ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Если ты хочешь что-то обсудить со мной, я не против, но позже. Сейчас я бы предпочла принять ванну. – Музыка ее голоса была так же убедительна, как и пальцы, касающиеся его обнаженной груди. Она освободила от рубашки широкие плечи мужчины и бросила ее на пол.
– Ma petite, – произнес он с мольбой в голосе. – На этот раз тебе придется меня выслушать. Я никогда больше не найду в себе сил, чтобы сделать признание.
– Хм… – Саванна была увлечена расстегиванием пуговиц на его брюках. – Конечно, я тебя слушаю, но мне хочется поскорее затащить тебя в ванну. Позволь мне сделать это, Грегори. Я заслужила это после всего того, что мне пришлось пережить.
Карпатец снова закрыл глаза – все его тело охватил огонь. Оно больше не подчинялось ему. Его плоть пришла в неистовство. Саванна стащила с него брюки и стала гладить бедра, время от времени касаясь их ноготками, но он вновь попытался отстраниться от нее.
Улыбнувшись любимому одной из своих коронных улыбок, карпатка повела его к ванне. Он погрузился в теплую воду. Саванна стояла позади него, массируя ему шею. Легкие, поглаживающие прикосновения рук отзывались теплой волной в теле Темного.
Растерев в ладонях шампунь, Саванна стала нежно намыливать волосы любимого, одновременно массируя кожу головы. Пока ее пальцы были заняты волосами, девушка наклонилась к мужчине так, чтобы соски касались его спины.
– Так какой же страшный секрет мучает моего спутника жизни?
Теперь, когда Древнейший не видел ее глаз, когда тело было расслаблено, ему было даже легче произнести эти слова.
– Я не твой суженый. Я все подстроил, воспользовавшись своими знаниями.
– Мне известно о том, что ты поверил в это, Грегори, – тихо сказала карпатка. – Но мне известно и то, что ты ошибаешься. – Она говорила искренне.
У Грегори вдруг пересохло во рту.
– Ma petite, но ты не видишь, кто я на самом деле. Я никогда не смог бы скрывать это от своей спутницы жизни. Я стараюсь показать тебе, но ты не видишь. Ты представляешь меня иным, не таким, какой я на самом деле. Но созданный тобой образ – лишь иллюзия.
Ее пальцы продолжали массировать кожу его головы.
– И ты еще считаешься самым опытным карпатцем на свете. Любимый, иллюзия – образ, созданный тобой. Да, я молода, я ребенок по сравнению с тобой, но в первую очередь я карпатка и твоя спутница жизни. – Она убрала руки, и он с головой ушел под воду. Теплая вода смыла шампунь.
– Саванна, – пробормотал Грегори, закрывая лицо руками. – Я искусственно установил ментальную связь между нами.
– Еще до моего рождения ты поделился со мной кровью, чтобы спасти мне жизнь. Когда я только научилась ползать, ты пришел ко мне в обличье волка. Мы постоянно обменивались мыслями.
– Ты приняла меня только потому, что я делал все эти вещи.
– Это иллюзия, Грегори. Я была в твоем сознании. Я видела, какой ты на самом деле. Я давно поняла, что ты мой спутник жизни, просто боялась, что потеряю себя рядом с такой сильной личностью, как ты. – Девушка принялась намыливать спину мужчины. Лениво и медленно она водила по ней губкой. – Я поняла это не сразу. Я не задумывалась раньше, почему нам так легко мысленно разговаривать друг с другом, почему мне никогда не нужен был никто другой. Это продолжалось до тех пор, пока я не осознала, как сильно к тебе привязана. Никто из нас не задумывался об этом. Даже ты этого не замечал. Не замечал того, что, даже когда я была совсем ребенком, ты чувствовал себя рядом со мной спокойно и умиротворенно. Но я заметила это. Прочитала это в твоем сознании. Ты и сам можешь в этом убедиться, если обратишься к своей памяти. Потому тебе было так тяжело, когда я бежала из Карпат. Грегори, ты стал различать цвета. А ведь ты был лишен этой способности на протяжении многих столетий. Только твоя суженая смогла бы привнести их в твою жизнь. Это же очевидно. Глупое чувство вины ослепило тебя.
Теплая вода струилась по спине Темного. Карпатка обошла ванну и повернулась лицом к Грегори. Шелковистые волосы обрамляли совершенные черты лица. Рубашка распахнулась, и Грегори увидел прекрасное тело, от которого трудно было оторвать взгляд. Ее розовые соски искушали. Ему все труднее было контролировать себя. Она намылила ему грудь.
