ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я развернулась на каблуке и с силой толкнула Кортеса, пытаясь пробраться мимо него, чтобы бежать в другую сторону. Он схватил меня за талию и поднял с полу.
– Саванна находится в этой стороне, Пейдж. Нужно выходить здесь.
Он стал толкать меня к челюстям твари. Я пыталась оцарапать Кортеса, лягалась, извивалась. Мои ногти, наконец, нашли цель, Кортес резко вдохнул воздух, ослабил хватку, и мне удалось вывернуться. Я бросилась вперед, но он снова поймал меня и обхватил руками мою грудь.
– Черт побери, Пейдж! Послушай меня! Саванна вон там! Здесь ничего нет – это галлюцинация!
– Я не страдаю гал…
Он развернул меня таким образом, чтобы я посмотрела на демоническую тварь. Ее не было.
– Черт тебя побери, смотри! – рявкнул он, когда я врезала ему локтем в живот.
Он держал меня одной рукой, а другой махал в воздухе перед нами. Облако красного дыма вернулось и стало превращаться в огромную оскалившуюся пасть. Я сражалась с новой силой, но Кортесу опять удалось меня удержать, и он заставил меня смотреть. Дым кружился и пульсировал, меняясь в нечто напоминающее дракона, с клыками, раздвоенным языком и горящими глазами. Затем дракон исчез, снова превратившись в демоническую собаку, которая словно натягивала короткий поводок.
– Видение, – сказал Кортес. – Фокус. Дешевая магия. Габриэль Сандфорд установил этих чудовищ у всех дверей. А Саванна в безопасности и ждет нас…
Я оттолкнула Кортеса прочь и побежала в противоположном направлении. Впереди кто-то проявился из дверного проема. Я не замедлила бег, просто вытянула вперед руки, чтобы оттолкнуть препятствие. Это оказался обнаженный мужчина, его бледная кожа блестела в тусклом свете. Макушка отсутствовала. Грудь была разрезана в форме буквы Y, от плеч вниз, к тазу. Я видела вскрытую грудную клетку, куски ребер. Когда он шагнул вперед, что-то вывалилось у него из груди и шлепнулось на пол. Он посмотрел на меня и приоткрыл рот. Я заорала.
Руки Кортеса опустились мне на талию. Он поднял меня в воздух и частично нес, частично тащил по коридору. Когда мы добрались до места, где сражались вначале, снова появился дракон. Я закрыла глаза и стала биться сильнее.
Секунды спустя я почувствовала дуновение свежего воздуха и открыла глаза. Кортес проталкивал меня сквозь входную дверь. За нашими спинами жуткая собака натягивала невидимый поводок и рычала на пустое место. Кортес опять взял меня на руки и вынес на улицу. Он опустил меня на землю, только когда мы оказались на автомобильной стоянке.
– Если посмотришь вон туда, то увидишь Саванну в своей машине, – тяжело дыша, сказал Кортес.
Когда мои ноги коснулись земли, я оттолкнула его и осмотрела стоянку. Я увидела свою машину – но никого внутри!
– Черт побери! – воскликнул он, вытирая кровь с оцарапанной мною щеки. – Где она, черт ее побери?
– Клянусь, если ты что-то с ней сделал…
– Вон, – показал он, отходя в сторону. – Саванна! Я же велел тебе сидеть в машине.
– И ты думал, что я тебя послушаюсь? – ответила Саванна у меня из-за спины. – У тебя плохо получаются заговоры, колдун. Эй, Пейдж, иди сюда! Ты должна на это взглянуть.
Она куда-то побежала, и я успела заметить только ее футболку. Я бросилась за ней, Кортес трусил сзади. Мы завернули за угол и увидели ее у другой двери. До того как я успела ее остановить, Саванна исчезла внутри. Я успела схватить дверь до того, как та закрылась. Саванна стояла, повернувшись к нам спиной.
– Смотрите, – сказала она.
Девочка взмахнула руками перед собой. Мгновение ничего не происходило. Затем частички серого стали прилетать со всех сторон, пока не сформировали шар над головой Саванны. Я приготовилась к еще одной рычащей твари. Вместо этого серая пыль превратилась в женское лицо, потом частички опали, и появился скалящийся череп. Рот открылся в молчаливом смехе, череп повернулся три раза и исчез.
– Здорово, да? – спросила Саванна. – Это колдовские штучки. А ты можешь это сделать, Лукас?
