ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ее невозможно пропустить.
– Я уже говорил, что, как молодей юрист, желающий сделать себе имя вне Кабал-кланов, я, к сожалению, должен сам подыскивать себе работу. Я услышал о намерении мистера Наста забрать Саванну себе, и в поисках возможности сделать себе имя провел небольшое расследование. Как я понимаю, мистер Наст еще не отказался от своего желания забрать Саванну?
– Он отказывается от теста на ДНК, а это означает, что он не может доказать свое отцовство, это в свою очередь означает, что никакого дела нет и юрист мне не требуется. Если мне нужно еще раз повторить, где поблизости варят кофе…
– Хотя его отказ от прохождения теста на ДНК и может оказаться преимуществом для вас, позвольте мне заверить вас, что это не устраняет проблему. Габриэль Сандфорд – отличный юрист. Он найдет способ обойти эту проблему, вероятно, даст взятку в лаборатории, чтобы подготовили ложные результаты теста.
– А готовность давать взятку официальным лицам делает кого-то отличным юристом?
– Да.
Я открыла рот, но из него не вылетело никаких звуков. Кортес продолжал говорить.
– Если Сандфорд предпримет такой шаг, то я буду настаивать на проведении анализа в присутствии представителей суда, – Кортес вернулся к своим бумагам. – Я приготовил список действий, которые нам следует предпринять, чтобы…
Саванна вошла в кухню и резко остановилась, оценивая Кортеса и его багаж.
– А это что за продавец? – спросила она, затем взглянула Кортесу в лицо. Она даже не моргнула, только поджала губы. – Что ты хочешь, колдун?
– Я предпочитаю, когда меня называют Лукас, – сказал он и протянул руку. – Лукас Кортес. Я представляю Пейдж.
– Предста… – Саванна повернулась ко мне: – Где ты его нашла?
– В «Желтых страницах», – сказала я. – Под буквой «Н» – Не вызванный, не приглашенный и не желательный. Он – не мой адвокат.
Саванна снова смерила Кортеса взглядом.
– Хорошо, потому что если ты хочешь нанять юриста-колдуна, то можно найти и получше.
– Я не сомневаюсь, что вы в состоянии это сделать, – заговорил Кортес. – Однако я – единственный, кто находится здесь, и поэтому мне, вероятно, удастся вам помочь.
– Не удастся, – заявила я. – Если вы забыли путь к двери…
– Погоди, – перебила меня Саванна. – Он очень молод, а значит, его услуги стоят дешево. Может, он сойдет, пока мы не найдем кого-то получше.
– Мои услуги предоставляются за очень разумную плату, и мы обговорим ее заранее, – вставил Кортес. – И если в настоящее время, кажется, что у Наста нет оснований…
– А кто такой Наст? – спросила Саванна.
– Он имел в виду Лию, – сказала я и бросила на Кортеса взгляд, который говорил «не спорь». – Это О'Доннелл, не Наст.
– Я ошибся, – невозмутимо заявил Кортес. – Как я уже говорил, Лия еще не забрала свое заявление о желании взять опекунство над Саванной, и не похоже, чтобы собиралась это сделать. Поэтому нам следует предполагать, что она намерена бороться. Отражение ее попыток должно стать нашей главной целью. Для достижения этой цели я наметил ряд шагов.
– План из дюжины пунктов для спасения меня?
– Нет, там только семь пунктов, но если вы увидите необходимость в большем количестве, мы можем это обсудить.
– Угу.
– Кому есть дело до списков? – спросила Саванна. – Нам требуется только убить Лию.
– Я рад, что ты проявляешь такой интерес к этому делу, Саванна. Однако нам нужно подходить к нему методично – что, к сожалению, исключает убийство кого-либо. Давайте начнем обсуждение со списка, который я для вас приготовил. Пункт первый, домашние задания Саванне должна приносить на дом учительница или соученица, которую знаешь и ты сама, Саванна, и Пейдж. Пункт два…
– Он шутит, да? – спросила Саванна.
– Это не имеет значения, – заявила я. – Я вас не нанимаю, Кортес.
– Я на самом деле предпочитаю, когда меня называют Лукас.
