ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Как раз перед тем, как исчезнуть совсем, дочь бросила взгляд через плечо и посмотрела на нас гневным и обвиняющим взглядом.
– Идите с миром, – прошептала я. – Вечный вам покой, – затем я повернулась к Кортесу. – Ты же вроде бы говорил, что заклинанием Саванны вызывают духов природы, а не призраков.
– Да, всегда считалось так, но, похоже, теперь оно срабатывает, как никогда раньше.
– А как нам прекратить его действие?
– Ее нужно вынести за пределы кладбища.
– И тогда действие заклинания закончится?
– Я так надеюсь. Когда мы выйдем из-под укрытия деревьев, духи вернутся, но как ты уже сама убедилась, они не собираются приносить нам зло. Ты должна просто идти сквозь их ряды, как проходила сквозь те иллюзии, созданные колдуном у выходов из похоронного бюро.
– Я все поняла. Если пойдем на юг, доберемся до дороги. Там нет забора, поэтому мы сможем…
Меня перебил вой. Это не было воем духов, определенно этот звук издавала собака, взявшая след.
– Так, еще и собачки из ада, – хмыкнул Кортес.
– Может и так, но думаю, что это ищейки, вероятно, полицейские.
– А-а, я забыл про полицию. Думаю, это проблема номер шестьдесят три.
– Шестьдесят четыре – шестьдесят третьим номером шли люди, валявшиеся без сознания вокруг могилы Катрины Мотт. Или станут ею, когда очнутся. – Я сделала глубокий вдох. – Хорошо, давай подумаем. К западу отсюда протекает ручей. Собаки не могут взять след в воде. Более того, пока они бегут в противоположном направлении, поэтому у нас будет запас времени.
– Ну, тогда двигаем на запад, – Кортес поднял бесчувственную Саванну и перекинул через плечо. – Указывай путь.
И мы побежали. Против нас была полиция штата, явно державшая оружие наготове, нас преследовали лающие собаки, окружали крики, и еще приходилось нестись сквозь кружащуюся массу духов. Но, дойдя до определенного предела, ты уже ни на что не реагируешь. Духи? Собаки? Полицейские? Да плевать! Нужно просто бежать дальше и все это уйдет.
От спасения бегством устаешь. Но можно сократить себе путь: бежать к воде. Потом идти по воде. Если и так не уйти от преследующих собак, бросайся в них огненными шарами. Так, добрались до дороги. Бегом к машине.
Я рухнула рядом с автомобилем, судорожно хватая ртом воздух. Кортес затащил меня в салон. Я стала бормотать оправдания об астме, которой страдала в детстве. Про себя пообещала начать ходить в спортзал.
– Землю не потеряла? – спросил Кортес.
– Землю?
Не могу описать выражение его лица. Шок. Неверие. Ужас.
– О, эту землю, – я достала оба мешка из карманов. – Все здесь.
Я позволила Кортесу сесть за руль, чтобы устроиться сзади рядом с Саванной, которая так пока и оставалась без сознания. И хорошо, что я позволила Кортесу управлять автомобилем, поскольку, хотя я и считаю себя отличным водителем, опыта у меня мало – я предпочитаю ходить пешком или ездить на велосипеде. Дело в том, что если бы за рулем на этот раз оказалась я, то я была бы не готова справиться с тем, что случилось дальше.
Кортес тронулся с места, но не стал возвращаться на автостраду, а направился по грунтовой дороге, на которой стояла машина, подальше от главных кладбищенских ворот.
Однако до того как мы добрались до первого перекрестка, позади нас завыли сирены. Я обернулась и увидела, что нас догоняет машина полиции штата с включенной мигалкой.
– Дерьмо! – выругалась я. – Не останавливайся!
– Я и не собирался. Вы обе пристегнуты?
– Да.
– Ну, тогда держитесь.
С этими словами он выключил фары и надавил на газ.
ЧЕСТНЫЙ УГОНЩИК
Маргарет ездила на «Олдсмобиле». На старом «Олдсмобиле», вероятно купленном в середине восьмидесятых. Это означало, что носится он так, словно за ним гонятся черти, но не очень хорошо проходит повороты, как обнаружил Кортес, когда впервые преодолевал поворот и чуть не вылетел в кювет. Также среди положительных моментов стоит назвать ширину автомобиля, поэтому «Олдсмобилем» хорошо пользоваться на бездорожье.
