ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Подробнее!
– Пожалуйста. И Краузли и Вейлинг просто прийти в себя не могут от того, что кто-то выиграл у них миллион. Естественно, они подозревают, что дело тут нечисто. В каком смысле нечисто? А в таком: среди их сотрудников кто-то решил прикарманить выигрыш себе. Как устроена игра он знает, и дойти до шестого уровня для него не проблема. Но ему нужен сообщник, чтобы забрать выигрыш. Вот тут у него что-то не срослось. Возможно, он до сих пор не может найти себе сообщника. Или они никак не договорятся, как им делить миллион. Руководству «Виртуальных Игр» на миллион плевать. Больше всего они заинтересованы в том, чтобы найти, кто из сотрудников компании решился на двойную игру. И дело тут пахнет куда большими суммами!
– Бог с ними, с суммами. Зачем они нас-то наняли? Среди своих им искать легче, чем нам, – возразил Шеф.
– На всякий случай. Хотят с двух концов подобраться. И изнутри и, так сказать, извне.
Ларсон меня так же не поддержал.
– По-твоему, все выходит слишком просто. Стали бы они назначать такой крупный приз, если бы их программисты имели преимущество перед простыми игроками. То есть, я что хочу сказать. Если МНОГО сотрудников имеют преимущество, то «Виртуальные Игры» не назначили бы приз в миллион. А если лишь несколько человек, то мошенника они бы и сами вычислили, без нашей помощи. Но я думаю, НИКТО не имеет преимущества априори – эта игра не такая примитивная, как ты думаешь.
Ничего такого я не думал. Думать начну после того, как увижу игру собственными глазами.
По интеркому на связь вышла Яна:
– Шеф, как вы просили, я уточнила условия конкурса. Там есть один дополнительный пункт. Если в течение года с момента выхода игры никто из игроков не дойдет до шестого уровня, то тысяча лучших игроков поделят призовые деньги пропорционально набранным очкам. Во всех предыдущих играх этот дополнительный пункт был основным и единственным. Призов в миллион он никогда не назначали. Для «Шести дней творения» условия конкурса изменили: ввели приз за шестой уровень, а приз для тысячи лучших игроков стал дополнительным – если никто не дойдет до шестого уровня. У меня все.
Шеф поблагодарил Яну, а нам сказал:
– Вот так, теоретики.
Я заметил, что это ничего не меняет. Ларсон сказал, что это меняет все, но привести хотя бы один пример не смог.
– В том файле есть что-нибудь интересное? – спросил я Шефа.
Может, думаю, там и полное имя отправителя, и его снимок, и код ДНК и куча всего другого, а Шеф с Яной попросту задумали над нами с Ларсоном поиздеваться.
– Ничего, кроме псевдонима отправителя: Счастливчик. Остальное… Остальное, думаю, бесперспективно, иначе специалисты из «Виртуальных Игр» его бы уже нашли. Ладно, будем думать…
Он начал первым. Мы последовали его примеру. Сидели молча минут пять – каждый погруженный в свои мысли. Потом Шеф сказал:
– Пока решим так: ты Хью запускаешь игру и начинаешь в нее играть. Миллиона тебе не заработать, зато мы сможем оценить насколько она трудна. Тебе, Федр, задание попроще. Установи имена тех, кто принимал участие в создании игры. Возможно, с кем-то из них тебе придется побеседовать.
Шеф, как и большинство моих знакомых, зовет меня Федр, через "е". О том, что на самом деле меня зовут Фёдором помню только я и мои родители, которые живут на Земле. Остальные зовут меня кто как: Фред, Тед и даже Тод, и я отзываюсь как миленький – другого выхода у меня просто нет.
Услышав о предстоящей работе, Ларсон покривился, но его утешила оговорка, что мое задание «попроще». А я подумал, ничуть оно не проще и уж куда как менее приятно. Выйдя от Шефа, я спросил коллегу, какие замечания он получил во время беседы с клиентами.
– В порядке поступления: «будь проще», «не умничай», «тебе же сказали!». А тебе?
Я сказал, что что-то вроде этого. Ларсон тяжело вздохнул, повертел в руках упаковку с игрой и потопал в лабораторию. По дороге к своему кабинету, я заглянул к Яне.
