ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Угу, – у меня начинала болеть голова.
– Так где ты их нашла?
– М-м-м?
– Где ты нашла колдовские книги?
Мне пришлось приложить усилие, чтобы в голове прояснилось.
– В библиотеке Шабаша. В коллекции Маргарет.
– Bay! Значит, она все-таки их не выбросила? Странно.
– Очень странно. Когда мы туда отправимся, за книгой для церемонии, я задам ей несколько вопросов.
Саванна кивнула. Мы закончили разговор, и я отправилась на поиски Кортеса.
* * *
Я услышала, как Кортес хозяйничает в кухне, улыбнулась и ускорила шаг, внезапно горя желанием… Чего? Я остановилась в коридоре и мне потребовалось мгновение, чтобы понять: «я» спешу сообщить ему новость о колдовских книгах.
Естественно, я была возбуждена. Если мне удастся раскрыть тайну этих заговоров и заклинаний, это будет означать не только более мощные средства для защиты Саванны, но у меня появятся более сильные заговоры и заклинания для предложения их всем ведьмам. Это на самом деле может оказаться ключом ко всему, о чем я мечтала. Имея в распоряжении эти заговоры и заклинания, я помогу ведьмам заново занять принадлежащее им по праву место в мире сверхъестественного.
Понимание значения происходящего ошеломляло, и конечно я хотела поделиться с кем-то услышанным, но я также не хотела рассказывать это просто кому-либо, я хотела рассказать Кортесу. Если рассуждать логически, то, как колдуну, ему, вероятно, наплевать на вновь обнаруженные ведьминские заговоры и заклинания, а если и нет, то у него вполне может возникнуть желание утаить их, чтобы обеспечить главенство своей расы. Но я не могла представить Кортеса делающим что-то подобное. Каким-то образом, почему-то, хотя это, наверное, звучит глупо, я чувствовала, что он за меня порадуется или, возможно, что более важно, он поймет. Я могу сообщить эту новость всем ведьмам в Шабаше, и некоторые меня поздравят, могут даже порадоваться за меня, но они на самом деле до конца не поймут. А с Кортесом, как я чувствовала, все будет… по-другому.
Я задержалась в холле и задумалась о том, говорить с Кортесом об этом или нет. Серьезно задумалась. Но я решила вначале поговорить с Маргарет и, если у меня в руках на самом деле оказалось то, что я думаю, то я расскажу и Кортесу.
Я вошла в кухню и увидела, что Кортес рассматривает две банки с чаем.
– Ту, что слева, не трогай, – предупредила я. – Это снотворное.
– Именно так я и подумал. Саванна сказала мне, что снотворное справа, но, как я думаю, она поставила банки не на свои места.
– Не сомневаюсь. Иногда я думаю, что она специально переставляет банки местами и вообще ставит все не на свое место, чтобы я не заставляла ее прибираться. Я помню, как сама попробовала то же самое со своей матерью, только она решила, что мне требуется больше практики в наведении порядка. – Я взяла банки. – Однако, поскольку ни в одном из этих напитков нет кофеина, я выпью кофе.
– Я только что сварил его.
– Проклятье, ты просто чудо! Ну, тогда давай выпьем его, а потом начнем обмениваться заговорами.
МОНОПОЛИЯ НА ЗАГОВОРЫ
Перед тем, как начать, я сунула замороженную лазанью в духовку. Затем я достала колдовскую книгу Шабаша и свои дневники, где записывала свои наблюдения по заговорам и заклинаниям, и вместе с Кортесом отправилась в гостиную. С его помощью я отодвинула в сторону кофейный столик, затем устроилась на ковре, скрестив ноги.
– Так нормально? – спросила я у Кортеса. Он кивнул и сел напротив.
– Вот это – все, что у меня есть, – сообщила я, раскладывая колдовскую книгу и дневники. – В любом случае, это все, что работает. Здесь одобренные Шабашем заговоры и заклинания, а в дневниках я записала еще несколько, которым научилась. Может, у меня и нет того, что ты ищешь.
– Нет, вероятно, есть. Я полагаю, что интересующие меня санкционированы Шабашем, вероятно для третьего или четвертого уровня. Я все еще пытаюсь освоить третий, но есть парочка заговоров четвертого уровня, которые мне хотелось бы обсудить, ожидая – или надеясь – что я вес же зайду так далеко.
