ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Но кто такой Наст? Мне следовало это знать, но мозг фокусировался не лучше, чем глаза. Я повторяла фамилию у себя в сознании, и живот скручивало при каждом повторении. Наст – это… плохо. Кто-то, с кем я не хочу встречаться. Мой организм мне это подсказывал. Но…
– У меня болит горло, – простонала Саванна.
– Секундочку, ребенок. Мы сейчас принесем тебе чего-нибудь холодненького, – ответила Лия. – Просто полежи и расслабься.
Саванна. Наст. Я вспомнила связь. Это отец Саванны, Кристоф Наст. О боже!
– Са… Саванна! – удалось выдавить мне, поднимаясь на ноги. – Мне нужно по… поговорить с тобой, дорогая.
– Никаких разговоров, – сказал Фрисен. – Мистер Наст хочет, чтобы она поберегла энергию.
Я все-таки добралась до постели Саванны и села на край. Мне пришлось сглотнуть несколько раз перед тем, как я смогла открыть рот.
– Наст… – я замолчала, поняв, что не могу просто это выпалить. Ей требовалось знать больше. – Кристоф Наст. Он – колдун. Он – глава… нет, сын главы Кабал-клана Настов.
– Как Лукас? – моргнула Саванна.
– Нет, не как Лукас.
При упоминании имени Кортеса я вспомнила, где видела его в последний раз – он полз за мной по горящему дому. Но я не видела, как он выбирался. А он?.. О боже! Я сглотнула и попыталась об этом не думать.
– Кабал-клан Настов…
– Достаточно, – перебила Лия. – Если ты до этого времени ей ничего не рассказала, то нечего начинать сейчас. Пусть будет сюрприз. Ты любишь сюрпризы, Саванна?
Саванна гневно посмотрела на нее.
– Я с тобой не разговариваю.
– Саванна, есть кое-что еще… – снова открыла рот я.
– Нет! – Лия схватила меня за плечи и потащила к моей кровати. – Это будет сюрпризом. Поверь мне, ребенок, он тебе понравится. Ты выиграла генетический джек-пот.
До того, как я смогла что-то сказать, Фрисен поднял Саванну с кровати, не обращая внимания на ее возражения, и вынес ее из комнаты. Лия последовала за ними. Я стояла в опустевшем помещении, глядя на приоткрытую дверь, и ждала, когда она закроется. Мгновение спустя Лия опять просунула голову в комнату.
– От этих препаратов ты становишься глупой? – спросила она. – Пошли.
Я только тупо смотрела на нее.
– Я говорила им, что тебе дали слишком большую дозу, – заметила она. – Чего ты ждешь? Кандалов и цепей не будет. Ты здесь не пленница. Наст хотел поговорить с Саванной и решил, что это – единственный способ.
– Значит… я могу уйти? Я свободна уйти?
– О, конечно, – Лия улыбнулась. – Если ты не против оставить Саванну здесь.
Она исчезла за дверью. Я последовала за ней.
Наст мог быть в соседнем помещения, как говорила Лия, но, вероятно, решил провести встречу в другом месте, поскольку мы направились вниз, причем немало кружили, пока добрались до гостиной.
Во время этой прогулки голова у меня прояснилась. Хотя и оставалось ощущение, будто голова и горло набиты ватой, но, по крайней мере, теперь я могла думать и осматривать помещения, по которым мы проходили. Мы находились в доме – вероятно, на ферме, судя по отрывающемуся из окон виду. На окнах отсутствовали решетки, некоторые даже были открыты. Мы миновали главный вход и боковую дверь, и ни Лия, ни ее партнер даже не обернулись, чтобы проверить, не брошусь ли я к ним. Им и не требовалось. Пока Саванна у них, я никуда не сбегу.
Все надежды на то, что мне все еще удастся рассказать Саванне про Наста, испарились, когда мы зашли в гостиную. У камина стоял Сандфорд, рядом с ним сидел высокий широкоплечий мужчина с редеющими светлыми волосами. Когда мы вошли, он обернулся, и я посмотрела ему в глаза – точную копию больших голубых глаз Саванны. У меня внутри все опустилось. Теперь я точно знала, что Кристоф Наст на самом деле ее отец.
– Саванна, – улыбнулся Наст. – Ты даже не можешь себе представить, сколько я ждал этой минуты.
– Скажите этому мужику, чтобы меня отпустил! – Саванна извивалась, пытаясь высвободиться. – Поставь меня на пол! Немедленно!
Наст жестом показал Фрисену, чтобы отпустил Саванну.
