ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Суть его заключалась в том, чтобы заставить кого-то прекратить дышать, лишить доступа кислорода. Да, смертельное, но мой прошлогодний опыт в том месте, где погибло столько народу, подсказывал, что мне требуется освоить хотя бы одно заклятие на смерть, чтобы знать, чем воспользоваться, в крайнем случае. А теперь, когда в городе находится Лия, оно мне требовалось больше, чем когда-либо.
* * *
Через полчаса я сдалась, мне все еще не удалось добиться результата. Зная, что Саванна одна наверху, даже хотя и защищена магически после того, как я заговорила двери и окна, я не могла полностью сконцентрироваться.
Саванна смотрела телевизор в гостиной. Я остановилась в дверном проеме, пытаясь определить, что она выбрала для просмотра в субботу, во второй половине дня. Вначале я подумала, что это какая-то мыльная опера. Женщина, чей образ заполнил экран, определенно выглядела как актриса из мыльной оперы – знойная рыжеволосая красотка тридцати с лишним лет, которая напялила очки и не потрудилась сделать прическу. Ее попытка выглядеть похожей на школьницу вызывала смех. Когда камера отъехала назад, я увидела, что она идет между зрителей с пристегнутым к блузке микрофоном, и изменила свое мнение: какая-то информационно-рекламная программа. Так улыбаются, только если пытаются что-то продать. Судя по тому, как она обрабатывала аудиторию, происходящее на экране выглядело почти как собрание членов какой-то секты. Я услышала несколько предложений и поняла, что она продает особый тип духовного успокоения.
– На связь выходит более старший по возрасту мужчина, – говорила рыжая. – Типа отца, но это не ваш отец. Дядя, может друг семьи.
– О, выключи это, – сказала я. – Как ты можешь смотреть эту чушь?
– Это не чушь, – ответила Саванна. – Это Джейми Вегас. Она лучше всех.
– Это мошенничество, Саванна. Она же обманывает людей.
– Нет, не мошенничество. Она на самом деле может разговаривать с мертвыми. Есть еще один мужчина, но у Джейми гораздо лучше получается.
Началась реклама. Саванна взяла в руку прибор дистанционно управления и остановила запись.
– Ты это еще и записываешь? – спросила я.
– Конечно. У Джейми нет своей программы на каком-то канале. Она говорит, что предпочитает переезжать с места на место, встречаться с разными людьми, но ее раз в месяц показывают в программе «Кени Бейлс Шоу», и я ее записываю.
– И давно ты этим занимаешься? Она пожала плечами.
– Дорогая, это мошенничество, разве ты этого не видишь? – спросила я, заходя в комнату. – Ты только послушай ее. Она так быстро пытается отгадать, что никто не обращает внимания, когда она ошибается. Ты слышала последний вопрос? Она сказала, что у нее есть послание для человека, у которого в последние несколько лет умер брат. Ты видишь, какая там собралась аудитория? Сколько народу? За последние несколько лет у кого-то из них определенно умер брат.
– Ты не понимаешь.
– Только некромант может связываться с потусторонним миром, Саванна.
– Готова поспорить: мы тоже можем, если попытаемся. – Она повернулась и посмотрела на меня. – Разве ты никогда об этом не думала? О том, чтобы связаться с твоей матерью?
– Некромантия работает несколько по-другому. Нельзя просто позвонить мертвым.
И зашла в кухню и сняла телефонную трубку. Посещение Лукаса Кортеса дало один положительный результат – я вспомнила о своих вопросах, о том, что хотела побольше узнать о Кабал-кланах, а это в свою очередь напомнило мне, что Роберт мне не отзвонился. Для Роберта такое было нетипично, поэтому я позвонила снова – ему домой, на работу, проверила свою электронную почту, но мне никто не ответил. Я начала беспокоиться. Дело близилось к четырем, поэтому я снова позвонила Адаму на работу, хотя сомневалась, что бар на территории Университета открыт в час дня – между нами была разница во времени. Нет, я – дура, конечно открыт.
