ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

А главным правилом общения, как и посредничества, как, я уверен, знает Лия, является запрещение для любой из сторон упоминать прошлые обиды. Также запрещается порочить или относиться с пренебрежением к другой стороне. Это понятно?
– Почему ты смотришь на меня? – спросила Лия. – Она первая начала.
– Нет, я считаю, что начала ты. Пейдж, бесспорно, является пострадавшей стороной. Если ты ее расстроишь, то переговоры прекратятся.
– А почему ты решил, что я пришла на переговоры?
– Если нет, то можешь немедленно покинуть дом. Она закатила глаза.
– Боже, как с вами скучно! – она проследовала в гостиную и опустилась на софу. – У тебя уютный домик, Пейдж. Наверное, получила неплохое наследство.
– Вон, – сказал Кортес. – Убирайся немедленно, Лия.
– Что я еще натворила? Я просто сделала комплимент Пейдж, похвалив ее дом, и заметила, что… – она улыбнулась. – Да, теперь я вижу, что последнее замечание, наверное, было… э-э-э… неуместным.
– Пусть говорит, – сказала я, так сильно сжав кулаки, что почувствовала боль там, где когти вонзились в плоть. – Зачем ты сюда пришла?
– Мне не нравится, как все складывается, – сказала Лия и откинулась на подушки. – Эти Кабал-кланы просто отвратительны, как и говорил Исаак. Со всеми своими правилами и кодексами поведения. А бумажная работа! Честно, Пейдж, ты не поверишь. Убиваешь какого-то тупого человека, и тебя заставляют заполнять миллион анкет, писать миллион бумаг, причем все в трех экземплярах. Один раз я случайно застрелила преступника, и даже Управление внутренних дел не заставило меня писать столько бумаг. Поверишь или нет, Кристоф укорял нас за ту отличную хохму в похоронном бюро! Мы «превысили полномочия» и «дали сомнительную оценку». И теперь он злится, потому что предстоит какое-то совместное дисциплинарное слушание по этому вопросу, проводимое несколькими Кабал-кланами. Боже, говорю тебе, у этих сторожевых собак Кабал-кланов примерно столько же чувства юмора, сколько у юного Кортеса.
– Что ты хочешь, Лия? – спросила я.
– Во-первых, неприкосновенности. Если я выйду из дела, за моей задницей будет охотиться Кабал-клан Настов. Я хочу, чтобы Лукас обещал мне защиту своего отца.
– Я не играю никакой роли в Кабал-клане Кортесов…
– О, не мели чушь. Ты – один из Кортесов. Если ты скажешь, что я нахожусь под защитой, то я под защитой. Есть и второе требование. Я хочу совместного опекунства над Саванной.
– Это все? – уточнила я. – Вау, я думала, ты хочешь чего-то по-крупному. Как насчет того, чтобы забирать Саванну на выходные?
Лия погрозила пальцем Кортесу.
– Мне кажется, она не воспринимает это серьезно.
– Подумать только, – пробормотал Кортес.
– А могу ли я поинтересоваться, почему ты хочешь совместного опекунства над Саванной?
– Потому что мне нравится ребенок. Потому что, как я думаю, ты ее испортишь. И потому что она может оказаться полезной.
– И что ты сделаешь в ответ на удовлетворение двух этих требований? Вместо нас возьмешь на себя весь Кабал-клан Настов?
Лия рассмеялась.
– Я не самоубийца, Пейдж. Если вы дадите мне то, что я хочу, то я выйду из борьбы.
– И все?
– Этого должно быть достаточно. Я – самое лучшее оружие, которое у них есть. Тебе сейчас было бы неплохо со мной договориться, Пейдж. И даже тебе следует над этим подумать, Лукас.
– На самом деле предложение, от которого мы не можем отказаться, – заметил он. – Думаю, выступлю и от имени Пейдж, если скажу тебе: убирайся ко всем чертям, Лия. Ты заставляешь нас зря тратить время.
Она села прямо, потом склонилась вперед. Все веселье исчезло.
– Я делаю серьезное предложение, колдун. Вы ведь не хотите, чтобы я участвовала в этой борьбе?
– Да? Если бы твое положение было надежно и прочно, то ты бы здесь сейчас не сидела. Кабал-кланы всегда награждают талант. Мне попробовать отгадать, почему ты внезапно появилась здесь с предложением сделки?