– Я с тобой на охоте. Я с тобой, когда ты убиваешь. Мое присутствие в твоих мыслях так естественно для тебя, что ты его даже не ощущаешь. – Саванна с любовью смотрела на сосредоточенное лицо Грегори. – Ты безупречен, когда охотишься. Я говорю так не потому, что ты сказал мне об этом, а потому, что я вижу это. А какие еще чувства ты хотел бы испытывать во время охоты? Печаль? Угрызения совести? Ты охотишься тысячу лет. Тебе приходилось убивать друзей и родных. Долгое время ты провел в изоляции от остальных, у тебя не было спутницы жизни. Такое существование лишает способности чувствовать. Только твой собственный кодекс чести и лояльность к моему отцу помогли тебе выдержать это.
Нащупав в воде отвердевший член Грегори, она медленно стала его массировать. Пальцы Саванны творили чудеса, дарили ему неземное наслаждение, улыбка девушки была манящей и сексуальной.
– Ты не должен отвлекаться на чувства во время охоты. Это будет мешать тебе. Ты действительно думаешь, что сможешь изменить то, к чему шел тысячу лет?
Тело карпатца негодовало. Демон внутри него изнывал от желания. Он смотрел на Саванну широко открытыми глазами. Горящими. Голодными. Дикими. Неукротимыми. Любимая улыбнулась в ответ и позволила рубашке соскользнуть с плеч на пол.
– Я всегда в твоих мыслях. Ты можешь даже не догадываться об этом, потому что я – твоя вторая половина. Кто, кроме спутницы жизни, сумел бы освободить твою душу от закравшейся в нее тьмы?
В тишине комнаты было слышно лишь дыхание Грегори. Саванна подалась назад. Иссиня-черные волосы оттеняли кремовую кожу. Карпатец встал, не обращая внимания на стекающую с него воду. Глаза женщины были полузакрыты, но в ее мыслях читалось желание. Изящным жестом Саванна отбросила шелковистые волосы назад, и Грегори увидел твердые соски.
– Иди сюда, – прошептал он, опасаясь того, что тело не выдержит напряжения.
Саванна покачала головой, проведя языком по губам.
– Я хочу тебя. – Ее рука стала медленно скользить по телу. Он, не отрываясь, следил за каждым движением.
Внезапно Грегори рванулся к Саванне и прижал ее к стене. Губы Темного впились в нее, жадные руки властно ласкали податливое тело.
– Никто и никогда не посмеет к тебе прикоснуться, – прорычал Древнейший. Его горевшие огнем губы спустились от шеи к груди женщины, заставляя ее кожу пылать. Он вонзил в нее зубы и стал жадно пить кровь. – Никто и никогда, слышишь?
– Но почему, Грегори? Почему никто не должен ласкать мое тело так, как это делаешь ты? – прошептала Саванна, лаская языком его шею там, где бился пульс. – Скажи, почему мое тело принадлежит тебе, а твое – мне?
– Ты сама знаешь почему! – Карпатец грубо схватил ее за бедра.
– Скажи это, Грегори. Скажи, если ты действительно в это веришь. Между нами не может быть лжи. Ты должен чувствовать это так, как это чувствую я. Ты должен быть уверен в том, что я – твоя спутница жизни.
Грегори приподнял любимую и усадил на край их ложа. Затем медленно раздвинул ее ноги.
– Я знаю, что могу отдать за тебя жизнь. Даже во сне, когда карпатцы не видят снов, я вижу тебя. – Он склонился, чтобы ощутить вкус ее тела, его мокрые волосы скользнули по ее телу. Как только губы Темного коснулись ее, Саванна вскрикнула от наслаждения. Она запустила пальцы в волосы Грегори и притянула его голову к себе.
– Скажи это, Грегори. Мне нужно это слышать.
– Я произношу эти слова, любимая моя. Разве ты меня не слышишь? – Вкус тела возлюбленной напоминал ему вкус дикого меда и пряностей. Саванна так страстно реагировала на ласки, так стонала и извивалась, что мужчина готов был взорваться изнутри. Жизнь пульсировала в ней огнем, когда он возносил ее все выше и выше к вершинам блаженства, пока женщина не стала молить его о пощаде. Тогда только Темный подался вверх, и любимая обхватила ногами его талию. Грегори ощущал ее – влажную, горячую и зовущую, – но все оттягивал момент вторжения.