– Значит, ты разбираешься в уровнях. Хорошо, – кивнула я. – Но как так получилось… Я ни в коем случае не хочу тебя оскорбить, но должна спросить… Ты же сын главы Кабал-клана, значит, у тебя должен быть доступ к самым лучшим заговорам и заклинаниям, даже ведьминским.
– Получить ведьминские заговоры не так легко, как тебе кажется, в основном из-за непрекращающейся враждебности между расами. Большинство колдунов не занимаются ведьминской магией, несмотря на всю ее практичность. Для тех же, кто хочет получить эти знания, как я, они могут оказаться труднодоступными. Вполне понятно, что ведьмы не желают предоставлять нам доступ к своей силе. Заговоры нижнего уровня общеизвестны, но заговоры и заклинания более высокого уровня охраняются теми немногими ведьмами, которые сами умеют их использовать.
– Их в состоянии использовать любая приличная ведьма. Даже четвертый уровень не так уж и сложен, если есть опыт, – я колебалась, вспоминая сказанное Саванной. – Если конечно это не ведьма, предпочитающая магию колдунов, в таком случае, как я подозреваю, ты можешь никогда не добраться до этого уровня.
– Вот именно. Даже ведьмы Кабал-кланов, которые способны на самые трудные ведьминские заговоры и заклинания, не любят делиться информацией. Учитывая мое положение в Кабал-клане, они не смеют отказывать мне, если я прошу, но я подозреваю, что они выпускают одно или пару важных слов в заклинании, и в результате кажется, что у меня просто недостает способностей для правильного его использования.
– Пассивно-агрессивные ведьмы. Здесь тоже есть несколько таких, – я взяла печенье с тарелки, которую между нами поставил Кортес. – Итак, что ты хочешь знать?
– Вначале – как стать невидимым.
Я притворилась, будто подавилась печеньем.
– Давай просто начнем с самого верха, а? После обездвиживающего заговора это, вероятно, самый лучший способ защиты, который у нас есть. Неудивительно, что работающие на Кабал-кланы ведьмы тебя обманывают.
– Значит – нет?
– Да, но это тебе дорого обойдется, и я не имею в виду доллары – хотя это мог бы оказаться неплохой способ уменьшить величину счета, который ты мне выставишь.
Кортес тоже взял печенье.
– Говоря про счет, я должен заметить, что разговоры о деньгах были только частью моего изначального образа жадного до работы и денег юриста. Мои услуги, так сказать, предлагаются pro bono publico. Однако если хочешь заплатить мне, имея выбор между оплатой деньгами и магическим вознаграждением, я предпочту последнее.
– Ты предпочтешь новые заговоры наличным? – я улыбнулась. – Значит, ты такой же, как я. Однако предупреждаю тебя, поскольку я сама всегда сделаю тот же выбор, что предпочту оплатить выставленный тобой счет наличными, и обменяться заговорами.
Он хитро улыбнулся.
– Вполне приемлемо. Так как насчет «невидимки»?
– Здесь у тебя преимущество, поскольку я знаю очень мало колдовских заговоров и заклинаний. Вот, например, то, которым ты воспользовался на днях – по-моему, Саванна назвала его вырубающим – но она его знает, поэтому я ему обучусь у нее. Есть заговор, предотвращающий бесчинства, который вроде бы не сработал, однако, имея рядом с собой Саванну, мне он вполне может потребоваться.
– А ты знаешь успокаивающий заговор, который сработал. Я определенно хотел бы его освоить.
Я пила кофе маленькими глотками, напрягая мозг, чтобы вспомнить колдовские заговоры и заклинания.
– Установка барьера – определено хочу это освоить.
– Барьера? – брови Кортеса поползли вверх. – Это, как ты сама выражаешься, тебе дорого обойдется. Я сам еще не до конца его освоил.
– «Невидимку» меняем на установку барьера?
Он кивнул и взял еще одно печенье.
– И успокаивающий на предотвращающий бесчинства, – я рассмеялась. – У меня ощущение, будто я тут меняюсь открытками или играю в «Монополию».
– Ты играешь в «Монополию»? Я всегда подозревал, что мой отец что-то там делает неправильно.
– А как твой отец в нее играет? Или я не смею спрашивать?
Кортес откусил кусочек печенья и прожевал перед тем, как отвечать.
