ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Дело только в деньгах. Запомни это, Пейдж, Кабал-кланы не предпринимают ничего, что могло бы идти вразрез с их финансовыми интересами. Это не иллюминаты, не сверхъестественная мафия, не сатанинский культ. Они не организуют ритуальных убийств. Они не похищают, не подвергают насилию и не убивают детей…
– О да. Саванне тринадцать лет, поэтому технически она не является ребенком.
– Я имел в виду, что они не соответствуют классическому описанию сатанинского культа, поскольку не похищают детей для ритуальных целей, – продолжал говорить Кортес все тем же спокойным голосом. – Для Кабал-клана Саванна означает прибыль. Всегда смотри в нижнюю часть страницы, где указывается прибыль от проекта, – и ты лучше подготовишься для ведения дел с Кабал-кланами.
Я посмотрела на часы.
– Да, я знаю, – сказал Кортес. – Мое время истекло.
Я потягивала почти холодный чай и разглядывала нарисованные Кортесом графики. И что теперь? Опять отправлять Кортеса прочь? Я не видела смысла – он все равно вернется. Однако, если честно, здесь было нечто гораздо большее. Ведь парень мне помог. На самом деле помог.
Этот мир вызывает грусть – раз ведьме приходится полагаться на нуждающегося в работе колдуна, но я не имела права тратить время, рыдая и сожалея о том, как все могло бы сложиться. Кортес предлагает помощь, когда никто не хочет этого делать, и я буду дурой, если откажусь. Я не видела никаких доказательств, противоречащих тому, кем он представляется: молодой юрист, готовый браться за самые мерзкие и трудные дела, чтобы сделать карьеру.
– Сколько ты с меня возьмешь? – спросила я. Он достал из сумки лист бумаги и провел следующие несколько минут, объясняя систему оплаты его труда. Его условия выглядели разумными и справедливыми, с письменной гарантией, что любой счет будет объясняться заранее, и он не станет выполнять никаких работ, которые я предварительно не одобрила.
– Как только ты посчитаешь, что мои усилия более не оправдывают ожиданий, можешь меня уволить, – заявил он. – Все это будет четко оговорено в контракте, которые я тебе настоятельно рекомендую показать другому юристу перед тем, как подписывать.
Кортес сложил лист бумаги с системой оплаты его услуг пополам и протянул мне, затем положил на него визитку.
– Подумай обо всем этом сегодня вечером. А если у тебя в процессе появятся вопросы, звони мне в любое время.
Я протянула руку к листу, но Кортес легко опустил на него кончики пальцев, прижав к столу, и встретился со мной взглядом.
– Не забывай, Пейдж, я могу предложить тебе больше, чем просто юридическую помощь. Ни один юрист-человек не разберется в этой ситуации так, как я. Он ее просто не поймет. Более того, если тебе потребуется дополнительная защита, то я в твоем распоряжении. Как я уже говорил, я не самый опытный колдун, но в состоянии помочь и хочу помочь. Дело может дойти и до этого.
– Я знаю. Он кивнул.
– Ну тогда поговорим утром, – с этими словами он собрал свои бумаги и ушел.
АЛОХА!
По пути домой Саванна спросила, о чем говорил Кортес. Уже собираясь ее отшить, я вместо этого пересказала историю Кабал-кланов.
– Чего-то я тут не понимаю, – заявила Саванна после того, как я закончила. – Согласна – Лия вполне может хотеть заполучить меня для своего Кабал-клана. Это имеет смысл. Эти Кабал-кланы постоянно набирают персонал. Мама говорила мне, что, если кто-то когда-то попытается меня нанять, мне следует… – Саванна замолчала. – В любом случае она говорила, что они – зло. Это похоже на вступление в уличную шайку. Если вступишь, то до конца жизни.
– А твоя мама говорила… что-то еще о Кабал-кланах?
– Да в общем-то нет. Она считала, что они придут за мной, поэтому все имеет смысл – то, что делает Кабал-клан Лии. Но если она хочет меня заполучить, почему она не заберет меня? Она же воло. Она ведь может столкнуть нашу машину с дороги и забрать меня до того, как мы поймем, что в нас врезалось. Так почему она этого не делает?
Саванна смотрела на меня в темном салоне. Я глядела в боковое зеркальце, избегая встречаться с ней глазами. Да, это зашло слишком далеко. Я должна что-то сказать.
