ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Красный шелк, – сказал он, посмеиваясь и дотрагиваясь до моих трусиков. – Конечно, комплект. Очень мило. Бедный Лукас. Не исключено, парень даже не понял, что так на него подействовало. Но ты определенно знала, что делала, дорогая, должен это признать. Билет первым классом в хорошую жизнь… даже если для этого требовалось трахаться с тем дегенератом. – Фрисен улыбнулся и провел пальцем по внутренней части моего бедра. – Если тебе все-таки предстоит умереть, то я, по крайней мере, сделаю тебе лучший прощальный подарок.
Он еще раз посмотрел на меня, затем выпрямился и вернулся на водительское место. Когда фургон выехал на дорогу, Фрисен настроил зеркало заднего вида таким образом, чтобы меня видеть.
– Вот оно! – воскликнул Фрисен. – Даже не могу мечтать о лучшем зрелище.
Мой страх перерос в ярость, слепую ярость.
Фургон резко качнуло. Фрисен выругался. Моя голова подпрыгнула на металлическом полу, затем ударилась об него. Когда Фрисен выводил фургон на дорогу, голову мне чем-то поцарапало.
– Проклятье, – выругался он, глядя в зеркало и посмеиваясь. – Да, зрелище отвлекает гораздо сильнее, чем я думал.
Порез на голове пульсировал. Я повернулась и увидела уголок металлической полосы, выступающей из боковой стенки фургона. Я пододвинулась к ней так, чтобы выступающий кусок металла оказался на одном уровне с кляпом.
Затем я приподняла голову, пытаясь зацепить верхний край материи за выступ. Фургон въехал в выбоину на дороге, металл порезал мне щеку.
Фрисен снова посмотрел в зеркало. Я прекратила попытки и лежала неподвижно, пока он не насмотрелся в очередной раз и снова не сконцентрировался на вождении. Тогда я опять потерлась щекой о металлической выступ. На этот раз кляп за него зацепился.
Ткань надвинулась на мою верхнюю губу. Затем фургон попал на очередной бугорок на дороге и кляп почти вылетел изо рта.
Я стала работать челюстями, пока рот не освободился достаточно, чтобы я могла бормотать себе под нос. Я стала шептать слова заклинания, вызывающего остановку дыхания. Фрисен закашлялся. Я замерла на месте.
Он снова взглянул в зеркало и улыбнулся.
– Похоже, у меня перехватывает дыхание. Наверное, все дело в этих красных трусиках. Давай посмотрим, нет ли тут местечка, где я мог бы остановиться. Как только он отвернулся, я снова произнесла слова заклинания. Никакого эффекта. Я повторила их. Фрисен закашлялся, затем из горла у него вылетел какой-то шипящий звук. Фургон качнуло. Фрисен пытался удержать его на трассе, хватал ртом воздух. Время, пока это происходило, казалось мне вечностью. Наконец фургон съехал с дороги и запрыгал по траве.
Правая сторона накренилась. Мгновение фургон продолжал катиться дальше, медленно въезжая в канаву. Затем мир закружился вокруг меня. Я взлетела с пола, ударилась о боковую стенку, затем о крышу, потом меня швыряло во все стороны, пока я не перестала понимать, что в каком месте находится. Наконец все движение прекратилось.
Когда я подняла голову, сиденья оказались надо мной. Фургон замер, стоя на крыше. Я попыталась изменить положение и перевернуться на спину. Фургон застонал и задрожал, затем опять замер.
Я огляделась вокруг в поисках чего-то острого. Ведь тут же много чего сломалось? Ближайшее ко мне окно треснуло, но это было не стекло, а пластик – бесполезный для меня. Я посмотрела вверх. Одно из сидений сломалось, и изнутри вылез металлический стержень, который выглядел достаточно острым. Мне потребовалось примерно двадцать минут и множество ругательств, но в конце концов удалось разрезать путы на руках. Потом я развязала ноги и вылезла сквозь окно.
Фрисен все еще был пристегнут ремнем, и висел вниз головой. На голове зияла рана, глаза оставались закрыты. Я поползла вперед и увидела, что он без сознания, но жив. Хотя я испытывала искушение сделать для ублюдка что-то более болезненное, я не стала его трогать. Его бессознательное состояние меня устраивало.
Следующие несколько минут я обыскивала Фрисена и фургон в поисках сотового телефона. Конечно, я его не нашла. Это было бы слишком просто. Наконец я сдалась и заперла дверцы самым сильным запирающим заговором, который знала.