– Он очень серьезно относится к делу. Его целью всегда была власть над миром, любой ценой. Чтобы выиграть, нужно контролировать все имущество и довести конкурентов до банкротства. Взятки, ростовщические проценты, проценты от доходов и зарплаты, выплачиваемые работодателю – это всегда была очень сложная, запутанная, жестокая и беспощадная игра.
– Звучит… интересно.
– Определенно присутствовал вызов, но ты оставался с чувством, что достиг относительно малого, заплатив излишне высокую цену морально. И как ты можешь представить, в конце концов, это совсем не было развлечением. Я вскоре начал спорить о более справедливом распределении активов, уменьшении процентных ставок и финансовой помощи тем, у кого возникли временные финансовые трудности. Конечно, отец со мной не соглашался, но не смог меня переубедить и вскоре я перестал с ним играть. Боюсь, это был один из первых знаков, предупреждающих, что случится в дальнейшем.
Я рассмеялась и покачала головой.
– Значит, как я догадываюсь, ты больше не играешь в «Монополию»?
– Это не моя игра.
– А какая игра твоя? Что ты любишь делать, когда не спасаешь мир?
Он доел печенье.
– Игры никогда не были моей сильной стороной. А спорт еще меньше. Однако я довольно неплохо играю в покер. Блефую хорошо, и этот навык помогал мне заработать кое-какие деньги, когда возникала необходимость.
– Могу представить, – улыбнулась я.
– А ты?
– Со спортом тоже не очень. Хотя мне нравятся игры. Все, что весело. Больше всего люблю бильярд.
– Бильярд? – его брови поползли вверх.
– Что? Я не выгляжу, как сильный игрок в бильярд? Бильярд обожаю. Он помогает мне концентрироваться и тренировать точность, необходимую для заговоров и заклинаний. Если ты в состоянии попасть в лузу в шумной бильярдной, когда тебе пытаются помешать друзья, а у тебя в организме еще циркулируют несколько бутылок пива, то сможешь и заговор применить в самых худших условиях.
– Это имеет смысл. Признаю: мне бы помогла практика использования заговоров и заклинаний в неблагоприятных условиях. А ты находишь…
Его перебил резкий свист. Кортес нахмурился и посмотрел в направлении звука, в дверной проем, на автоответчик.
– Похоже, твой перегруженный аппарат, наконец, сдался, – заметил Кортес.
Когда аппарат опять свистнул, я быстро поднялась на ноги.
– Нет, с аппаратом все в порядке. Я зашла в кухню и включила звук.
– Пейдж! Сними трубку! – крик Адама разнесся по кухне. – Если ты не ответишь, я подумаю самое худшее и прилечу следующим рейсом…
Я подняла трубку.
– Хорошее оправдание. Я уверена, ты можешь догадаться, почему я не отвечаю на звонки.
– Потому что звонков слишком много, а у тебя не десять рук и не хватает друзей.
– Не хватает друзей?
– Не хватает поддержки друзей. Дело в том, что ты, очевидно, могла бы воспользоваться моей помощью.
– Помощью в чем? В ответах на звонки? Подожди секундочку, – я прикрыла микрофон рукой и повернулась к Кортесу, который все еще сидел в гостиной. – Прости, но мне на самом деле нужно поговорить. Я вернусь через несколько минут.
* * *
Я отправилась с трубкой в свою комнату и рассказала Адаму, что происходит. Я не стала говорить о колдовских книгах. Я могла представить его реакцию. Если бы я сообщила ему, что, наконец, раскрыла тайны истинной ведьминской магии, то он бы ответил что-то типа:
– Bay, это великолепно, Пейдж, так держать… О, кстати я вспомнил, что давно собирался тебе сказать. Я, наконец, разобрался, почему мой джип так трещал.
Адам – великолепный парень и отличный друг, но в моей жизни есть вещи, которых он просто не понимает.
Мы болтали, пока я не услышала отчетливый звоночек таймера духовки.
– Ой, совсем потеряла счет времени, – воскликнула я. – Ужин готов. Мне пора идти.
– Ты уверена, что я тебе не нужен?
– Уверена. И не пытайся сюда звонить. Я сама тебе позвоню, как только появятся новости.
Я закончила разговор и направилась в холл. Из кухни донесся голос Саванны:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...