ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Карпатка стояла во дворе – молнии танцевали над ее головой, а ветер развевал длинные черные волосы. Внезапно девушка раскинула руки, словно желая обнять буйствующую вокруг стихию. Ее кремовая кожа была безупречно гладкой и влажной, твердые соски манили сквозь мокрую ткань рубашки. Темный треугольник волос у основания стройных ног искушал Грегори, соблазнял его.
Словно загипнотизированный, карпатец шагнул к ней навстречу – у него не было выбора. Ничто не могло помешать ему быть сейчас рядом с этой женщиной. Он осторожно обнял ее и притянул к себе, нашел губами ее губы и впился в них. Темный не мог найти нужных слов и только так был способен донести до возлюбленной, что она значит для него. Чем она одарила его.
Грегори хотел ее – здесь и сейчас. Мокрую и дикую, под ночным небом, разрисованным вспышками молний. Он жадно целовал любимую, словно клеймя, словно провозглашая, что она принадлежит только ему.
Карпатец коснулся губами шеи женщины перед тем, как глубоко вонзить в нее зубы. Боль и наслаждение охватили Саванну, заставляя тело биться в экстазе. Древнейший пил ее кровь, сладкую и горячую, словно саму ее сущность, а когда насытился, то распахнул на Саванне рубашку, открывая жадному взору полную грудь и нежную кожу. Темный знал, чего она хотела, – карпаткой владел дикий голод, желание слиться с окружающим их буйством природы.
Грегори чувствовал то же самое. Его язык, прикрыв ранки на шее девушки, заскользил вниз, обжигая ее страстью. Он приник губами к груди своей женщины и стал неистово ласкать; его руки, с силой сжав ее обнаженные ягодицы, прижимали подругу к его требующему разрядки телу. Желание вновь одержало верх над рассудком, и он вонзил клыки в ее нежную грудь.
Одной рукой Саванна обнимала любимого за шею, а другой скользила по его телу, доводя мужчину до исступления. Буря неистовствовала вокруг и внутри них. Руки властно опускались все ниже по ее телу, к самому сердцу естества. Его пальцы нежно касались ее, ласкали, искушали, дразнили. Это сводило девушку с ума, заставляло все тело содрогаться. Страстные стоны Саванны заглушались раскатами грома.
Грегори следил голодным взглядом за тонкой струйкой крови, стекающей по груди Саванны. Он нежно проследил ее путь языком, спускаясь к животу, потом ниже… Ее горячее лоно уже томилось в ожидании. Карпатка закричала, когда ее накрыла волна наслаждения.
Молнии обжигающими ударами хлыста полосовали небо. Казалось, они яростно бичуют мужчину и женщину, танцуют вокруг них, подпитывая бурю их страстью. Пэегори прижал Саванну грудью к железному кружеву ограды. Никогда еще он так никого не желал.
Карпатка вскрикнула, когда Темный резко вошел в ее узкое лоно. С его губ сорвался стон наслаждения, исторгнутый из самых глубин существа, и ветер унес его в бушующую мглу. Придерживая Саванну, он входил в нее все глубже и глубже, быстрее и яростней, движения Древнейшего напоминали порывы штормового ветра.
Женщина была хрупкой, но в то же время отчаянной и дикой. Они оба находились во власти всепоглощающей страсти, но нежно любили и тонко чувствовали друг друга.
Карпатец с вожделением смотрел на безупречную спину любимой, на соблазнительный изгиб ее тела и нагнулся, чтобы слизнуть с него капельки воды. Внезапно он ощутил слабость в ее теле, почувствовал, что у Саванны кружится голова, и тут же понял, в чем дело, несмотря на ее попытки скрыть это. Он выпил слишком много ее крови. Молча, не задавая вопросов, Грегори поднял девушку на руки. Карпатка не смогла сдержать тихого стона разочарования, который польстил его мужскому самолюбию, но он все же понес ее к шезлонгу в углу дворика. Грегори лег на мокрые подушки и усадил Саванну на себя.
Карпатка вскрикнула, опустившись на твердый фаллос. Грегори стал двигаться в ней резкими, приятными толчками, а потом прижал голову любимой к своей груди.
– Ешь.
Саванна же, словно одержимая, неистово двигалась на нем, обращая в пыль железное самообладание Грегори. Он обхватил руками ее талию и позволил себе роскошь полного расслабления. Удовольствие пламенем охватило тело. Рука Древнейшего двигалась вдоль совершенной линии женской спины, и он за волосы привлек возлюбленную к себе.