Да, я сказала «на бездорожье», потому что мы съехали с дороги и понеслись по полю. Пожалуйста, представьте эту картину: дело за полночь, на небе ни луны, ни звезд, фары выключены, и вы несетесь по вспаханному полю на скорости сорок миль в час. Заверяю вас: по испытываемому ужасу это примерно то же, что высасывание воздуха из легких койутом.
Как мы добрались до другого конца поля, не перевернувшись, я не знаю. Машина ни разу нигде не застряла. После того, как мы проехали по полю футов пятьдесят, полицейская машина отстала.
С другой стороны поля мы выехали на пустую дорогу.
– С тобой все в порядке? – спросил Кортес, снижая скорость.
– Потрясло здорово, но вроде все в порядке. Ну и гонка!
– Где мы? – спросила Саванна и села.
– Направляемся домой, – ответила я. Кортес бросил взгляд в зеркало заднего вида.
– К сожалению, мы попали в неприятную ситуацию, – заметил он. – Предполагаю, полицейские записали номер машины.
– Ты прав. Я об этом не подумала.
– Не беспокойся. Это просто означает, что мы должны бросить машину перед въездом в город и зайти через лес. Когда доберемся до твоего дома, тебе придется позвонить мисс Левин и объяснить ситуацию. Если полиция заявится к ней до утра, она может заявить, что машину украли, пока она спала. Если они не свяжутся с ней до девяти, я бы посоветовал ей самой позвонить в полицию и сообщить о пропаже автомобиля.
– Полиция? – сонно моргая, спросила Саванна. – Какая полиция?
– Не спрашивай, – сказала я ей. – И никогда больше не пользуйся этим заклинанием. Пожалуйста.
– Я вызвала полицейских?
– В некотором роде, – хмыкнул Кортес. – Я остановлюсь вот здесь. Как я понимаю, идти нам отсюда минут двадцать.
Он припарковал машину, заехав в лес и оставив торчать заднюю часть, чтобы ее могли найти, правда, не сразу.
– А ключи оставим в замке зажигания? – спросила я, надевая на плечи рюкзак.
– Нет, тогда возникнут лишние вопросы о том, где ворам удалось раздобыть ключи. Лучше, чтобы все выглядело, как обычный угон.
Он расстегнул куртку и достал небольшой набор инструментов.
– Ты собираешься замыкать накоротко провода? Для запуска двигателя без ключа зажигания? – спросила Саванна, склоняясь вперед со своего места. – Классно. А ты вскрывал машины, когда был мальчишкой?
– Конечно, нет.
– Позволь мне догадаться, – подала голос я. – Это – еще один из сомнительных, но необходимых навыков, типа того, как прогнать назад духов и уходить от погони по бездорожью.
– Вот именно.
– А сколько машин ты угнал? – спросила Саванна, когда мы выбрались из автомобиля и пошли по дороге пешком.
– Две. И оба раза, уверяю вас, делал это только по причине крайней необходимости. Я оказывался без средств передвижения, когда они мне были очень нужны. К счастью, ни одна машина не пострадала, и я смог оставить их в безопасных местах, предварительно помыв и залив баки.
Я улыбнулась.
– Готова поспорить: полицейские чесали затылки – откуда взялся этот честный вор?
Саванна закатила глаза.
– Слушайте, а вы когда-нибудь делали хоть что-нибудь плохое?
– Я украла тюбик помады, когда мне было двенадцать лет.
– Да, ты мне об этом рассказывала, – она посмотрела на Кортеса. – Представляешь, что она сделала? Украла, а потом почувствовала себя такой виноватой, что послала магазину деньги. Включая налог. Знаете ли, вы оба подаете плохой пример.
– Плохой пример?
– Конечно. Как я смогу соответствовать? Когда-нибудь мне придется обратиться к психотерапевту и долго у него лечиться.
– Не беспокойся, – сказала я. – Я уже отложила на это деньги.
– Вероятно, – пробормотала Саванна себе под нос. – А что…
– Машина, – перебила я. – Сходим с дороги. Мы поспешили на поле.
– А ты часто этим занимаешься, Лукас? – спросила Саванна. – Гонки на автомобилях, уход от полиции и все остальное?
– Случается, хотя не стал бы определять это, как «часто».
– На самом деле я хотела спросить: а как часто тебе приходится этим заниматься так часто? – спросила я.
– Нечасто, – он улыбнулся.
– Значит, мы особенные? – уточнила Саванна.
– Очень особенные.