– Дешевая магия, – сказал он, слегка задыхаясь после предпринятых усилий.
Саванна ему улыбнулась.
– Не можешь, да? А я могу. – Она снова взмахнула руками. – Это так здорово. Подходишь к двери – и они появляются. Они у всех дверей. Вы только взгляните на этих полицейских, собравшихся перед главным входом. – Саванна впервые посмотрела на меня. – Ты не очень хорошо выглядишь, Пейдж. С тобой все в порядке?
– Лия… Сандфорд, – удалось выдавить мне. Я все еще тяжело дышала и была в панике. – Нам нужно уходить, пока они…
– Они давно уехали, – заявила Саванна. – Когда я вышла на улицу, то увидела Лию и уже собиралась бежать, но меня схватил Лукас. Я ему один разок врезала и… – она резко замолчала и уставилась на царапины у него на лице. – Эй, это я оставила?
– Нет. Думаю, что это работа Пейдж. Синяк от твоего удара еще не успел образоваться. Саванна пытается сказать, что Лия с Сандфордом уехали…
– О да, – продолжила девочка. – Значит, Лукас схватил меня, и я стала сопротивляться, и тут Лия применила что-то из своих штучек – и мы полетели по воздуху. Однако до того как она успела до меня добраться, этот мужик – как я понимаю, Сандфорд – ее остановил, что-то ей сказал, и они уехали.
– Они просто уехали? – уточнила я у Кортеса. – Как… кстати.
– Нет, погоди, – вставила Саванна. – Это хорошая часть. Понимаешь, они не могут тронуть Лукаса, потому что он…
– Не сейчас, Саванна, – перебил Кортес.
– Но ты должен ей сказать, иначе она не поймет.
– Да, ты должен мне сказать, – подтвердила я.
– Как я предполагаю, Роберту ты не звонила?
– Его нет в городе. И я хочу все услышать от тебя. Сейчас.
Кортес покачал головой:
– Боюсь, тебе потребуется подробное объяснение, а для него сейчас нет времени. Однако я все объясню, как только мы окажемся в безопасности и подальше от этого места.
– Эй, Пейдж, – подала голос Саванна. – А ты видела мотоцикл Лукаса?
Она бросилась за угол до того, как я успела ее остановить. Наконец догнав ее, я увидела девочку рядом с мотоциклом.
– Это «скаут», – сказала Саванна. – Ну, нечто типа антиквариата. Какого он года, повтори?
– Одна тысяча девятьсот двадцать шестого. Но нам нужно уезжать, Саванна.
– Такие сейчас есть только у коллекционеров, – продолжала Саванна. – На самом деле редкая модель.
– Дорогой, да? – спросила я, бросая взгляд на Кортеса. – Как и фирменная рубашка. Дороговато для начинающего юриста.
– Я восстановил мотоцикл. Что касается одежды, то костюм едва ли подходит для езды на мотоцикле. У меня в гардеробе имеется кое-какой запас повседневной одежды, большая часть которой – подарки от членов моей семьи, чьи вкусы и материальное положение сильно отличаются от моих. А теперь нам на самом деле следует…
– Я никуда не поеду, – заявила я.
Кортес издал звук, который удивительно походил на раздраженное ворчание.
– Пейдж, сейчас не время…
– Я не пытаюсь создавать трудности. Я просто не думаю, что сейчас следует убегать. Люди видели меня здесь. Они расскажут об этом полицейским, которые поедут за мной и будут размышлять, почему я сбежала.
Кортес колебался, затем кивнул:
– Да, ты права. Давайте найдем полицейского, и ты сделаешь официальное заявление.
– Вначале я помогу людям выбраться, пока у кого-то не случилось сердечного приступа.
Саванна закатила глаза:
– О, пожалуйста! Кому до них есть дело? Они не стали бы помогать тебе. Скажи ей, Лукас.
– Я думаю, Пейдж права. Мы должны помочь им выбраться.
– И ты тоже? – воскликнула Саванна. – О боже, все против меня.
Я жестом попросила ее замолчать, и мы направились к задней двери.
* * *
Я не стану в деталях описывать все, что случилось потом. На пару с Кортесом нам удалось снять все заговоры Сандфорда, отпереть запертые двери и убрать все иллюзии.