Застегивая бюстгальтер и блузку, я осмотрелась. Фургон встал на поле. Я добралась до дороги и попыталась определить, где нахожусь. Мне требовалось принять решение: возвращаться в дом или идти за помощью? Выбор казался очевидным, не так ли? Я же не дура. Определенно, мне следовало понимать, что самым мудрым было бы добраться в безопасное место, подключить крепких помощников и возвращаться за Саванной. Но я не могла этого сделать. Сейчас я знала, где ее искать. Если я отправлюсь за помощью, то к моему возвращению Саванны здесь может уже не оказаться. Да, это было безумием, но я решила вернуться.
Я углубилась в поля, чтобы меня не заметили с дороги, и пошла назад к дому. Что я сделаю, когда окажусь там? Я не знала. Если я смогу спасти Саванну – то спасу. Признаю: казалось маловероятным, что у меня это получится в одиночку. Если это невозможно, то, не исключено, мне удастся передать ей послание, что я вернусь. По крайней мере, я оценю ситуацию, потом отправлюсь за помощью, быстро вернусь назад и стану наблюдать за Саванной, оставаясь на удалении.
Вероятно, мы проехали, по крайней мере, три мили. К счастью, Фрисен поворачивал только один раз, да и дорог тут было так мало, что я с легкостью смогла догадаться, где поворачивать.
Примерно через милю пути по полям я услышала отдаленный рокот двигателя и замерла. Хотя я и находилась слишком далеко от дороги, чтобы меня заметили, я скорчилась и подождала, пока транспортное средство не проедет мимо. Это оказался пикап, двигающийся значительно ниже допустимой скорости. После того, как он скрылся из виду, я выпрямилась и пошла дальше.
Я прошла где-то еще с милю, когда тишину прорезал отдаленный крик. Я рухнула за землю. На полях стояла тишина. Я подождала еще минуту, все оставалось погруженным в тишину. Тогда я встала и пошла дальше, только медленнее.
Я преодолела еще примерно сто ярдов, когда увидела заросли деревьев, окружающие двухэтажный белый дом. Да, с обеих сторон дома росли высокие вечнозеленые деревья, для защиты от ветра. Внезапно я услышала голоса. Я снова рухнула на землю и лежала на животе в высокой траве.
– Я туда не вернусь! – заявил Сандфорд, его голос звучал визгливо и пронзительно.
– Если я тебе прикажу, то пойдешь, – ответил Наст спокойно и холодно.
– Нет, не пойду. Я больше не член твоей проклятой организации. Я уволился, понял? Уволился!
– У тебя подписан контракт.
– Хочешь, чтобы я тебе сказал, куда этот контракт засунуть? Я не пойду в этот дом. Она – твоя дочь. Ты ее и вытаскивай.
Крик и глухой удар, быстро за ним последовавший. Затем тишина. Я проползла немного вперед и сквозь деревья увидела двух мужчин. Они находились во дворе сбоку от дома. Сандфорд корчился на земле, из носа и рта у него текла кровь. Наст стоял в нескольких футах от него, скрестив руки на груди, и ждал.
– Пожалуйста, Крис, веди себя разумно, – сказал Сандфорд, принимая сидячее положение, но не предпринимая попыток встать. – Ты просишь меня рискнуть жизнью ради ведьмы.
– Я прошу тебя помочь моей дочери.
– Мы сколько друг друга знаем? Ты попросил меня взяться за это дело в виде особой услуги, и я согласился. Теперь все пошло к чертям, но я все равно с тобой, не так ли?
– Ты будешь хорошо вознагражден за свою преданность, Габриэль. Выведи Саванну из этого дома – и можешь ожидать премию, выражаемую шестизначным числом.
Сандфорд вытер окровавленную руку о рубашку, затем посмотрел вверх на Наста.
– Премию плюс вице-президентство. И кабинет на двенадцатом этаже.
– На десятом… И я забуду, кто должен был дежурить у ведьмы, когда она исчезла.
Сандфорд поднялся на ноги и кивнул.
– Договорились.
– Я хочу, чтобы ока не пострадала. Ни царапины. Понятно?
Сандфорд снова кивнул и направился к главному входу в дом. Я подождала, пока он не скрылся из виду, затем поспешила в лес и обошла дом по кругу, чтобы зайти с другой стороны.
