ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но я так не думаю.
– Вы говорили, что моролинги выделялись среди остальных индейцев-кивара некой специализацией. О какой специализации шла речь? – спросил академик.
– В двух словах не скажешь. У кивара, вообще, довольно сложная система всевозможных табу. Например, клан шелеста листвы имел право охотиться только на полосатую дичь. Взамен, другие кланы не имели права по собственному желанию устраивать солнечные затмения. Даже вызывать или прекращать дождь они не имели права.
– Хм, как в анекдоте… – раздался смешок со стороны слушателей, не принимавших участия в споре.
– В каком анекдоте? – живо обернулся Чигур.
Студент, вспомнивший анекдот, был чрезвычайно польщен тем, что привлек внимание самого академика. Немного краснея и путаясь он стал пересказывать:
– Старый анекдот про распределение обязанностей между мужем и женой. Муж решает глобальные вопросы, а жена – мелкие, например… – он запнулся, – например такие как…
– А, слышал, – оборвав студента на полуслове, отмахнулся Чигур. Академик не улыбнулся даже из вежливости. – Сейчас нам предстоит решить действительно глобальный вопрос: ждать, когда у господина писателя закончатся автографы, или идти по домам.
Бенедикт громко сказал:
– Пусть катится к моролингам!
Участники дискуссии ничего другого от него не ожидали.
– Бенедикт, лично вам я разрешаю охотиться на неполосатую дичь, – благодушно сказал Чигур. – Но к солнечным затмениям не прикасайтесь.
– Слушаюсь! – радостно согласился Бенедикт.
– Пойду узнаю… – пробормотал Цанс и направился к Бруберу.
– Не понимаю, – сказал Семин, – в романе он изобразил моролингов сущими исчадьями ада, а теперь требует, чтобы им отдали всю планету.
– Комплекс вины, – уверенно ответил Бенедикт, – совесть замучила. – Да бог с ним, – отмахнулся Чигур, – но, признаюсь, вы меня заинтриговали. Откуда вы так много знаете о моролингах?
– Они – тема одной из глав моей магистерской диссертации, – ответил Бенедикт, – весной я собираюсь ее представить.
– Любопытно… И каково же ваше объяснение этим их ворчу и словам наоборот?
Семин довольно потирал руки. Чигур вынуждал Бенедикта сказать что-то содержательное, а оппонента, говорящего содержательные вещи, легче критиковать. Цанса, всегда готового заступиться за ученика, поблизости не было.
– Пока это только гипотеза… – начал тянуть время Бенедикт. – Она опирается на существование вселенной с обратной стрелой времени…
– Ах, ну конечно! – влез раньше времени Семин. – Конечно господин Эппель задействует теоретическую физику, в которой антропологи не смыслят не бельмеса!
– Я – смыслю, – твердо сказал Чигур.
– …следовательно, существую, – буквально одними губами дополнил Бенедикт.
Академик то ли не расслышал, то ли сделал вид, что не расслышал.
– Хорошо, продолжайте, – сказал Бенедикту Семин.
Студента выручило появление Цанса и Брубера.
– Ну-с, пойдемте, – сказал Цанс, – я попросил накрыть нам столик внизу. Вы проголодались? – спросил он Брубера.
– Пожалуй…
– Это к лучшему. В нашу столовую надо ходить голодным.
Как я понял, кроме Брубера, приглашение относилось к Чигуру, Семину и еще двум преподавателям. Вшестером они пошли на выход. Впереди шел Брубер. У выхода из аудитории какая-то поклонница открыла Бруберу дверь и встала сбоку, почтительно придерживая створку. Бенедикт, шедший до этого позади всех, обогнал Брубера и проскочил в дверь перед его носом. Поклонницу студент поблагодарил быстрым кивком.
– Ну и тип, – сказал я Шишке, которой не удалось повторить маневр Бенедикта из-за широкой спины Семина.
Она невинно похлопала ресницами.
Выйдя из аудитории, я натолкнулся на ту же компанию: Цанс и четверо преподавателей стояли на балюстраде и нетерпеливо переминались с ноги на ногу. В метрах десяти от них, облокотившись о перила, беседовали Брубер и Бенедикт. Не похоже, что бы Бенедикт просил у Брубера автограф.
– Они знакомы? – спросил я неизвестно у кого, потому что Шишка, секунду назад стоявшая позади меня, исчезла так же внезапно, как и появилась.
