ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Сюжетные компьютерные игры требуют сюжета. Корно, вероятно, вел переговоры со всеми этими авторами.
– И с вами?
– Ничего конкретного. Можно сказать, что нет. На большую часть моих произведений права принадлежат не мне.
Похоже, отбился. Я зашел с другой стороны:
– Странно, что в списке нет «Моролингов»…
– Абсолютно ничего странного. Кому принадлежат права на эту книгу написано на второй странице. В данный момент бессмысленно просить переуступить часть прав – ими уже есть кому воспользоваться.
– Откуда вы знаете, что у Корно есть ваша книга? Или хотя бы вторая страница…
Брубер готов был взвыть.
– Должна быть! Он собрал шестнадцать моих опусов, должны быть и «Моролинги». Да и какая вам разница! Ну пусть не со второй страницы он узнал… из моего локуса мог узнать, откуда угодно мог узнать, черт вас побери!
Не слушая его крик, я раздумывал, почему он не вспомнил, что подписал «Моролингов» для Корно. Или он их подписал для кого-то другого, а тот другой передал книгу Корно…
– Вы лично с ним встречались? – спросил я, когда он, наконец, утих.
– Катитесь прочь!
Я послушно встал.
– Постойте, я вспомнил. Корно приходил на презентацию «Моролингов». Я подписал ему книгу. Больше мы не встречались.
Очевидно, он сообразил, откуда я взял книгу с автографом. Я решил дожимать:
– А с Бенедиктом до того памятного семинара?
– Спросите у него!
– Он не летит к моролингам, – напомнил я.
Брубер не мигая смотрел сквозь меня.
– К ним никто не летит, – прохрипел он. – Никто. Прощайте.
– В восемь на стартовой площадке, – сказал я, забирая со стола «список тридцати двух».
Из своего номера я позвонил Дугу предупредить насчет флаера. Он перезвонил без четверти восемь, унылым голосом сообщил, что «всё путем». Его слова я перевел так: флаер к полету готов, излучатели он не навесил, отчего сильно расстроен, поскольку десять тысяч на дороге не валяются.
Затем я позвонил Цансу.

27
Брубер ждал меня на посадочной площадке авиабазы «Ламонтанья», прячась между треугольными кронштейнами. Конструкцией они напоминали контрфорсы, но в противоположность контрфорсам, кронштейны не подпирали стену, а поддерживали крышу, будучи одной стороною прикрепленными к скале, другой – к посадочной площадке. Двери лифтов и лифтовые шахты находились в крайних кронштейнах.
– Пока я вас тут ждал, один неприятный тип три раза спросил, чего мне здесь надо.
Вероятно, он говорил о Дуге или о старшем авиационного звена.
– Все нормально, это были свои.
– А это тоже свой? – он показал мне за спину.
– Я с вами, – сказал подошедший Цанс. – Вас Федр не предупредил?
– Да я, собственно, не против, – любезно ответил Брубер, понимая, что спорить бесполезно. – Господин Ильинский, между нами, кто-нибудь еще придет?
Говорить «нет» было поздно: на площадку выскочил Виттенгер. Не замечая нас, он пробежался взад-вперед, потом плюнул от отчаяния и повернул назад к лифту. Тут он увидел нас.
– Далеко собрались, господа?
– Воздухом подышать, – ответил Цанс.
– Хм, воздухом…Я понимаю, почему вы здесь стоите. Флаер прилетит сюда на автопилоте. Ну что ж, и я подожду вместе с вами. А ты вынь руки из карманов – а то я подумаю, что ты можешь командовать автопилотом прямо из кармана.
Я пошевелил пальцами и вытащил руку.
– Дело сделано, полковник. Мой флаер вам не достанется. Мы полетим на местном, сейчас его подадут.
Один из посадочных дисков дал по краю трещину и пошел вниз. Через минуту он всплыл вместе с Дугом и флаером, в котором я с трудом узнал купленную вчера машину: флаер покрывали какие-то пятна желто-зеленого цвета, опознавательные знаки и номера были старательно замалеваны.
– Фокусник, да? – обозлился Виттенгер. – Что это за чучело?
– Сами вы… Полковник, мне сейчас не до вас, поверьте.
Я забрался в кабину. Дуг стал инструктировать меня, как без потерь долететь до Города. Он ввел маршрут в автопилот, потом показал по карте куда нам предстоит лететь. Еще дал пару полезных советов по поводу воздушных потоков, микроциклонов и прочих прелестей ауранской атмосферы.
– К машине, – выглянув из кабины, скомандовал я пассажирам.
Инспектор последовал за ними. Не обращая на него внимание, я склонился над приборами.
Сзади послышалась возня.
– Полковник, как вы надоели…– я осекся: в кабину влезал Вейлинг. Я заорал: – Виттенгер, выкиньте его, я подарю вам флаер…
Виттенгер послал меня весьма неприличным образом. Затем развернулся и зашагал прочь. Вейлинг взмолился:
– Ну пожалуйста…
Как пить дать растрепет, – подумал я и согласился. Брубер так скрежетнул зубами, что мороз пошел по коже.