– Погоди, – перебила я. – Позволь мне отгадать. Я лишь недавно узнала о всех этих Кабал-кланах, поэтому хочу удостовериться, что все понимаю правильно. Ты, Лия, утверждаешь, что пришла сюда, поскольку тебе не нравится сделанный тобой выбор – то, что ты объединилась с Кабал-кланами. Я думаю, ты говоришь правду. Но не потому, что у них слишком много правил, а потому, что внезапно ты перестала управлять ситуацией. Да, ты определенно обладаешь одним удивительным талантом, но это все. Пони, способная на один трюк. Если поместить тебя в одно помещение с представителями всех магических рас, то ты оказываешься никем, просто пехотой. Я права?
Ее глаза горели ненавистью. Я продолжила.
– Все это началось, потому что ты отправилась в Кабал-клан Настов и предложила им сделку. Может, ты каким-то образом узнала про отца Саванны, или может ты просто выбрала их наугад и придумала рассказ об отцовстве. Они приняли твое предложение, а затем взяли управление на себя. Все, что ты, вероятно, получишь, – это премия по итогам работы за год и уютный кабинет с окном. А что хуже всего, ты теряешь Саванну. Ты продалась за кабинет с хорошим видом из окна.
С книжной полки слетела медная вазочка, перелетела через комнату и врезалась в стену. Лия вскочила с софы, пронзая меня взглядом, после чего перевела его на вазочку.
– Ой, ты промазала? – спросила я. – Может, ты не так и талантлива, как думаешь.
На этот раз закачалась уже вся книжная полка. Она содрогнулась, дернулась, остановились, но не сорвалась с петель. Я быстро прошептала слова обездвиживающего заговора – до того, как Лия снова попробует сорвать что-то с петель или нанести еще какой-то урон.
– Когда я сниму заговор, уходи, – велела я. – Я не забыла, что ты сделала с моей матерью. И не думай, что я не могу убить тебя на месте и что я не прикидываю эту возможность в эту самую минуту.
Когда я сняла обездвиживающий заговор, Лия один раз гневно взглянула на меня, затем вылетела из дома, сильно хлопнув дверью.
– Значит, ее сила уменьшается, когда она злится. Больше эмоций – меньше силы, – заметил Кортес. – Очень интересно.
– И полезно. А ты определил, что она делает перед тем, как воспользоваться своими способностями?
Кортес покачал головой.
– Проклятье. Ну, сейчас не до этого. Мне нужно кое-что обсудить с Саванной. – Я собралась уйти, затем остановилась. – Мне следует беспокоиться? О возмездии?
– От Лии? Нет. Кабал-кланы обрезали ей коготки. Она знает о наказании за действие без их согласия, в особенности, если такое действие наносит урон проекту, по которому ведется работа. Это считается предательством, которое наказывается смертью. Очень неприятной смертью.
– Хорошо.
Кортес поправил очки.
– Я… э-э-э… закончил работу. После того, как ты поговоришь с Саванной, не могли бы мы… если у тебя есть настроение…
– Обменяться заговорами, – закончила я фразу с улыбкой. – Не беспокойся. Я не забыла. Это стоит следующим в моем списке дел. Только дай мне закончить с Саванной.
КЛЮЧ
– Расскажи мне еще раз о заговорах и заклинаниях колдунов.
Мы сидели на кровати Саванны, скрестив ноги.
– Практически все сильные заговоры и заклинания, которые используют ведьмы, относятся к магии колдунов, – заговорила Саванна. – Как, например, то вырубающее заклинание, которое я использовала, когда к нам залез этот тип, занимающийся паранормальными явлениями. И то же самое использовал Лукас, когда выходил к людям на лужайку. Ты же знаешь некоторые заговоры и заклинания колдунов, правильно?
– Несколько.
– Я могу научить тебя еще нескольким. Или Лукас научит. Они очень хорошие, но магия ведьм лучше – знаешь, у нас лучше получаются наши, ведьминские заговоры. Только у ведьм нет выбора. Я имею в виду, у нас есть все первичные заговоры и заклинания, и некоторые из них на самом деле хорошие, как, например, обездвиживающий. Колдуны не могут с нами конкурировать в защитных заговорах или лечебных. Именно поэтому Кабал-кланы нанимают ведьм. Однако если бы у нас имелись собственные сильные заклинания, мы были бы гораздо могущественнее.
– Но мои колдовские книги – это магия ведьм. Сильная магия ведьм.