УРОК В УВАЖЕНИИ
Дверь в задней части дома была открыта. Я перебежала через двор и заскочила в здание.
Когда я шатнула внутрь, то первым, что я увидела, оказалось тело некромантки Шоу. Она лежала, скорчившись у первой ступеньки узкой лестницы. Наверху я услышала шаги. Может, один человек, может, двое. Я приблизилась к телу Шоу. Судя по тому, под каким углом лежала голова, я догадалась, что женщина упала с лестницы и сломала шею.
Что здесь произошло? Я отсутствовала только час или около того. Теперь Шоу мертва, Наст стоит на улице, Сандфорд с большой неохотой отправился на поиски Саванны. Судя по тому, что говорил Сандфорд, я догадалась, что у истоков случившегося стоит Саванна. Но каким образом? Каким бы ни оказалось объяснение, мне требовалось найти ее до того, как это сделает кто-то еще.
Проходя мимо Шоу, я взглянула ей в глаза и замерла на месте. Ее глаза были так широко раскрыты, что выглядели выкатившимися из орбит. Рот остался разинутым. Лицо выражало чистый ужас. Возможно, в момент смерти у нее в сознании промелькнул какой-то жуткий образ, например, какого-то другого некроманта, высасывающего ее душу из вечности и возвращающего ее в изуродованный труп. На самом деле ей это было бы полезно.
Я перешагнула через нее и стала подниматься по лестнице, закрытой с обеих сторон и такой узкой, что мне показалось удивительным, как Шоу пролетела до конца, не застряв где-нибудь по середине. Вероятно, это черная лестница, запасная, которая ведет из кухни.
Лестница заканчивалась у распахнутой двери, открывающейся на второй этаж. Я поднялась достаточно высоко, чтобы выглянуть за дверь, и остановилась, чтобы осмотреться. Дверь располагалась в конце коридора. В противоположном конце находилась парадная лестница, которой я пользовалась, пока оставалась в доме. Из шести дверей спален одна стояла распахнутой, две – приоткрытыми, три закрытыми.
– Саванна? – позвал кто-то.
Я дернулась, затем узнала голос. Сандфорд.
– Саванна… Выходи, дорогая. Никто не принесет тебе зла. Ты можешь выходить. Твой папа не сердится.
О, да, Саванну это очень беспокоит. Сколько лет Саванне по его мнению? Пять? И она прячется в углу, опасаясь, что ее отшлепают?
Я прислушивалась, не появится ли какой-то ответный шум, но ничего не последовало. Если не считать голоса Сандфорда и поскрипывания его ботинок, дом оставался погруженным в тишину.
Когда я вышла в коридор, какой-то шум возник у меня над головой. Ботинки Сандфорда заскрипели – и он тоже остановился, прислушиваясь. У меня над головой прозвучали шаги. Я закрыла глаза, прислушиваясь, как и колдун, затем покачала головой. Слишком тяжелые для Саванны. Наверное Антон или одна из ведьм обыскивают чердак в поисках Саванны.
Тень Сандфорда приближалась из открытого дверного проема рядом с концом коридора. Я нырнула в открытую комнату и спряталась за дверью, когда он проходил мимо. Открылась еще одна дверь, затем закрылась. Шаги удалялись.
Я огляделась и поняла, что нахожусь в комнате Греты и Оливии. На туалетном столике ничего не осталось, шкаф стоял открытым и опустел, если не считать свитера, упавшего вниз и позабытого там. Похоже, две ведьмы поспешно покидали дом. Они сбежали, когда поняли, что Наст догадался, какими мотивами они руководствовались, убивая мальчика? Или их испугал кто-то еще?
Я снова огляделась, затем вернулась в коридор и наполовину прикрыла за собой дверь спальни, как было, когда я туда заходила. Внезапно послышался щелчок и в коридоре зажегся свет.
Я бросилась бежать, но меня схватили и прикрыли рукой рот. Затем кто-то вскрикнул с отвращением, и рука оттолкнула меня в сторону.
– Что ты здесь делаешь? – спросил Сандфорд. – Где…
– Что случилось? Что натворила Саванна?
Сандфорд только фыркнул. Он отвернулся от комнаты, которую только что проверял, и направился к следующей закрытой двери.
– Эй, – побежала за ним. – Расскажи мне, что происходит. Я могу помочь.
– Мне не требуется помощь ведьмы. Просто не попадайся мне на пути.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...