– Кортес утверждает, что Лия работает на Кабал-клан Настов.
– Хм.
– Ты слышала о них? Она покачала головой.
– Мама никогда не называла имен.
– Но она говорила, что за тобой может прийти какой-то Кабал-клан. Она упоминала какой-то конкретный? Или что они от тебя захотят?
– О, я знаю, почему они меня хотят.
Я задержала дыхание и ждала продолжения.
– Понимаешь, Кабал-кланы нанимают только по одной ведьме. Вероятно, они предпочли бы не нанимать вообще ни одной, но мы лучше всех умеем использовать защитные и лечебные заговоры, поэтому они смотрят сквозь пальцы на вражду ведьм и колдунов и нанимают одну из нас. В любом случае они считают, что если им приходится нанимать ведьму, то нужно нанимать хорошую. Моя мама была на самом деле хорошей ведьмой, но она сказала им, куда им катиться. Она предупреждала, что они захотят нанять меня, но мне не следует слушать их ложь.
– Ложь? – я посмотрела на Саванну. – А про какую-то конкретную ложь твоя мама говорила? Саванна покачала головой. Я колебалась, затем заставила себя продолжать.
– Вероятно, это искушает – если тебе предлагают место в Кабал-клане. Деньги, власть… Наверное, они могут многое предложить.
– Не ведьме. Ведьма в Кабал-клане – только наемная работница. Ты получаешь зарплату, но никаких дополнительных льгот.
– А если ты получишь их? Если они предложат тебе больше, чем стандартный договор?
– Я не дура, Пейдж. Что бы они мне ни предложили, я буду знать: они лгут. Независимо от того, насколько я хорошая ведьма, я все равно только ведьма.
Какой пугающе точный ответ и как легко он дан! Каково это – быть такой молодой и так четко осознавать свое место в мире?
– Знаешь, это забавно, – продолжала Саванна. – Все те разы, когда мама меня предупреждала, я едва ли слушала. Я думала: зачем она мне все это рассказывает? Если они придут за мной, то ведь она меня защитит. Она всегда будет рядом. Я в этом не сомневалась. Я не могла подумать, что она… что ее может не стать. А ты когда-нибудь думала – в отношении своей матери, – что может случиться нечто подобное? Что один день она есть, а в другой ее уже нет?
Я покачала головой. Саванна продолжала говорить.
– Иногда… иногда у меня бывают такие сны. Мама трясет меня, и я просыпаюсь и рассказываю ей, что случилось. Она смеется и объясняет, что мне просто приснился кошмарный сон и все в порядке, но затем я по-настоящему просыпаюсь, а ее нет.
– Мне спилось подобное.
– Больно, да?
– Больше, чем я когда-либо могла представить. Несколько миль мы ехали молча, затем Саванна изменила положение на сиденье и откашлялась.
– Значит, ты нанимаешь Лукаса.
Я натуженно рассмеялась.
– Теперь он «Лукас»?
– Это ему подходит. Так ты нанимаешь его или нет?
Я собиралась, как и всегда, дать ей простой готовый ответ, но чувствовала, что за последние дни мы пробили разделявшую нас дверь и мне теперь не хотелось ее захлопывать. Поэтому я приоткрыла ее еще на дюйм и пересказала Саванне мотивы Кортеса – так, как он их представил, – объясняющие, почему он берется за это дело, а затем сделала еще шаг и спросила ее мнение по этому поводу.
– Все это имеет смысл, – сказала Саванна. – Он прав. С Кабал-кланами ты или за них, или против них. В особенности если ты колдуй. Юристы, которых знала моя мама, те, про которых я тебе говорила, – что они могут тебе помочь – делают то же самое, что и Лукас. Они берутся за дела против Кабал-кланов.
– А разве это не опасно?
– На самом деле нет. Это странно и причудливо. Если представитель мира сверхъестественного выступит против Кабал-кланов, то они раздавят его как жучка. Но юриста с клиентом, который выступает против Кабал-кланов, или врача, вылечившего кого-то из мира сверхъестественного, кого атаковали Кабал-кланы, не трогают. Мама говорила, что Кабал-кланы в таких случаях ведут себя очень честно. Ты их не беспокоишь, они тебя не беспокоят.
– Ну, я их не беспокоила, но они определенно беспокоят меня.