Что касается Кари и другой вставшей из гроба покойницы, то они просто прекратили ходить. К тому времени как всех людей освободили и внутрь вошли представители власти, заклинание некромантки утратило силу. Точнее, так объяснил Кортес. Как я уже говорила, я ничего не знаю о пробуждении мертвых. Это может сделать любой некромант, но я никогда не встречала никого, кто посмел бы. Известные мне некроманты пользуются своими способностями только для общения с духами. Возвращение души в мертвое тело противоречит всем моральным кодексам мира сверхъестественного.
В хаосе перед похоронным бюро у меня ушло двадцать минут на поиски полицейского, который настоял, чтобы я поехала с ним в участок и там сделала заявление.
Конечно, полиция считала, что я сыграла свою роль в случившемся. Несмотря на то, что они толком даже не знали, что же именно произошло. Они слышали рассказы, свидетель за свидетелем утверждали, что видели, как мертвые разгуливали и разговаривали. Но когда полиция, наконец, вошла в здание, они нашли только валяющиеся на полу трупы. Ужасно, да, но едва ли можно счесть доказательством немыслимого.
Представляя свою версию, я сказала только то, что казалось мне достоверным: меня заманили в похоронное бюро и заставили выйти в заполненный прощающимися коридор. Затем свет выключился. Кто-то затолкал меня в зал для прощания и запер дверь. Я слышала, как кричат люди, но очень мало мне удалось увидеть в почти полной темноте. Вскоре я смогла пробраться в темный проход и убежать. Я признала, что, убегая, увидела жуткий образ, блокирующий выход, но пронеслась сквозь него без проблем и решила, что это, наверное, какая-то голограмма.
Наконец обалдевшие от неверия и кучи свалившейся на них информации полицейские отпустили меня, хотя и неохотно. Моя версия имела смысл и совпадала с версиями других свидетелей, за исключением того, что я не видела, как из гробов вставали мертвецы.
МЯТЕЖНИК, ИМЕЮЩИЙ ЦЕЛЬ
Мы добирались до полицейского участка на моей машине, оставив мотоцикл Кортеса у похоронного бюро. К тому времени как мы вышли из участка, было почти пять вечера, и Саванна напомнила мне, что мы еще не обедали. Поскольку Кортес так пока еще ничего мне и не объяснил, мы решили купить что-то по пути на автостраде, попросить это упаковать и остановиться где-нибудь в тихом месте. Там мы сможем и перекусить, и поговорить.
Мы притормозили у первого попавшегося на пути ресторана быстрого питания. Изначально мы хотели купить еду на уличной стойке и уехать, но Саванна объявила, что ей нужно в туалет, я поняла, что мне тоже нужно, поэтому мы отправились в зал. Когда мы вошли внутрь, несколько человек повернули головы в нашу сторону. Я пыталась убедить себя, что это просто праздное любопытство скучающих посетителей, но когда одна женщина средних лет склонилась к своим подругам и что-то им прошептала, они все повернули головы и уставились на меня. Нет, не просто уставились. Гневно!
– Скажите, что вы хотите, и я все куплю, пока вы ходите в туалет, – тихим голосом предложил Кортес.
– Спасибо.
Мы сказали, что нам взять, и дали ему немного денег, затем проскользнули в туалет. Когда мы вышли, Кортес уже ждал нас у стойки со специями и приправами с пакетами в руках.
– Мне тоже нужно сходить, – сказал он, поглядывая в сторону туалетов. – Мне проводить вас до машины?
– Нет, сами дойдем.
Я взяла у него из рук пакеты и подтолкнула Саванну к дверям. Несколько человек с нескрываемой неприязнью посмотрели в нашу сторону, но никто ничего не сказал. Через несколько минут Кортес присоединился к нам в машине.
– Вынул контактные линзы? – спросила Саванна, когда он забрался в салон.
– Они очень удобны, когда на тебе шлем, но во всех других случаях я предпочитаю очки.
Я достала из пакета кусочек картофеля фри, пока он еще не остыл.
– Говоря о шлемах – а откуда взялся мотоцикл? – поинтересовалась я. – Утром у тебя была взятая напрокат машина.
– Она никуда не делась. Стоит у мотеля. После нашей… размолвки сегодня утром я подумал, что лучше мне самому следить за вами на тот случай, если потребуется моя помощь. По опыту я знал, что на мотоцикле заниматься слежкой гораздо удобнее. На нем очень легко проезжать по узким переулкам и другим местам, где не проходит машина. Также шлем помогает скрыть лицо. Обычно мотоцикл привлекает меньше внимания, хотя теперь я понимаю, что это не относится к Ист-Фоллсу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...