Встречать и провожать клиентов – не главная Янина задача. Есть у нее и более важная работа: сбор сведений, которые могут понадобиться для расследования. Яна умна, если не «не по годам», то не по размерам – выглядит как подросток: худая, мелкая, в глазах, натурально, – энтузиазм, светлые волосы хвостиком с ленточкой и все такое.
«В ней есть какая-то незавершенность», – глядя в потолок, мечтательно произнес Шеф после двухчасового собеседования с юной соискательницей места «специалиста по информационным технологиям». И взял ее на работу.
Кабинетик у Яны крошечный и снизу доверху заставлен аппаратурой. Свободно пространства не хватило бы и для мусорной корзины. Однако хрупкая, миниатюрная Яна поместилась туда вместе с телескопическим креслом, обладавшим семнадцатью степенями свободы, и большим плюшевым медведем – самым обычным – с ватой внутри, но редкого для медведей василькового цвета.
– Слушай, – шепотом сказала мне Яна, – с медведем творятся какие-то странные вещи.
Я прикрыл дверь поплотнее и шепотом же ответил:
– Выкладывай.
– Уже во второй раз, приходя утром на работу, я нахожу Бьярки не на его обычном месте – на магнитно-резонансном распознавателе, а в кресле.
– Падает? – предположил я, оценив на глаз возможную траекторию падения Бьярки с двухметрового распознавателя в Янино телескопическое кресло.
– Может и падает, но это еще не все. Он подгоняет кресло под себя причем во всех семнадцати измерениях.
– Действительно, нелепость какая-то… Зачем ему подгонять кресло, если вы с ним практически одного роста.
– Он толще, – обиженно ответила Яна, – И руки короче, то есть лапы.
– Да-да, конечно, – поспешил согласиться я. – Особенно задние.
– Представляешь, какого это: каждое утро заново перенастраивать кресло!
– Представляю. Возьми кресло попроще.
– Я к этому привыкла, – вздохнула она и добавила: – И к Бьярки.
Меня осенило:
– А ты уверена, что он плюшевый?
– Уверена, – ответила она, погладив мягкую медвежью шерстку.
– Я не то хотел сказать. Ты уверена, что у него внутри опилки? Вдруг тебе подсунули переодетого медведем биоробота.
– Распознаватель меня бы предупредил. Сам подумай, позволил бы он чужеродному роботу сидеть не себе да еще в таком сверхсекретном месте, как мой кабинет.
– Твоя правда, – согласился я.
– Бьярки даже не механический – я проверяла.
Пускать такое дело на самотек нельзя ни в коем случае.
– Установи камеру слежения на ночь. Или нет, лучше две, даже четыре, – посоветовал я, вспомнив о Шефе.
– Знаешь, я об этом подумала. Но подглядывать как-то неловко. Мы же с ним друзья.
– Друзья так себя не ведут, – я злобно посмотрел на Бьярки и стал протискиваться к выходу. – Черт, чуть не забыл зачем пришел. Правда теперь не знаю, можно ли говорить при нем о служебных делах, – я кивнул в сторону Бьярки.
– Говори, всю ответственность беру на себя, – позволила Яна.
Бьярки в наказание отвернули мордой к стене.
Я объяснил суть нового задания, и мы вместе обмозговали, как и где найти список программистов из «Виртуальных Игр». В детали вдаваться нет никакой необходимости, скажу только, что предварительный ответ Яна выдала минут через десять.
Главным разработчиком «Шести дней творения» являлся некто Чарльз Корно. Жил он в Южном Пригороде: квартал С-14, дом 36. В «Виртуальных Играх» Яне сказали, что Корно любит работать дома и искать его следует именно там. Покончив с поисками Корно, Яна убежала к Ларсону смотреть игру.

3
В городе мой «Мак-Ларен» ориентируется не хуже меня. Ради спортивного интереса я ввел в автопилот не адрес, а имя Чарльза Корно. И что бы вы думали? Флаер полетел туда, куда следует – в Южный Пригород. Следовательно, Корно, во-первых, ни от кого не скрывается, во-вторых, является довольно-таки известной личностью, раз его адрес знает простой автопилот.
На Земле считают, что в провинции мода более консервативна, чем у них. Глядя на Южный Пригород с высоты птичьего полета, такого не скажешь. На Земле постеснялись бы так строить. Район этот богатый, и жители выпендриваются друг перед другом, кто, чем может. Конечно, самые богатые жители Фаон-Полиса успели ухватить участки возле самого озера, но потом, когда вокруг озера понастроили гигантских термитников, сильно об этом пожалели.