– Мне нужно, чтобы ты это сделала. – Грегори стиснул зубы, наслаждение сводило его с ума.
Приказ прозвучал как мольба, Саванна, склонившись, стала слизывать капельки дождя с груди мужчины. Один раз, другой… Когда она вонзила в него клыки, боль и наслаждение слились для кар-патца в одном сладостном порыве. Грегори замер. Боже, как же любил он чувствовать, что они – одно целое! Ужасное одиночество и черная пустота отступали перед красотой души и тела Саванны.
Стиснув зубы, он шептал древнейшие слова любви. Их оргазм был похож на взрыв, на яркие вспышки молний, яростные раскаты грома и дикие порывы ветра.
Они прижались друг к другу, обессиленные, довольные, трепещущие от силы их любви и красоты природы. Грегори нежно обнял Саванну, а она, лежа на его груди, слушала биение сердца. В тот же миг ветра стали стихать, стихия успокаивалась вместе с ними. Карпатец поцеловал любимую в висок, потом в щеку и коснулся губами уголка ее рта.
– Ты – вся моя жизнь, Саванна. Я хочу, чтобы ты знала об этом.
Она обняла его, изумленная силой их притяжения.
– Если то, что мы испытываем друг к другу, будет усиливаться, боюсь, мы этого не переживем.
Грегори мягко рассмеялся.
– Возможно, ты права, cherie. Ты очень опасна. Он соскользнул с шезлонга и на руках понес девушку к дому. После ледяного дождя душ показался обжигающим, но они все же провели под ним некоторое время, не в силах пошевелиться. Саванна едва держалась на ногах и была благодарна Грегори за поддерживающие объятия.
Карпатец обтер стройное тело любимой полотенцем и после этого вытерся сам. Саванна бродила по дому, надев на голое тело одну из его рубашек. Он увидел на ее теле свежие отметины – следы своей грубости и направился к ней, укоряя себя. Саванна нежно улыбнулась.
– У меня ничего не болит, дорогой. Мне безумно понравилось, ты же знаешь.
– Я мог бы сделать так, чтобы тебе понравилось, при этом не оставляя синяков на твоем теле, – отметил Грегори.
Она взяла с журнального столика стопку конвертов и стала лениво просматривать их.
– Обещаю тебе, Грегори, что, если ты когда-нибудь причинишь мне боль, я обязательно скажу тебе.
Карпатец вдруг почувствовал, что Саванне не сидится на месте.
– Что с тобой?
– Давай займемся чем-нибудь! Чем-нибудь, что не имеет отношения к охоте, отправимся на экскурсию по городу, к примеру.
– На улицах полно народу, – мрачно напомнил он.
Девушка пожала плечами.
– Я знаю. Я просто просматривала брошюры с достопримечательностями города, – с равнодушным видом ответила карпатка.
– Тебя что-нибудь заинтересовало? – поинтересовался Грегори, тут же уловив, что это равнодушие наигранное.
Она снова небрежно повела плечом.
– Самые интересные экскурсии длятся целый день. К примеру, прогулки по заливу в сопровождении проводника. – Она пожала плечами. – Мне нравится изучать местные предания и обычаи.
– Где эта брошюра? – спросил он.
– Неважно, – вздохнув, ответила женщина. Небрежно бросив пачку на стол, она взяла в руку гребень.
Забрав его у нее из рук, Грегори медленно провел им по волосам подруги. Непослушные, они, казалось, жили своей собственной жизнью. Наслаждаясь необыкновенной мягкостью, карпатец через плечо любимой изучал брошюру, которую та отложила в сторону.
– Если ты действительно этого хочешь, мы можем поехать.
– Я получаю огромное удовольствие от путешествий, – согласилась Саванна, улыбаясь.
– Не все время же нам преследовать вампиров, – дипломатично высказался он, продолжая расчесывать блестящие волосы супруги.
– Они сами появляются везде, куда бы мы ни направились, – согласилась она.
– Но мы и прибыли в Новый Орлеан в надежде на то, что члены тайного общества последуют за нами и оставят в покое Айдана и его близких. Разве ты не этого желала?
– Не совсем, – возразила Саванна, и в ее глазах Грегори увидел огонек озорства. – Мне хотелось приятно провести с тобой время, провести здесь наш медовый месяц. Молодая женушка учит старого брюзгу веселиться. Что-то вроде этого.