– А я предпочту, чтобы вы нашли путь к моей входной двери. Прямо сейчас. Я вас не знаю, и я вам не доверяю. Вы вполне можете быть тем, кем представляетесь, но какие есть доказательства этого? Откуда мне знать, что вас сюда не подослал Сандфорд? «Эй, а ведь юрист Пейдж отказался представлять ее в дальнейшем, давайте-ка пошлем ей одного из наших и посмотрим, поймет она это или нет».
– Я не работаю ни на Габриэля Сандфорда, ни на кого-то другого.
Я покачала головой.
– Простите, но я не покупаю. Вы – колдун. Независимо от того, как сильно вы нуждаетесь в работе, я не могу поверить, что вы стали бы трудиться на ведьму.
– Я ничего не имею против ведьм. Ограниченность ваших способностей передается по наследству. Я уверен, вы стремитесь к тому, чтобы использовать их в полном объеме.
Я напряглась.
– Убирайтесь из моего дома, или я продемонстрирую вам ограниченность своих способностей.
– Вам нужна помощь – моя помощь – и как юриста, и как дополнительного защитника вас обеих – тебя Пейдж, и Саванны. Мои способности к чародейству не выдающиеся, но я обладаю достаточным количеством навыков.
– Как и я. И твоя защита мне не нужна, колдун. Если мне потребуется помощь, я могу получить ее от Шабаша.
– А, да, Шабаш.
Что-то в его голосе, какой-то нюанс, какое-то изменение интонации окончательно вывело меня из себя, и больше я не могла сдерживаться:
– Убирайся ко всем чертям из моего дома, колдун! Он собрал бумаги.
– Я понимаю, что у тебя был трудный день. Хотя нам нужно в самом скором времени обсудить этот список, нет необходимости заниматься этим немедленно. Я советую вам обеим отдохнуть. Если ты, Пейдж, позволишь мне прослушать послания на автоответчике, то я сам перезвоню в средства массовой информации, после чего мы можем заняться списком…
Я вырвала лист бумаги у него из рук и разорвала на две части.
– Если это улучшит твое самочувствие, то, конечно, продолжай, – сказал Кортес. – У меня есть копии. Я оставлю тебе еще одну. Пожалуйста, добавь к списку все, что посчитаешь нужным, и что я мог упустить…
– Я не собираюсь обсуждать никаких списков. Ты не являешься моим адвокатом. Знаешь, когда я могла бы нанять колдуна для представления своих интересов? Через десять минут после того, как попала бы под автомашину и врачи объявили бы о прекращении деятельности коры головного мозга. До тех пор – мотай отсюда.
– Мотай отсюда? – его брови приподнялись на восьмую часть дюйма. – Что за выражение?
– Уходи. Вали. Исчезни. Убирайся. Выбери, какое тебе больше нравится. Но покинь мой дом.
Он кивнул и снова стал что-то писать.
– Послушай, – опять заговорила я. – Может, я не очень ясно изъясняюсь…
– Нет, все ясно, – он закончил писать, убрал бумаги в сумку и оставил на столе визитку. – В случае если ты передумаешь… или вдруг случится несчастье, и ты столкнешься с большим грузовиком, то со мной можно связаться по мобильному телефону. Вот номер.
Я подождала, пока он не ушел, затем снова произнесла слова защитного заговора у всех дверей и дала себе слово больше не открывать дверь на звонки. По крайней мере, несколько дней.
После того как Кортес ушел, Саванна решила посмотреть телевизор. Поэтому я отправилась вниз, на подвальный этаж, для магической практики. После случившегося прошлой ночью я не могла допустить, чтобы кто-то из моих соседей видел, как я украдкой пробираюсь к лесу, где обычно ею занималась. Больше всего я люблю тренироваться в чародействе именно в лесу. На природе ощущаешь спокойствие, там нет людей, и сама первобытность леса, кажется, дает тебе дополнительную энергию. С самых ранних времен истории шаманы и заклинатели отправлялись в лес, или пустыню, или тундру, чтобы восстановить силы и почерпнуть энергию. Нам это требуется. Я не могу объяснить это по-другому.