– Не думаю, что это хорошо, – заметила я.
Я перекинула рюкзак на другое плечо. Кортес протянул руку, чтобы взять его у меня, но я отмахнулась.
Нога Саванны попала в ямку, она чуть не упала, потом догнала Кортеса и пошла рядом с ним.
– Так что это за дело? – спросила она. – В сравнении с другими, которыми ты занимался?
– Безумное.
Она посмотрела на меня, чтобы я уточнила.
– Он имеет в виду, что мы не даем ему скучать. В основном потому, что сами являемся источниками половины проблем.
Кортес улыбнулся.
– Должен признать: у вас обеих есть уникальная склонность к созданию новых.
– Уникальная, – повторила Саванна, – Он имеет в виду, что мы особенные.
– Угу, – кивнула я.
* * *
Мы вернулись в дом точно так же, как покидали его: прошли через лес, затем перебежали задний двор и проскользнули в дверь в задней части дома. Я быстро выглянула в окно на лужайку перед домом и увиденное подтвердило, что нам следовало проявлять осторожность. На лужайке все еще стояли лагерем трое или четверо человек. Один из них даже поставил походную палатку. Я подумала, не брать ли мне деньги за аренду земли.
* * *
Отправив Саванну спать, я позвонила Маргарет. Говорили мы примерно следующее.
Я: – М-м-м, у нас возникла проблема с вашей машиной…
Она: – Авария! О боже, нет!!! Моя страховка…
Я: – Нет, не авария. С нами со всеми все в порядке, включая машину. Нам просто пришлось ее бросить.
Она: – Въехали в канаву?
Я: – Нет. Мы просто оставили ее на дороге. Полиция увидела номер и…
Она: – Полиция?
Я: – Все в порядке, но когда полиция найдет машину, скажите, что ее у вас украли.
Она: – Украли?
Я: – Да. Скажите, что оставили ее на подъездной дорожке к дому, когда отправились спать, и больше ее не видели. Не упоминайте ключи. А если полиция будет что-то спрашивать про кладбище…
Она: – Кладбище?
Я: – Говорите, что ничего про него не знаете.
Она: – Но я, в самом деле, не знаю!
Я: – Вот и хорошо. Чтобы ни говорила полиция, вы ничего не знаете. Вы не видели меня несколько дней. Если они найдут в вашей машине мои отпечатки пальцев, скажите, что я брала ее у нас в прошлом месяце, ладно?
Она: – Отпечатки пальцев? Что ради всего святого ты…
Я: – Мне пора идти. Спасибо, что дали нам машину. Я вам все компенсирую. До свидания.
* * *
Когда я зашла в гостиную, Кортес стоял перед телевизором и щелкал пультом, переключая каналы.
– Телевизор, – сказала я, падая на софу. – Великое изобретение. Идеальное тупое лекарство после адского дня. Так что показывают?
– «Ночь оживших мертвецов».
– Ха-ха.
– Я серьезно говорю.
Он снова пощелкал пультом и остановился, когда на экране появился черно-белый образ стонущего вставшего из могилы мертвеца, пошатываясь разгуливающего по ферме.
– Выглядит знакомо, – заметила я. – Не видела ли я это раньше?
– Вчера. В похоронном бюро.
– Нет, там вставшие мертвецы были гораздо страшнее. И не шатались. Ну, Кари шатался, да и то только потому, что у него было сломано много костей. М-м-м… где же я это видела? Призраки окружают дом, обитатели в ловушке внутри, поскольку отказались уйти. Погоди! Да это же лужайка перед моим домом. Посмотри, вон обнаженная женщина. Готова поспорить: это викканка.
Кортес рассмеялся.
– Я рад, что ты в состоянии шутить на эту тему. Я колебалась, затем посмотрела на него.
– Знаешь, если станет слишком жарко… Я имею в виду, что это совсем не легкое судебное дело, которое ты, вероятно, предвидел. Я все пойму, если ты решишь отказаться.
– И пропустить все забавы? – он хитро улыбнулся мне. – Никогда.
Мы мгновение смотрели друг на друга, затем он быстро повернулся к телевизору и опять стал переключать каналы.
– Нет, погоди, давай назад к тому фильму, – сказала я. – Я не прочь немного поразвлечься. Поедающие человеческую плоть зомби как раз для этого подходят.
Он вернулся к старому фильму, затем посмотрел на кресло и на софу, словно решая, где ему усесться. Я показала на другой конец софы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...