Я подошел к Цансу.
– Профессор, пока вы не ушли, разрешите один вопрос…
– Я слушаю.
– Вы не знаете человека по фамилии Рунд?
– Рунд? – удивленно переспросил Цанс. – Какой Рунд?
– Возможно, он и Корно были знакомы.
Цанс стал задумчиво приглаживать брови.
– Да, – сказал он, – был такой физик…
– Был?
– Я лет пять о нем ничего не слышал. Вы говорите, он и Корно…
– Это не точно. Всего лишь слухи. А чем занимался этот физик?
– Субквантовыми вычислениями, кажется… Да, он несколько раз пытался найти ошибку в моей теореме об аттракторах. В те времена многие пытались меня опровергнуть. Потом он куда-то пропал. Наверное понял, что доказательство безупречно и занялся чем-нибудь другим, более полезным… – Цанс самодовольно усмехнулся, – … для науки. Или, как Корно, ушел в бизнес.
– Может быть… А где он жил?
– По-моему, он был с Ауры. Так он что, снова объявился?
– Пока нет, я думал, вы мне подскажете, как его найти.
Пора было сменить тему. Я заметил:
– Бенедикт и Брубер что-то долго болтают.
– Наверное, о моролингах, – предположил Цанс.
– До сегодняшнего дня они общались?
– Бенедикт собирал материал о моролингах. Возможно, что и общались. Но он мне никогда не рассказывал.
– Скрытный студент!
– Это точно, – согласился Цанс. – Ну наконец-то! Кажется, наговорились…
Брубер возвращался к преподавателям. Бенедикт перескочил через перила на «кошмар Мебиуса» и поехал вниз.
Ну вот, думал я, не хватало еще мне за студентами бегать.
На обед меня не пригласили, и я полетел домой переваривать накопленную информацию.

11
Татьяна постоянно твердит, что, читая за завтраком плохие новости, я когда-нибудь заработаю язву. Сегодня был ее день – в смысле – язвы. Тянучка встала у меня поперек горла, когда я прочитал:
Срочное сообщение!
Неожиданный поворот в деле убийства Чарльза Корно!
В деле убийства ведущего программиста компании «Виртуальные игры» появился новый подозреваемый. Вчера поздно вечером полиция арестовала студента Фаонского Университета, Бенедикта Эппеля. Начальник Департамента Тяжких Преступлений, полковник Виттенгер, от комментариев, как всегда, отказался, однако нам стало известно, что Эппель в течение последних месяцев оказывал Чарльзу Корно кое-какие не бесплатные услуги. Мы, разумеется, ни в коем случае ни на что не намекаем, напротив, мы прямо и безоговорочно подразумеваем виртуальные компьютерные игры, разработчиком которых являлся покойный. Эппель, будучи студентом кафедры Динамического Моделирования, проводил для Корно некоторые теоретические расчеты. Свою вину он начисто отрицает, что для убийц весьма характерно, ибо по нашей статистике девяносто процентов убийц отказывается признать вину в день ареста. На второй день после ареста эта цифра падает до семидесяти. Итак, уважаемые читатели, время, как говорится, покажет. Будем ждать, чего нам ждать от наступающего дня!
Позвонил Шеф.
– Ты успел с ним вчера побеседовать? – спросил он, словно забыв, что еще вечером я ему объяснил, почему за Бенедиктом имеет смысл сначала последить. И вечером же он со мною согласился.
Я захрипел, показывая на горло.
– Прими аспирин и в Отдел, – приказал он.
Проглотив тянучку, я позвонил Амиресу. Тот еще спал.
– Накинь что-нибудь, – сказал я ему.
– А в чем дело?
– Ты настучал?
– На кого?
– На Бенедикта!
Амирес натянул простыню и зевнул.
– Виттенгер заявился вчера чтобы спросить, собираюсь ли подавать на вас в суд за незаконное вторжения. Я ответил, что не собираюсь. Тогда, он спросил, откуда в доме появился газ, который есть только у спецслужб. Я отдал ему ваш баллончик и объяснил все, как вы велели. Он не поверил. Потом стал выспрашивать, кто бывал у нас дома. По-моему, он уже знал, что Бенедикт был здесь за два дня до убийства, отрицать было бесполезно, мне пришлось сказать, что Корно и Бенедикт скандалили. Я представил все так, будто они скандалили… ну сами понимаете, из-за чего…
– Понимаю. И Виттенгер, только с твоих слов, взял и арестовал человека. Что еще ты ему рассказал?
