ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Казалось, вонь ее наполнила дом. Мне никак было не отделаться от воспоминания о том, как я касалась ее, не забыть, что она все еще находится в моем доме, не прекратить беспокоиться о том, как от нее избавиться. Я испугалась. Возможно, это и являлось целью Лии.
И поставила будильник на два часа ночи, но мне не требовалось утруждать себя. Я не спала, просто лежала в кровати, считая минуты. В половине второго я решила, что уже достаточно поздно.
НАЧИНАЕТСЯ ВТОРОЙ ЭТАП
Перед тем как выйти из комнаты, я набросила на шелковую сорочку такое же кимоно. По какой-то причине это, казалось, было разумнее, чем полностью одеваться. В шкафу в прихожей я нашла резиновые сапоги, в которые обувалась моя мать, когда занималась садом. Я оставила их в надежде, что когда-нибудь тоже займусь облагораживанием территории вокруг дома.
Я выскользнула из двери в задней части дома, не забывая по пути произносить слова защитного заговора. Я оставила отрубленную кисть под мойкой в кухне, поэтому если кто-то и поймает меня за копанием земли, то, по крайней мере, они не увидят, что я собираюсь похоронить. Как будто это поможет, если кто-то заметит меня в лесу после полуночи, выкапывающую яму в красном шелковом кимоно и черных резиновых сапогах.
Оказавшись на улице, я уловила запах дыма. Когда у меня внутри все сжалось, я прокляла свой страх. В курсе начальной психологии я прочитала о теории, согласно которой все основные фобии являются результатом наследственной памяти. У наших дальних предков имелись веские основания бояться змей и высоты, поэтому эволюция передала эти страхи будущим поколениям. Может, это и объясняет боязнь огня, типичную для ведьм. Я борюсь с этим страхом, но кажется, полностью мне его не преодолеть.
Борясь с инстинктом, я понюхала воздух в поисках источника запаха. Это запах камина или костра, потушенного несколько часов назад? Тлеющие угольки, оставшиеся после сожжения мусора? Я осмотрела окружающую меня тьму и заметила оранжевое свечение на востоке, в лесу, за моим забором, с задней стороны дома. Значит, пикничок в лесу. Сейчас потеплело, и местные подростки в пятницу вечером нашли занятие поинтереснее, чем болтаться на автомобильной стоянке рядом со скобяной лавкой. Отлично. Теперь отрубленной кисти придется остаться у меня в доме до следующей ночи. Я не посмею хоронить ее, когда поблизости находятся потенциальные зрители.
Когда я повернулась, собираясь вернуться в дом, то обратила внимание на тишину. Полную тишину. С каких это пор собирающиеся компанией подростки сидят в тишине вокруг костра? Я стала обдумывать другие причины для костра поздней ночью. Ист-Фоллс – слишком маленький городок для бездомных. Могла ли не тушеная спичка или сигарета вызвать огонь в лесу? А если кто-то втайне пытается что-то сжечь? Например, какие-то опасные материалы? Все это требовало действий.
Я на цыпочках пошла по траве, раздумывая, придется мне тушить еще один огонь или нет. Два за вечер – совпадение? Пожалуйста, только не вторая Рука Смерти! Я собралась с духом и заставила себя забыть об испытанном отвращении. Если это еще одна отрубленная кисть, то, по крайней мере, я увижу ее первой.
Добравшись до забора, я обрадовалась, что не сделала никакой глупости – в смысле не вызвала пожарных. Там на траве стояли в форме круга черные свечи, окружавшие кусок красной материи с вышитой козлиной головой. Сатанинский алтарь.
Выругавшись, я бросилась тушить свечи. Затем я увидела, что они окружают пропитанную кровью массу. На одно ужасное мгновение мне показалось, что это тельце ребенка. Затем я увидела морду и поняла это кошка. Кошка, с которой сняли шкуру, безжизненная масса плоти и крови, с оскаленными зубами.
Я отшатнулась от зрелища. Что-то ударило меня по лицу, что-то холодное и мокрое. Судорожно пытаясь оттолкнуть это, я, шатаясь от накатившей дурноты, попробовала убраться прочь, но моя рука попала в петлю из чего-то эластичного. Я с трудом подавила в себе крик. Подняв голову, я увидела, во что врезалась еще одна освежеванная кошка. Она свисала с дерева, со вспоротым животом и торчащими внутренностями. Вокруг моей руки как раз обмоталась часть кишок.