– Но ты только ведьма, а Лукас – колдун. Большая разница, как тебе известно. Так ты его нанимаешь?
– Может быть. Вероятно. – Я посмотрела на нее. – А ты что думаешь?
– Думаю, тебе следует его нанять. Он кажется нормальным. Для колдуна.
* * *
Перед моим домом стояли люди. Не несколько человек. Когда я приблизилась к дому, никто не повернулся. Вероятно, они не узнали мою машину – пока. В двадцати футах от гаража я нажала на пульт дистанционного управления, открывающий дверь в гараж, и влетела внутрь, пока никто не успел меня остановить. Мы открыли почти неиспользуемую дверь, соединяющую гараж с прихожей, и избежали любых потенциальных конфронтации.
Отправив Саванну спать, я повернулась к автоответчику и в первый момент оторопела. На дисплее значилось: «34». Тридцать четыре послания? Боже, что там записано?
К счастью, большинство позвонивших только представлялись: Крис Валтерс из «К-Зет» – стереть, Марсия Лу из «Уорлд Уикли Ньюс» – стереть, Джесси Лейк с седьмого канала – стереть. Из первых двенадцати посланий семь были от представителей средств массовой информации, включая трех от одной радиостанции, сотрудники которой вероятно пытались включить взятое по телефону интервью в свою программу.
Из звонков не представителей средств массовой информации один был от моего бывшего парня, а другой от подруги, с которой я не виделась после того, как она в седьмом классе переехала в Мейн. Оба звонили, чтобы узнать, как у меня дела. Это было приятно. На самом деле мило с их стороны. Не то, что двое других… Первый начал с очень гнусных оскорблений, потом следовало.
– Ты – лживая убийца – бип. Подожди, ты – бип – бип. Получишь по заслугам. Может эти – бип – полицейские не…
Мой палец дрожал, когда я нажала на кнопку, запускающую стирание записи. Перед тем как включить следующее послание, я уменьшила звук. Саванне не нужно слушать эту чушь.
Мне тоже не нужно, но я сказала себе, что мне придется привыкать и стать более толстокожей.
Следующее послание было похоже на предыдущее, поэтому я стерла его после первого ругательства. Затем шло послание, которое я прослушала до конца.
– Мисс Винтербурн, мы не знакомы, но мне очень жаль, что с вами происходит подобное.
Звонивший продолжал сочувствовать и молиться за меня. Это мне требовалось. На самом деле.
Среди следующих десяти звонивших семь представляли средства массовой информации, еще была одна раздраженная женщина, проклинавшая меня и обещавшая мне вечный адский огонь, и еще одна на самом деле милая викканка из Салема, предлагавшая моральную поддержку. Видите? Не все так плохо. Только шестьдесят процентов незнакомых людей ходят видеть мой труп на ритуальном костре.
Я быстро прокрутила еще четыре звонка из средств массовой информации, затем услышала то, что тут же подняло мне настроение.
– Пейдж? Пейдж? Давай бери трубку! – орал знакомый голос, пытаясь перекричать рок-музыку и громкие голоса. – Я знаю, что ты дома. Восемь вечера. Где тебе еще быть? На свидании? – раскат хохота, потом пронзительный свист, который должен был привлечь мое внимание независимо от того, в каком углу дома я находилась. – Это Адам! Сними трубку! – Пауза. – Ладно, может тебя в самом деле нет. Я все еще на Мауи. Я звонил домой и прослушал твое послание. Отец все еще на конференции. Я вышел пропустить стаканчик. Судя по голосу, ты такая расстроенная, что я сейчас возвращаюсь назад в гостиницу и передам ему послание. Привет с Гавайев!
Какая гостиница? Название? Ну хотя бы номер телефона? Типично для Адама. Я быстро прокрутила оставшиеся послания, молясь, чтобы не пропустить звонок Роберта, и он нашелся.
– Пейдж, это Роберт. Я позвонил домой и получил твои послания. На Адама нельзя надеяться – он не может связно объяснить суть дела. Он, как и всегда, нетерпелив и, кажется, прослушал только первое. Я не стану рассказывать ему о Лии, или он сядет на ближайший рейс, чтобы нестись на помощь. Думаю, ты этого совсем не хочешь. Ты ищешь информацию, которую просила меня собрать по полудемонам воло?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...