка, ничего более. Я не собираюсь принимать участие в пытках.
– Зачем тогда ты изобрел свой яд? – огрызнулся Родни, размахивая ножом.
– Я не изобретал никакого яда. Я изобрел сильнодействующий транквилизатор, способный усмирить любого. А Моррисон заставил вас изменить исходную формулу. Я пришел сюда, чтобы поговорить с ним об этом. Это убийство, Родни. Как ни крути – убийство!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...