– Я хочу, чтобы ты пила мою кровь в тот момент, когда я войду в тебя.
– Скорее! – умоляла женщина и, слепо повинуясь Древнейшему, нащупала языком место, где бился пульс. Отбросив в сторону его мокрые волосы, она вонзила зубы глубоко в шею Грегори, и он резко ворвался в нее. В Саванну стали вливаться его кровь и мысли. Карпатец хрипло вскрикнул от наслаждения. Больше между ними не существовало преград. Ее сознание было наполнено дикими фантазиями, его воображение дополняло их новыми красками. Ему больше не нужно было заботиться о том, чтобы часть его сознания оставалась закрытой. Он мог наконец расслабиться и получить истинное удовольствие. Языки пламени пожирали их тела, электрические разряды вспыхивали вокруг при каждом движении.
Между ними воцарилось полное доверие. Саванна провела язычком по шее любимого, нежно закрывая ранки от своих зубов.
– Теперь твоя очередь, Грегори. Пей.
Карпатка казалась крошечной в огромных руках Грегори, но ее тело с легкостью принимало его, когда он проникал в нее, все глубже и глубже. Сначала Темный поцеловал девушку, попробовав на вкус собственную кровь, а потом его губы спустились ниже – к ложбинке на ее груди.
Теперь Саванна оказалась сверху. Их тела стали двигаться в унисон в бешеном ритме.
– Ты мне нужен.
Грегори не мог больше ждать. Его клыки удлинились, стали острыми, как ножницы, и вонзились в плоть любимой женщины.
Из груди карпатки вырвался стон наслаждения. Ногти Саванны впились в плечи Грегори, пока его бедра продолжали неистовые движения. Они взорвались в экстазе одновременно, испытав неземное блаженство.
Саванна всем телом прижалась к любимому, прислонив голову к его плечу. Он прислушался к биению ее сердца, чтобы убедиться, что все еще находится на земле. Подняв голову, Грегори увидел тонкую струйку крови, стекающую по груди женщины к животу. Он склонил голову и закрыл ранки языком.
– Я люблю тебя, Грегори, – тихо прошептала Саванна. – Я действительно тебя люблю. Тебя, такого, какой ты есть. Понимаешь?
Махнув рукой, он задул свечи, и комната погрузилась в кромешную тьму. Обнимая друг друга, они окунулись в гостеприимные объятия карпатской земли. В тот же миг их сердца наполнило спокойствие.
– Саванна, ты моя навсегда! До тех пор, пока мы не устанем от этого мира и не решим отправиться в другой. – Высвободившись из объятий любимой, Грегори слизнул с ее тела тонкую дорожку крови.
Обвив руками шею Древнейшего, Саванна засыпала. Грегори перекинул ногу через ее бедро так, чтобы мог, когда заблагорассудится, коснуться ее тела, чтобы быть уверенным в том, что она лежит тут, в земле, рядом с ним.
Дверь комнаты бесшумно закрылась, отгородив их от внешнего мира. Произнеся заклятия, которые были смертельно опасны для любого, кто рискнул бы нарушить их покой, карпатец погладил Саванну по голове. Темный был абсолютно счастлив.
– Ты слишком маленькая, ma petite, чтобы доставлять мужчине столько удовольствия. Мы будем заниматься любовью каждый раз, когда ты окажешься в моих руках, mon petit amour. Мы созданы друг для друга.
Саванна вздрогнула от прикосновения его языка к своей груди, очнувшись от полудремы. Она нежно погладила мужчину по голове.
– Я не из тех, кто сомневается в этом, любимый. Его язык продолжал лениво ласкать ее атласную кожу.
– Тому, кто несколько столетий провел в кромешной тьме, нужно время, чтобы привыкнуть к свету. Спи, дорогая. Ты в полной безопасности рядом со мной. Пусть эта земля придаст нам сил и подарит мир нашей душе, как того хотел Джулиан.
Губы Грегори не давали покоя девушке, лаская ее грудь.
– Я засну, если ты будешь хорошо себя вести. – Она готова была выполнить любое его желание.
Желая, чтобы Саванна уснула, карпатец незаметно проник в ее сознание и внушил ей усталость, но сам никак не мог заставить себя оторваться от ее тела. Еще несколько минут Грегори нежно ласкал грудь любимой. В объятиях супруга Саванна видела эротический сон.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...