Я вовремя выдернула руку, чтобы прикрыть обеими рот я готова была орать на всю округу. Я упала на колени, грудь у меня вздымалась, я пыталась хватать ртом воздух. Руки были покрыты кровью. Живот скрутило, и мой ужин оказался на траве. Несколько минут я сидела, скорчившись, не в силах пошевелиться.
– Пейдж! – донесся до меня из заднего двора шепот Саванны.
– Нет! – прошипела я, вспрыгивая на ноги. – Оставайся там!
Я побежала и поймала ее, как раз когда она появилась из-за угла. Глаза Саванны округлились, и я поняла, она увидела все, но я все равно толкала ее прочь.
– Иди… иди назад в дом, – сказала я. – Мне… мне нужно там все убрать.
– Я помогу.
– Нет! Молчание.
– Прости. Я не хотела… – я поняла, что блевотина и кровь уже размазаны по ее халату, и отступила назад. – Прости. Иди в дом и помойся. Нет, подожди. Сунь халат в мешок. Я его сожгу…
– Пейдж…
– При-прими душ, – заикалась я. – Но не включай свет. Не пытайся включать никакой свет. Не включай ни радио, ни лампы, ничего. Не отодвигай шторы и…
– Пейдж! – Саванна схватила меня за плечи. – Я могу помочь, – сказала она, медленно и четко произнося каждое слово, словно по-другому я могла ее не понять, – Все в порядке. Я видела подобное и раньше.
– Нет, не видела. Возвращайся…
– Да, видела. Черт побери, Пейдж…
– Не ругайся.
Саванна моргнула, и на мгновение мне показалось, что она расплачется.
– Я знаю, что это такое, Пейдж. Как я знаю, что такое Рука Смерти. Почему ты продолжаешь делать вид, будто я не знаю?
Когда она развернулась, я уже собралась идти за ней, но у меня за спиной мигнул свет, и я застыла на месте. Я перевела взгляд с удаляющейся Саванны на мерцающие свечи у себя за спиной. У меня не было времени следовать за Саванной – не сейчас. Лия придумала весь этот ужасный спектакль с определенной целью, и я сомневалась, что она потратила столько усилий, чтобы просто испугать меня. В полицию поступит анонимное сообщение, взгляните, что делается за домом Пейдж Винтербурн. Мне требовалось тут все убрать до того, как какие-то службы приедут по вызову.
Слева от алтаря от почерневшего холмика поднимался дым, вместе с ним распространялся запах горелого мяса. Я закрыла глаза, чтобы собраться, затем приблизилась к тлеющей куче и наклонилась, пытаясь рассмотреть ее. На первый взгляд я не смогла определить, что это – или что это было. В то мгновение мне страшно хотелось уйти куда-нибудь подальше, взять лопату и закопать это все, никогда не зная деталей. Но мне требовалось знать. Если я не посмотрю, то не смогу заснуть ночью, раздумывая, что я такое закопала.
Я взяла палку и ткнула в кучу. После первого сильного тычка она распалась, и перед моим взором оказалась вскрытая реберная клетка. Я прикрыла глаза тыльной стороной ладони, сделала глубокий вдох. Рот наполнился отвратительным вкусом, я наклонилась, и из меня вылетело все, что еще оставалось в желудке.
О боже, я не могу… я просто не могу. Нет, я должна. Это моя проблема, моя обязанность.
Я заставила себя посмотреть на обугленные кости, пытаясь разглядеть их глазами ученого. Несколько лет я изучала биологию и могла отличить реберную клетку двуногого от четвероногого. Эта принадлежала четвероногому. Чтобы полностью удостовериться, я поворошила палкой у окончания позвоночника и нашла хвост. Да, определенно животное. Вероятно, еще одна кошка. Хорошо, теперь я справлюсь. Нужно смотреть, на самом деле не видя, вот в чем заключается хитрость.
Я встала и изучила место. Мой мозг отмечал и обрабатывал детали, не приходя ни к каким выводам, не позволяя никаких реакций. Рядом с мертвой кошкой на самодельном алтаре стояла наполненная кровью чаша. Да, этого следовало ожидать. Черная месса – извращение католической. Во время курса фольклора в Университете я делала курсовую работу по сатанинским культам и раздумывала, подходят ли они под стандартное определение современной легенды, поэтому знала, что искать – что мне нужно найти и убрать.