– Ничего… Клянусь!
Я послал его куда подальше.
В Отделе я узнал подробности ареста. Виттенгер получил ордер на арест в семь часов вечера. С семи часов он искал Бенедикта по всему Фаон-Полису, одновременно полиция устроила засаду у университетского общежития. Бенедикт вернулся в общежитие в начале первого. С ним была девушка, которая назвала себя Шишкой. Когда сержант стал зачитывать Бенедикту его права, девушка, чрезвычайно любезно, попросила дать ей взглянуть на ордер. Сержант, тронутый ее… нет, видимо, просто тронутый, отдал ей бумагу. С этого момента ордера больше никто не видел. Девушку арестовали вместе с Бенедиктом.
– Знакомый фокус, – сказал я Шефу.
– Который?
– Она съела ордер на арест.
– Она что, тоже двинутая, как твой Бенедикт?
– Бенедикт не двинутый, – возразил я. – Он гений, а гениям многое позволено – так считает мадемуазель Ливей, а она каждый день имеет дело с гениями.
– Если он не двинутый, зачем его посылали к психиатрам на освидетельствование?
Есть такое правило: если босс задает вопрос, уже подразумевающий ответ, то надо молчать в тряпочку. Однако я был настолько поражен, что сказал:
– Шеф, вы уверены, что мы говорим об одном и том же Бенедикте?
– Об одном! – и Шеф показал мне проволочную единицу. – О том, на которого донес Амирес. Зачем он это сделал?
– Шеф, – взмолился я, – я не успеваю соображать. Давайте сначала разберемся с психиатрами…
– Отвечай на вопрос!
– Пожалуйста! Амирес считает Бенедикта убийцей и боится, что тот доберется и до него. Когда Бенедикт в тюрьме, ему спокойнее. Нам, в каком-то смысле, тоже спокойнее, потому что плакали наши полмиллиона. Их честно заработал Виттенгер.
– Деньги уйдут в «Фонд ветеранов полиции», – возразил Шеф. – Виттенгеру не перепадет ни гроша. Я поражаюсь, что инспектор, не имея ни малейших материальных стимулов, раскрыл убийство быстрее нас. А тебя это не поражает?
– Еще как! Но мы вытащим Бенедикта, как вытащили Амиреса.
– Боюсь, с Бенедиктом будет сложнее.
– Шеф, к какому выводу пришли психиатры?
– Иди, к Яне, она тебе расскажет. Свободен!
К Яне я не пошел, потому что ее кабинет для двоих слишком тесен – если, конечно, эти двое занимаются составлением досье на лиц, связанных так или иначе с делом Корно. Я пригласил Яну за свое рабочее место в тот момент, когда она собирала сведения о физике Рунде, проживавшем или проживающем на планете Аура. Вместе с физиком, досье, представленное Шефу после (его) обеда, содержало следующие имена и факты:
Казимир Цанс , заведующий кафедрой Динамического Моделирования Фаонского Университета, профессор, лауреат Филдсовкой медали за работы по субквантовым вычислениям, последние годы посвятил приложениям, то есть применял разработанные им математические модели к гуманитарным наукам: социологии, антропологии, лингвистике. Гуманитарии (в т.ч. доцент Семин) оказываю посильное сопротивление. Имеет контакты с компанией «Виртуальные игры», характер контактов не установлен.
Бенедикт Эппель , студент кафедры Динамического Моделирования Фаонского Университета, готовит диссертацию на степень магистра. Ученик профессора Цанса. Специализируется на построении динамических моделей работы сознания, имеющих научное (для динамической лингвистики и антропологии) и промышленное (для виртуальных игр с сапиенсами) значение. Сотрудничал с покойным Чарльзом Корно, но никаких материальных подтверждений этого сотрудничества не обнаружено. До Фаонского Университета Эппель учился в Сорбонне (Европа, Земля), откуда был со скандалом выгнан. Два раза его направляли к психиатрам. В первый раз – после исключения из Сорбонны. По словам Бенедикта его признали вменяемым при условии, что он немедленно покинет Землю и больше на нее не вернется. Так, два с половиной года назад, он оказался на Фаоне. Около двух лет назад его снова послали к психиатрам. По словам врачей – умеренно нормален, по словам преподавателей – гениален. Арестован по подозрению в убийстве Чарльза Корно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...