– Старого брюзгу?! – эхом повторил изумленный Грегори. В качестве наказания он дернул карпатку за волосы.
– Ай! – Она обернулась и одарила его негодующим взглядом. – А по-моему, все это вполне соответствует действительности.
Грегори зарылся лицом в ее волосы, чтобы скрыть неожиданно нахлынувшие эмоции. Его окружал свежий цветочный аромат. Вот чего он искал на протяжении долгих веков. Веселья. Ощущения того, что ты живешь ради кого-то. Кого-то, с кем всегда хорошо, с кем не страшны беды и невзгоды. Эта женщина стала частью Древнейшего, он больше не представлял без нее жизни.
– Ты считаешь меня слишком старым, Саванна?
– Ты вовсе не стар, Грегори, – мягко поправила его возлюбленная. – Скорее старомоден. Ты до сих пор считаешь, что женщины должны безоговорочно подчиняться мужчинам.
– Но ты никогда этого не делаешь, – рассмеялся карпатец.
– Я надеялась на твое понимание. Я не могу оставаться в стороне, когда кому-то угрожает опасность.
– Мне не стоило брать тебя с собой. Ты оказалась в неприятной ситуации, и я готов просить за это прощения, ma cherie, – вздохнув, ответил Древнейший.
– Не уходи от темы, – настаивала на своем Саванна.
Он обнажил ее плечо и коснулся нежной кожи губами.
– Прекрати. По-моему, мы давным-давно все обсудили. Я не пойду на это, даже ради тебя. Ты должна понять меня. Ты знаешь, что я чувствую. Я должен защищать тебя. Это важнее всего.
– И почему ты так непоколебим, Грегори? – пожаловалась Саванна.
– Буря затихла. Хочешь, отправимся сегодня на прогулку по заливу? – Он отклонился от темы, искусно заплетая ее шикарные волосы в толстую косу.
Саванне нравились прикосновения его пальцев к волосам; нравилось то, как он слегка оттягивает пряди, заплетая косу. Она дотронулась до плеча там, где его поцеловал Грегори.
– С тобой – куда угодно! Мужчина тепло улыбнулся в ответ.
– Побудем на дикой природе для разнообразия. И никаких вампиров.
– И никаких маньяков, – добавила девушка.
– И никаких смертных, которым нужно срочно спасать жизнь, – с явным удовольствием подвел итог Грегори. – Одевайся.
– Ты всегда сначала срываешь с меня одежду, а потом требуешь, чтобы я оделась, – улыбаясь, дразнила его спутница. Эта сексуальная кошка сведет его сума.
Целитель развернул подругу лицом к себе и запахнул полы ее рубашки, прикрывая соблазнительное тело.
– Ты предпочитаешь, чтобы я тебя одел? – поинтересовался карпатец, целуя ее. Девушка почувствовала, как ее сердце забилось чаще в ответ. Или это его сердце? Теперь уже трудно было сказать.
Карпатке потребовались считанные минуты, чтобы собраться. Держась за руки, они вышли во двор. Дождь прекратился, но на земле до сих пор оставались глубокие лужи. Грегори поднес руку Саванны к губам.
– Теперь я смотрю на наш двор другими глазами, ma petite, – тихо сказал он. Его шепот бархатом коснулся ее кожи и проник в мысли. Саванна почувствовала, что заливается жарким румянцем. Никто не мог устоять перед ним, а она – тем более.
Грегори хрипло рассмеялся и стал менять форму. Саванна с гордостью наблюдала за тем, как его тело уменьшается и покрывается радужными перьями. Он был прекрасен: пронзительный взгляд, острые как бритва клюв и когти, сильное тело.
У самой Саванны не было опыта превращения в птиц, но, поддерживая в голове образ, который мысленно внушил ей Грегори, она ощутила изменения в своем теле: зрение стало острее, она стала отчетливо видеть даже самые отдаленные предметы. Кости и мышцы стали уменьшаться, а за спиной появились крылья: они были гораздо больше, чем она ожидала. Саванна в восторге захлопала ими, подняв волны на поверхности луж.
– Веселишься? – Грегори с трудом сдерживал смех.
– Это потрясающе, дорогой! – отозвалась она. Взмахнув крыльями, карпатка поднялась в воздух. Легкая дымка рассеялась. Теплый воздух был влажным и тяжелым, но Саванна поднималась все выше, наслаждаясь вновь обретенной способностью летать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...