Когда я поговорила с кем-то из обслуги, то узнала, что Адам уехал на неделю, на какую-то конференцию. Эта информация заставила меня кое-что вспомнить – у меня в голове словно мелькнула вспышка. Я вернулась к компьютеру, проверила электронную почту за предыдущие дни и нашла письмо двухнедельной давности от Адама, в котором он упоминал, что собирается с родителями на конференцию, посвященную роли глоссолалии в боговдохновенных пророчествах. Не то что Адаму было какое-то дело до всех этих пророчеств или глоссолалии, но конференция проводилась на Мауи, где есть много всего интересного для двадцатичетырехлетнего парня. Конференция проводилась с 12 по 18 июня. Сегодня – 16 июня.
Я подумала, не разыскать ли их на May и. Но ни у Роберта, ни у Адама не было мобильного телефона. Роберт не считал его необходимым, а у Адама аппарат отключили после того, как он не оплатил очередной астрономический счет. Чтобы связаться с ними, мне придется звонить на конференцию на Гавайи и оставлять послание. Чем больше я об этом думала, тем большей дурой себя чувствовала. Роберт вернется домой через два дня. Мне не хотелось, чтобы он решил, будто я в панике. Это не принципиально, не крайне важная для меня информация, я просто собираю сведения. Можно подождать.
* * *
Фактически появление Лукаса Кортеса заставило меня вспомнить о двух вещах, которые мне требовалось сделать. Кроме разговора с Робертом мне необходимо также найти и юриста. Хотя полиция мне больше не звонила и не приезжала, и я сомневалась, что они появятся еще раз, мне на самом деле следовало договориться с кем-то, чтобы в случае необходимости сразу же связаться и позвать на помощь.
Я позвонила в Бостон знакомой женщине-юристу, которая занималась юридическим обеспечением моего бизнеса. Хотя она не работает с физическими лицами, она явно сможет кого-то посоветовать – кто возьмется за представление моих интересов в вопросах опекунства или уголовном деле. Сегодня суббота, значит, в конторе никого нет, поэтому я оставила ей послание, подробно объяснив ситуацию, и попросила перезвонить мне в понедельник и назвать фамилии каких-нибудь юристов.
Затем я отправилась в кухню, взяла кулинарную книгу и принялась листать ее, выбирая, что бы такое интересное приготовить на ужин. Когда я раздумывала о возможных вариантах, в кухню зашла Саванна, взяла стакан из кухонного шкафа и налила себе молока. Дверца шкафа заскрипела, и зашуршал пакет.
– Не ешь сейчас печенье, – сказала я. – Ужин через полчаса.
– Полчаса? Я не могу ждать… – она замолчала. – Пейдж?
– М-м-м? – я оторвала глаза от кулинарной книги и увидела, что Саванна выглядывает из-за кухонной двери и смотрит в окно гостиной.
– Что это за люди встали лагерем у нас на лужайке перед домом?
Я склонилась в сторону гостиной и тоже посмотрела в окно, затем захлопнула кулинарную книгу и пошла к входной двери.
НЕТ НИЧЕГО СТРАШНЕЕ ЯРОСТИ ОТВЕРГНУТОГО МУЖЧИНЫ СРЕДНИХ ЛЕТ
Я резко распахнула входную дверь и вышла на крыльцо. Меня встретили линзы видеокамеры, мгновенно повернувшейся в мою сторону.
– Что происходит? – спросила я.
Мужчина с видеокамерой сделал шаг назад, направляя на меня видоискатель. Нет, не мужчина, мальчишка, лет семнадцати-восемнадцати. Рядом с ним стоял еще один парень примерно такого же возраста, но без камеры. Оба были одеты во все черное, причем все вещи – слишком большого размера, начиная от мешковатых футболок до кепок, козырьки которых смотрели назад, а также ботинок и штанов в стиле милитари, угрожавших в любую минуту сползти к ботинкам.
С другой стороны лужайки, на максимальном удалении от двух кинорежиссеров с индивидуальным творческим почерком, стояли две женщины средних лет в платьях, типичных для сельских учительниц, которые им совершенно не шли, в платьях, закрывавших все тело от середины икр до середины шеи. Несмотря на теплый июньский день, поверх платьев у обеих были надеты кофты с застежкой на пуговицах, без воротников, которые, судя по их виду, стирали слишком много раз. Когда я повернулась, чтобы рассмотреть женщин, из стоящего неподалеку микроавтобуса появились двое мужчин средних лет, в темно-серых костюмах, сидящих так же плохо, как платья на женщинах, и таких же поношенных. Они приблизились к женщинам и встали по бокам, словно для поддержки.