Среднестатистический житель Южного Пригорода жалеет лишь о том, что его сосед умудрился пригласить для строительства более сумасшедшего архитектора. Дома копировали и смешивали все стили, когда-либо существовавшие на прародине. Разумеется – в миниатюре. На неуютном Фаоне содержать дом – дело не дешевое. Но египетские пирамиды в масштабе один к семи…
Впрочем, средь обычного для Фаона полупустынного пейзажа пирамиды, вернее, пирамидки, выглядят вполне уместно. Гармонично, сказала бы Татьяна.
Нечто вроде этого я ожидал увидеть, подлетая к дому Чарльза Корно. Но ничего подобного: у Корно был аккуратный белый домик с плоской квадратной крышей, местами прозрачной. Портик с колоннами наводил на мысль о чем-то древнегреческом. Этаж был всего один, но довольно высокий. Автопилот предложил мне самому найти, где сесть. Посадочная площадка находилась на краю участка, в метрах тридцати от дома. Со стороны противоположной дому к ней примыкали густые заросли фаонских кактусов. Я подрулил к посадочной площадке и завис: на площадке были припаркованы два флаера и не какие-нибудь, а полицейский и «скорая». Антирадар добродушно сообщил, что меня уже засекли и что смываться поздно. Я приземлился рядом.
Два полицейских сержанта поприветствовали меня весьма сдержанно и спросили, какого черта мне здесь надо. Пришлось ответить, что в полете мне стало дурно; случайно я увидел на стоянке «скорую», пусть и мне поможет, решил я.
– Тебе еще недостаточно плохо, – сказал один из сержантов.
– Место занято, – сказал другой, постарше.
– Кем? – спросил я равнодушно.
– Кем надо, – объяснил первый.
– Пожалуй я полечу, – я шагнул к флаеру.
Старший вытащил дубинку и преградил мне ею путь, как шлагбаумом.
– Стой где стоишь, – прорычал он.
– И не дергайся, – добавил его напарник и положил руку на кобуру.
Дергаться я и так не собирался.
Возле дома послышались голоса, затем из-за угла появились три головы, остальные части тел скрывал кустарник, высаженный вдоль дорожки. Первые две были в медицинских шапках, и расстояние между ними – приблизительно два метра – не менялось. Я заключил, что медики тащат носилки. Третью голову я бы легко дал на отсечение, ибо она принадлежала старшему инспектору Виттенгеру.
Троица подошла к стоянке. В полном соответствии с моим прогнозом, на носилках лежал полиэтиленовый мешок размером с человеческое тело. Медики молча убрали его в свой флаер и залезли в кабину. Виттенгер заметил меня еще от дома, но виду не подал.
– Это еще кто? – он наконец обратил на меня внимание.
– Вот, господин полковник, поймали. Говорит, дескать, плохо ему стало. Увидел «скорую» и приземлился. Думал – помогут, – экономя слова, доложил тот сержант, что постарше.
– Хотел смыться, – дополнил другой.
– Это человек чересчур скромничает, – Виттенгер ткнул в меня пальцем. – Я полагаю, на него в полете кто-то напал, и он, заметив полицию, поспешил под нашу защиту. Так, господин, как вас там?
– Истинно так, инспектор, – признал я.
Сержанты дебиловато переглянулись.
– Пройдемте в дом, – велел он мне.
Я виновато опустил голову и поплелся к дому, Виттенгер пошел следом.
Дорожка к дому была выложена серыми шершавыми плитами – такие обычно с подогревом. По обе стороны дорожки рос черный вьющийся кустарник, его название, вероятно, сказали на том уроке ботаники, который я пропустил. В конце дорожки кустарник отрывался от земли и обвивал белые четырехгранные колонны, поддерживавшие портик. Высокие окна были забраны витой решеткой, черной, как и кустарник. На стенах между окон я заметил серовато-голубоватый рисунок – неясный, будто бы проступивший сквозь верхний слой белой краски. Входная дверь отличалась от окон отсутствием низкого подоконника. Мы зашли в дом.
– Туда, – инспектор указал на одну из дверей в пустом, светлом холле, где мы очутились миновав что-то вроде тамбура.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...