– Прошу прощения, принцесса. – Наст усмехнулся и посмотрел на Сандфорда. – Есть еще сомнения, что она моя?
– Я не ваша, – заметила Саванна, поправляя футболку. – Не ваша и не ее, – она показала пальцем на Лию. – Ничья. А теперь отвезите меня домой или у вас будут проблемы.
– Саванна, дорогая, – заговорила я. – Мне нужно тебе кое-что сказать. Помнишь, я рассказывала тебе про Кристофа Наста…
– Это он? – она осмотрела Наста с головы до ног, затем отвернулась и фыркнула. – Сын главы клана? Ему сколько, пятьдесят? К тому времени, как он станет главой, то будет уже готов выходить на пенсию.
– На самом деле мне сорок семь, – сообщил Наст с покровительственной улыбкой. – Но я уловил твою мысль. Однако для тебя ведь так даже лучше, не правда ли?
– Что для меня лучше?
– Если я такой старый. Значит, ты быстрее получишь свое наследство.
– Почему? Ты кто такой, колдун? Адвокат моей мамы?
Наст посмотрел на меня.
– Ты ей не говорила?
– Саванна, это… – открыла рот я.
– Я – твой отец, – сообщил Наст.
Он улыбнулся и протянул руку к Саванне. Она отпрыгнула назад и взмахнула руками, чтобы отгородиться от него. Девочка переводила взгляд с меня на Наста и обратно на меня.
– Это не смешно, – сказала она.
– Саванна, я… – снова открыла рот я.
– Никто не шутит, Саванна, – заявил Наст. – Я понимаю, что это тебя, наверное, шокирует, но ты, в самом деле, моя дочь. Твоя мать…
– Нет, – произнесла она тихим голосом, потом повернулась ко мне. – Ты бы мне сказала, да?
– Я… – я покачала головой. – Мне очень жаль, дорогая. Точно мы не знаем. Мистер Наст утверждает, что он – твой отец. Я не могла в это поверить. Я хотела получить доказательства перед тем, как сообщать тебе.
Наст положил ладонь на руку Саванны. Когда она ее сбросила, он склонился к ней.
– Я знаю, что ты злишься, принцесса. Я планировал нашу встречу совсем по-другому. Я думал, что ты знаешь.
– Я… не верю в это.
– Тебе и не требуется. Мы не в человеческом суде, поэтому все можно решить простым анализом крови. Я договорился, чтобы наши врачи сделали его, как только мы вернемся в Калифорнию.
– Калифорнию? – переспросила Саванна. – Я не могу… я не… я не поеду. Нет, не поеду.
– Прости, я опережаю события. Я не собираюсь куда-либо отвозить тебя, Саванна, против твоей воли. Это не похищение. Прости, что мне пришлось пойти на такие меры, чтобы доставить тебя сюда, но я опасался, что это – единственный способ представить мою версию. По-другому Пейдж не позволила бы.
– Версию чего?
– Дела об опекунстве.
Она переводила взгляд с него на меня.
– Мы будем судиться? Наст рассмеялся.
– Нет, слава Богу. Я решил обойти ужасы системы правосудия. Ни один человеческий судья не в состоянии определить, где тебе жить, Саванна. Никто не может этого решать. Это твоя жизнь и это должно быть твое решение.
– Отлично. Тогда я остаюсь с Пейдж.
– Разве я не могу представить свою версию? У Пейдж был почти год, определенно ты можешь дать мне тридцать минут на представление моих аргументов. Это все, что я прошу, принцесса – тридцать минут на объяснения, почему тебе следует остаться со мной.
– А если я не захочу?
– Тогда ты свободна, возвращаться в Ист-Фоллс вместе с Пейдж.
– Чушь собачья, – сказала я.
Наст в удивлении поднял голову, словно заговорили стены. Когда он повернулся ко мне, его взгляд остановился где-то поверх моей головы, словно он считал, что я недостойна его внимания.
– Ты сомневаешься в моем слове, Пейдж? – из его голоса исчезла вся веселость, снисходительность и терпимость. – Я – Наст. Я всегда, держу слово.
Я почувствовала на себе взгляд Саванны. В это мгновение я поняла, что должна сделать: заткнуться. Наст прав, это ее выбор. Шабаш или Кабал-клан. Белая магия или черная. Если я повлияю на ее решение, то всегда буду чувствовать, как другая сторона тянет одеяло на себя, работая против меня. Пусть Саванна выслушает, что предлагает Наст, и поймет, что Ева приняла правильное решение, отправив ее в Шабаш. Хотя я сомневалась, что Наст позволит Саванне так легко уйти, я буду преодолевать этот барьер, когда он поднимется передо мной. Если же я потяну ее прочь, лягающуюся и кричащую, то потеряю ее навсегда.