– Правильно. И моя мама говорила то же самое. Знаешь, это были ее книги.
– Мои книги – ее?
– Да, – Саванна взяла в руки плюшевого мишку, пригладила его мех и, глядя на игрушку, продолжила объяснения. – Мама часто говорила о них. О потерянных книгах. Только, как я догадываюсь, они не были потеряны, Шабаш просто спрятал их. Мама догадалась об этом. В любом случае она о них постоянно вспоминала, о том, как она хочет получить их назад, даже хотя они и не работают.
Я пыталась понять все, что говорила Саванна, сложить все кусочки в одну картинку. У меня в голове проносился миллион вопросов, но я решила начать с конца.
– Она не могла заставить работать ни один из заговоров, ни одно заклинание?
– Ни одно. А ты смогла, и это странно. Ты – хорошая заклинательница, и с твоими способностями все в порядке, но мама-то была поразительно талантлива. Но с другой стороны, вероятно, она была твоего возраста – когда их пробовала, поэтому, возможно… – Саванна замолчала. – Это странно, да? Я об этом не думала. Вы обе пытались их освоить, обе в одном возрасте. Это означает… – у нее шевелились губы, словно она что-то подсчитывала. – Ты же уже родилась, когда мама покинула Шабаш, да?
Я кивнула.
– Наверное, мне было года четыре или пять, но я ее не помню. Знаешь, я никогда об этом не думала, но готова поспорить: у нас где-то здесь должны лежать ее фотографии в одном из старых маминых альбомов. Она всегда фотографировала на устраиваемых Шабашем пикниках и вечеринках. Должны быть снимки.
– Ты так думаешь? – Саванна отложила в сторону плюшевого медведя. – Это было бы здорово. У меня не осталось никаких фотографий.
– У тебя нет… О боже, конечно нет. Я никогда не думала…
– Все в порядке. Когда мы переехали, я обратила внимание, что ты не повесила на стены фотографии своей мамы. Я тогда еще задумалась, почему, но затем поняла. И так тяжело, без напоминаний.
Мы встретились взглядами. Я почувствовала, как мои глаза наполняются слезами, и прикрыла их рукой.
– Я поищу фотографии, как только появится время, – пообещала я.
Саванна кивнула.
– Хорошо, Лукас тебя ждет, поэтому давай поговорим о колдовских книгах.
– Правильно. Так почему твоя мама говорила, что они не работают?
– Потому что в них содержатся тре… э-э-э… тре… третичные заговоры. То есть третьей ступени. Это означает, что вначале нужно выяснить средние – второй ступени. Только у нас их нет – я имею в виду ведьм. У нас есть только первичные. Шабаш избавился от заговоров второй ступени.
– Избавился?
– Так думала моя мама. Шабаш решил, что эти заговоры слишком сильные, поэтому они сожгли книги, ну или еще что-то с ними сделали.
– Кто это ей сказал? Моя мать?
– Нет. У моей мамы никогда не возникало проблем с твоей. Ее вины в случившемся нет. Это все Старейшины.
– Значит, Старейшины утверждали, что уничтожили книги?
– Нет. Я имею в виду: Старейшины виноваты в том, что моей маме пришлось покинуть Шабаш. Они ничего не знали о книгах второй ступени. Моей маме о них рассказала другая ведьма.
Я потерла виски. Это не имело смысла. Мне очень хотелось, чтобы Саванна вернулась к началу и представила все логически с самого начала, но я боялась, что если попрошу об этом, то потеряю все, и уже услышанное станет дымом, который я пытаюсь поймать до того, как он исчезнет.
– Значит, ведьма не из Шабаша рассказала твоей маме об отсутствии этих промежуточных заговоров и заклинаний.
– Правильно. Мама нашла эту ведьму, и у нее имелся экземпляр одной колдовской книги.
– Из тех, которые сейчас у меня?
– Да. Мама украла колдовские книги из библиотеки тети Маргарет. Она была хранительницей книг или как там они ее называли. Я имею в виду Маргарет.
– Она до сих пор ею является. Значит, твоя мама взяла книги и обнаружила, что они не работают?
– Да. Поэтому она отправилась к тете Маргарет и спросила, почему. Тетя Маргарет догадалась, что моя мама их украла, и рассказала Рут и Старейшинам. Твоя мама сказала, что это не имеет значения, раз заговоры не работают, но Виктория взбесилась, развонялась по этому поводу, моей маме это надоело и она ушла из Шабаша.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...