Моя мать учила меня чародействовать на свежем воздухе. Тем не менее, хотя она очень верила в необходимость такой практики, ей так и не удалось сделать ее обязательной в Шабаше. Теперь уже несколько поколений детей Шабаша занимаются магической практикой в закрытом помещении, предпочтительнее всего – в запертой комнате без окон. Насильно отправляя молодежь в запертые помещения, ведьмы, как мне кажется, признают, что мы делаем что-то плохое, что-то позорное, и новообращенные только укрепляются в этой мысли, видя, как Шабаш проводит церемонию посвящения после первой менструации. Первая менструация отмечает переход к настоящим ведьминским силам, именно тогда ведьма получает свой полный потенциал. В это время сила ведьмы автоматически увеличивается, но девушка должна пройти церемонию на восьмой день после первой менструации, чтобы произошло раскрытие полного потенциала. Если же церемонию не провести, то ведьма никогда не сможет использовать все заложенные в ней от природы силы. По этому вопросу в Шабаше имеется своя точка зрения, если мать хочет, чтобы ее дочь прошла эту церемонию, то ей нужно найти необходимые магические предметы, изучить ритуалы и самой ее провести. Учитывая все сложности, понятно, что лишь немногие проводят церемонию. Моя мать сделала это для меня, и когда придет время, я сделаю то же самое для Саванны.
* * *
Я направилась в подвал. Это большое помещение без мебели, которое тянется на всю длину дома. В дальнем углу, под комнатой Саванны, находится место, которое я отвела ей под мастерскую. Пока я бросила там только небольшой ковер на пол, но в дальнейшем планирую обустроить мастерскую полностью, как еще одну комнату Саванны.
Не буду говорить, что понимаю искусство, которым Саванна занимается. Рисунки и карикатуры у нее мрачные, иногда даже зловещие. Прошлой осенью меня стал беспокоить выбор ею тем, и я поговорила с Джереми Данверсом, оборотнем из стаи Альфа; единственным известным мне художником. Он посмотрел работы Саванны и сказал, чтобы я не беспокоилась. В этом вопросе я полагаюсь на его мнение и ценю помощь и поддержку, которые он оказывает Саванне.
Этот последний год, вероятно, был для нее кошмарным, но она показала себя настолько сильной, что это иногда меня беспокоит. Возможно, здесь, на этих холстах, покрытых злобными мазками красной и черной краской, она находит выход для своей боли. Если так, я не должна вмешиваться, независимо от того, как сильно искушение.
* * *
Когда я практикуюсь в чародействе в подвале, то делаю это в отсеке для стирки, рядом со ступенями. Я устроилась на полу, положила перед собой колдовскую книгу и пролистала желтые страницы. У меня две такие колдовские книги с заклинаниями, очень древние и пахнущие стариной, этот запах одновременно кажется мне и отталкивающим, и приглашающим. В этих книгах нет санкционированных Шабашем заклинаний и заговоров, хотя книги раньше являлись собственностью Шабаша. Может показаться, что Шабаш накликал беду, оставив книги там, где до них могла добраться любая непослушная молодая ведьма. Но Шабаш это не беспокоило. Почему? Потому что, по их мнению, эти заклинания не действенны. И после трех лет работы над ними я боялась, что по большей части Шабаш прав.
Из шестидесяти шести заклинаний, содержащихся в этих томах, мне удались лишь четыре, включая огненный шар. Я очень боюсь огня, это просто фобия, и поэтому нервничала, работая над заклинанием – созданием огненного шара, но именно это и делало его более привлекательным, и когда, наконец, я его освоила, то очень собой гордилась. Именно это усилило мое намерение освоить и все остальные заклинания и убедило меня, что мне требуется только лишь подобрать правильную технику.
Тем не менее, в последующие два года начало срабатывать еще только одно заклинание. Иногда я задумывалась, не прав ли Шабаш, может, это фальшивые колдовские книги, которые передаются из поколения в поколение только как исторические реликвии. Тем не менее, я не могла отложить книги в сторону. В них столько магии, настоящей, сильной – заклинания, связанные с вызовом простейших духов, заклинания, помогающие вызвать души умерших, заклинания, значение которых я даже не могла расшифровать. Именно такой должна быть магия ведьм, именно такой я хотела ее видеть.
Я работала над заклинанием на остановку дыхания, которое упоминалось в моем дневнике, и о котором прочитала Саванна. Это заклинание у меня вроде бы начинало получаться.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...