– Вот она, – громко прошептала одна из женщин своим компаньонам. – Бедняжка.
– Послушайте, ничего страшного не случилось, – заговорила я. – Я благодарна вам за заботу, но…
Я замолчала, поняв, что они смотрят не на меня. Я повернулась и увидела в дверном проеме Саванну.
– Все в порядке, дорогая, – крикнул один из мужчин. – Мы не принесем тебе зла. Мы пришли помочь.
– Помочь? – переспросила Саванна между откусыванием печенья. – Каким образом?
– Спасти твою бессмертную душу.
– Чего?
– Тебе не нужно бояться, – сказала вторая женщина. – Еще не поздно. Бог знает, что ты не виновна, что тебя ввели в грех против воли.
Саванна закатила глаза.
– О, пожалуйста, не надо! Оставьте меня в покое. Я затолкала Саванну назад в дом, захлопнула дверь и держала ее за ручку. Сама повернулась к «спасителям».
– Я, конечно, не могу лишать вас свободы слова, но вы не имеете права…
– Мы слышали о черной мессе, – заявил парень без камеры. – Можно посмотреть?
– Смотреть нечего. Все уже убрали. Это была неудачная шутка больного человека.
– А вы, в самом деле, убили двух кошек? Освежевали и вспороли им животы?
– Кто-то убил трех кошек, – сказала я. – И я надеюсь, что полиция найдет, кто это сделал.
– А что с младенцем? – спросил его приятель, направляя на меня видеокамеру.
– Мла-младенцем?..
– Да, я слышал, что нашли какие-то части тела, которые не смогли идентифицировать, и полиция считает, что это ребенок, который пропал из Бостона и…
– Нет! – воскликнула я, и мой голос прозвучал излишне резко в тишине улицы. – Они нашли кошек, и ничего больше. Если вы хотите получить дополнительную информацию, то советую вам обратиться в полицию Ист-Фоллса или полицию штата, потому что мне добавить больше нечего. А еще лучше, если я сама им позвоню. Как вы на это смотрите? И выдвину обвинения в нарушении моих прав. Вы ступили на принадлежащий мне участок без моего разрешения. Вы это знаете?
– Мы должны поступать так, как нам диктует совесть, – заговорил низким, хорошо поставленным голосом второй мужчина средних лет. – Мы представляем Церковь Благословенного Христа-Спасителя и посвятили себя искоренению зла в любой форме.
– Правда? – спросила я. – Значит, вы пришли не по тому адресу. Здесь нет зла. Попробуйте пройтись дальше по улице. Уверена, вы сможете найти что-то, что стоит разоблачать.
– Мы это уже нашли, – заявила одна из женщин. – Это черная месса. Извращение одного из самых священных обрядов христианства. Мы знаем, что это означает. И другие узнают. Они придут. Они к нам присоединятся.
– О-о? Знаете, кофе с пончиками у меня закончился. Не люблю быть плохой хозяйкой. Если они не против чая, то я сейчас поставлю чайник. У меня получается на самом деле убойный отвар.
Парень уронил видоискатель. На мгновение я подумала, что из-за моих последних слов про отвар. Затем, когда его качнуло вперед, я бросила взгляд на окно и увидела, что Саванна выглядывает из-за занавески. Она улыбнулась мне, затем подняла руку – и парня качнуло назад, и он свалился на траву.
– Это не смешно, – сказала я, уставившись на парня, когда он пытался встать. – Я не намерена стоять здесь и позволять вам устраивать передо мной эти клоунские падения. Если вам есть что мне сказать, свяжитесь с моим адвокатом.
Я с гневным видом отправилась в дом и с грохотом захлопнула за собой дверь.
Саванна валялась на софе и хохотала.
– Это было великолепно, Пейдж.
Я широкими шагами пересекла комнату и задернула занавески.
– О чем ты думала, черт тебя побери? Зачем ты это сделала?
– О-о, они никогда не узнают, что это я. Эй, не грусти! – Она выглянула на улицу. – Он проверяет свои шнурки, думает, может, на них наступил. Ха! Люди такие глупые.
– Прекрати это повторять. И отойди от окна. Я собираюсь просто их игнорировать и готовить ужин.
– А мы можем поесть на улице?
– Нет!
* * *
В конце концов, мы все-таки ели вне дома.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...