* * *
Перед тем, как начать представление дела, Наст предложил накормить нас. Он заказал пиццу. Ее вскоре привезли на дом и мы все видели разносчика, таким образом Наст еще раз подчеркивал, что нас не держат в плену в каком-то удаленном, скрытом от глаз людских месте.
Хотя Лия и Фрисен ели вместе с нами, Наст смотрел на пиццу так, словно ожидал, что грибы станут двигаться и ползать. Он заверил нас, будто нас это волновало, что пообедает позднее, во время деловой встречи в Бостоне.
Значит, мы все еще в Массачусетсе? Когда я об этом подумала, то вдруг поняла, что он сказал «обед», а не ужин и не завтрак. После этого я с ужасом осознала, что мы проспали всю среду и оставались в отключке почти сутки. И снова я подумала о Кортесе, но знала, нет смысла спрашивать, они скажут нам только то, что мы хотим услышать.
– Мы можем начать? – спросила Саванна. – Пицца отличная, но мне бы хотелось покончить с делом.
Наст кивнул.
– Вначале позволь мне сказать, что твоя мать была удивительной женщиной, и я ее очень любил. Просто… у нас не сложилось. После твоего рождения она велела мне держаться подальше, и я так и делал, но всегда плакировал когда-нибудь стать частью твоей жизни. После смерти твоей матери это случилось раньше, чем я ожидал.
– А почему она никогда не упоминала тебя?
– Не представляю, Саванна.
– Давай продолжай рассказывать, чтобы я могла вернуться домой.
Наст откинулся на спинку кресла, причем сделал это так, что на костюме не появилось ни одной складки.
– Я едва ли знаю, с чего начать. Ты понимаешь, как организован Кабал-клан?
– В некотором роде.
Наст вкратце ей это объяснил, концентрируясь на важности главы семьи колдунов.
– Как моя дочь, ты станешь важным членом этой семьи, со всеми правами и привилегиями, которые дает такое родство.
– Я могу задать вопрос? – подала голос я.
– Я не думаю…
– Это разумный вопрос. Я ничего не оспариваю, не высказываю ни с чем несогласия. Я просто хочу прояснить один момент. Насколько я понимаю, у колдунов обычно рождаются только сыновья, а это означает, что Саванна оказывается единственной девочкой – или женщиной – в семье. Как это повлияет на ее положение?
– Это не повлияет, – Наст замолчал, затем заговорил вновь. – Позвольте мне объяснить это поподробнее. Я хочу быть полностью откровенным с тобой, Саванна. Внутри нашего Кабал-клана семья Настов пользуется абсолютной властью. Если мы скажем, что тебя принимаем, то тебя примут все. Теперь, что касается вопросов наследования и преемственности. Скорее всего, какой-то спор все-таки будет – насчет того, можешь ли ты стать главой клана. Однако этот вопрос нет смысла обсуждать. У меня есть два очень способных сына, и я уже назвал старшего своим наследником.
– И что тогда получаю я? – спросила Саванна.
– Все остальное, – Наст склонился вперед, к ней. – Я очень богатый и очень могущественный колдун, Саванна. Я могу дать тебе все, что ты когда-либо хотела. Я уверен: Пейдж делала все, что в ее силах, но она не в состоянии обеспечить тебе все, что могу я. Это больше, чем деньги, Саванна, я говорю о возможностях – о лучших учителях, лучших колдовских книгах, лучших материалах.
– Конечно – в обмен на мою бессмертную душу. Я не глупый маленький ребенок, колдун. Я знаю, почему ты меня захватил. Из-за церемонии.
Я лишилась дара речи и жестом показала ей, чтобы молчала.
– Все в порядке, Пейдж. Мы знаем о менструации Саванны со вчерашнего утра.
– До того, как захватили нас? – уточнила я. – Кто вам сказал?
– Мы можем обсудить это позднее. Дело в том…
– Дело в том, что вы схватили меня для изменения церемонии с целью сделать меня рабыней Кабал-клана, – заявила Саванна.
– Рабыней Кабал-клана? – рассмеялся Наст. – Это тебе Пейдж такое сказала?
– Не Пейдж.
– А, Лукас, как я предполагаю. Как бы я ни уважал Кортесов, должен заметить, что Лукас Кортес – запутавшийся в жизни молодой человек.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...