Должен быть перевернутый крест… Да, вот он, свисает с дерева. Я направилась к нему и сдернула его. Пентаграммы? Нет, похоже, их они пропустили… Но подождите, вот одна, нарисованная в пыли. Я начала стирать ее сапогом, затем схватила несколько веток, которые не оставят следов. Черные свечи стояли на алтаре. Так, кажется, все.
Следующим этапом требовалось похоронить кошек. Я повернулась и посмотрела на свисающую с дерева со вспоротым животом. Я заставила себя глядеть мимо несчастного животного, на то, с чего оно свисала, чтобы выяснить, какой инструмент мне потребуется для срезания удерживающего приспособления, но не могла не видеть раскачивающейся на легком ветру трупик.
Какие же люди могут не только убить кошку, а и… У меня опять скрутило живот, я согнулась пополам, но блевать на этот раз было уже нечем, только вытекло несколько капель слюны. Я сплюнула, чтобы хоть как-то избавиться от неприятного привкуса во рту, потом, все еще сгибаясь в три погибели, вытерла лицо рукавом и сделала глубокий вдох мерзко пахнущего воздуха. Затем я отправилась в сарай за лопатой.
* * *
Через двадцать минут я похоронила кошек и начала разбирать алтарь.
– Пейдж?
Услышав шепот Саванны, я на целый фут подпрыгнула в воздух. Я резко развернулась и увидела, что она бежит через лужайку.
– По кварталу кружит какая-то машина, – сообщила Саванна. – Я смотрела из окна в передней части дома.
Ее глаза покраснели. Она плакала? Почему я все испортила? До того как я смогла извиниться, она схватила меня за руку и потащила через двор.
Когда мы вошли в дверь в задней части дома, я бросила на себя взгляд в зеркало. Кровь, блевотина и грязь на лице, руках, кимоно. Как раз в это мгновение мы увидели, как за зашторенными окнами гостиной мигнули фары. Стих звук автомобильного двигателя.
– О боже! – прошептала я, глядя в зеркало. – Я не могу…
– Я чистая, – сказала Саванна. – Я открою. А ты иди мыться.
– Но…
В дверь позвонили. Саванна толкнула меня в гостиную. Я склонилась ниже уровня подоконника и бросилась в другую часть дома.
* * *
Местный шериф, Тед Фоулер, стоял на пороге моего дома. Лия посчитала недостаточным оставить анонимное сообщение на автоответчике полицейского участка. Нет, она позвонила Фоулеру домой и истерично лопотала о странных огнях и криках, доносящихся из леса за моим домом.
Фоулер быстро оделся, причем, судя по его виду, весьма поспешно, и поехал прямо ко мне. В награду за скорость он нашел остатки сатанинского алтаря всего в десяти футах от моего заднего двора.
К рассвету мой дом и двор были полны полицейских. Избавившись от кошачьих трупов, я только осложнила дело. Когда Фоулер увидел следы крови и не увидел тел, то его воображение привело его к наихудшему выводу – убийство.
Поскольку в Ист-Фоллсе отсутствовали резервы для расследования убийства, вызвали полицию штата. По пути полицейские разбудили судью, и он подписал ордер на обыск. Они прибыли незадолго до пяти утра, и мы с Саванной провели следующие несколько часов, сжавшись у меня в спальне, попеременно отвечая на вопросы и слушая, как незнакомые люди переворачивают все вверх дном у нас дома. Когда я услышала, как открывается духовка, то вспомнила о Руке Смерти под мойкой. Я бросилась в прихожую, затем умерила пыл и медленно зашла в кухню. Один полицейский рылся в серванте, другой при помощи какого-то прибора проверял содержимое моего холодильника. Они повернули было головы ко мне, но я не произнесла ни звука, и они продолжили свою работу.
Сердце у меня судорожно билось в груди, пока я ждала, когда обыскивающий сервант полицейский перейдет к ящикам кухонного стола. Когда он собрался открыть дверцу под мойкой, я прошептала заклинание, искажающее внешний вид предмета. Хотя оно не сработало бы в случае сатанинского алтаря снаружи, оно должно прекрасно исказить внешний вид свертка под мойкой.
Когда полицейский открыл дверцу, я как раз шептала, последние слова и направила заклинание на предмет, который следовало спрятать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...