Мы стартовали строго на юго-запад.
Брубер сидел рядом со мной, Цанс – позади меня, рядом с Вейлингом. Через три минуты после старта флаер погрузился в облака. Автопилот не спешил их пробивать, ведь ему было все равно – что в облаках лететь, что под ними. А мне было не по себе, но перенастроить автопилот я не решался. Брубер открыл карту на бортовом экране, и, по его словам, «изучал местность». Я умолял его не трогать кнопки, чтобы не дай бог не вывести что-нибудь из строя. Цанс, убедившись, что со своего места карту ему не разглядеть, присоединился к моим призывам. Брубер нехотя подчинился. Карта осталась на экране, но к кнопкам он больше не прикасался.
Вейлинг раз в две минуты спрашивал, когда закончатся облака. Я отвечал, что все так и задумано – облака скроют нас от моролингов, и мы нагрянем к ним, как снег на голову. Сначала он верил, потом взглянул на альтиметр, увидел там пять тысяч метров и ехидно поинтересовался:
– У моролингов оптические бинокли или электронные?
– У них зрение, как у кондора, – ответил ему Цанс. Неизвестно почему, он считал, что таким ответом он внес ясность.
Внутренности слегка приподнялись – это автопилот дал команду на снижение. Я переключил автопилот в «пассажирский» режим, флаер стал снижаться более плавно.
Внизу возникло что-то темное и кучерявое.
– Еще что ли облака?! – возмутился я.
– Нет, это сельва! – с восхищением воскликнул Цанс. – Вот она какая!
– Какая такая? – спросил Вейлинг.
– Солнце разогревает поверхность и водяные пары начинают подниматься выше деревьев. Но скоро пар исчезнет, дайте только солнцу взойти повыше.
Брубер опять протянул руку к экрану.
– Вы же обещали…
Но он успел что-то нажать. Ничего страшного не произошло, просто географическая карта сменилась полетной.
– Ого, да мы не одни! – воскликнул он.
На карте светилась точка в восьмидесяти километрах позади нас. Точка нагоняла перекрестие, которое изображало наш флаер. Я устроил Бруберу выговор:
– Если бы вам срочно не понадобилась карта, мы бы их заметили еще бог знает когда.
Но у занудливого Брубера нашлось, что возразить:
– Если бы я вас послушал и не включил полетную карту, мы бы так и не узнали, что нас преследуют.
Я вышел на частоту флаеров «Ламонтаньи».
– Виттенгер, вы там?
– Там это где? – потрещав настройкой, ответил инспектор. Потом вклинился Дуг:
– Привет, ты что, уснул? Или забыл, как пользоваться радаром?
– Ты лучше выброси своего пассажира за борт и лети назад.
Инспектор заорал:
– Ты, идиот неблагодарный! За тобой гонится Рунд. Я испугался, кабы чего не вышло. За тебя, идиот, испугался, ты понял?
Неловко получилось…
– Полковник, извините… Дуг, там кроме вас двоих еще есть кто-нибудь?
– Охранник с турбазы… Полковник, да уберите же бластер!
– Дуг, ты меня слышишь? – кричу я. – Я имел в виду не полковника.
Теперь сразу три человека обозвали меня идиотом.
– Почему Рунда нет на радаре? – спросил Брубер.
– У него есть шапка-невидимка…– я переключил экран на задний обзор. – Разрешаю вам крутить вот эту ручку. Найдите флаер Рунда.
– А вы?
– А я выключаю автопилот…
Флаер стало раскачивать из стороны в сторону. Я старался, чтобы в среднем он придерживался маршрута, выбранного автопилотом. Брубер никак не мог обнаружить Рунда.
– Эй, Дуг, как ты там?
– Всё путем.
– Поищи Рунда впереди себя.
– Слушай, я тебя предупреждал, в ваши игры я не играю… – послышалась возня и чертыханье. – …Полковник, не трогайте автопилот, зачем вы его включаете?
В наушниках все стихло.
– Что там у них происходит? – настороженно спросил Цанс.
– Виттенгер делает Дугу краткое внушение. Чтобы Дуг не отвлекался, а, наоборот, слушал его внимательно, Виттенгер включил автопилот.
В наушниках снова затрещало.
– Фред, мы их не видим, – бодро доложил Дуг и опять отключился.
– Виттенгер, алло.
– Сказано же, не видим, – проворчал инспектор.
– Почему не взяли Бенедикта?
– Не нужен он тут. С ним два охранника – Рунда и наш. Они сторожат Бенедикта и друг друга. Пока на турбазе нет ни меня, ни Рунда, ничего страшного не произойдет. Я сообщил в управление Галактической Полиции, что Бенедикт арестован. Люди Рунда его не тронут. Давай, до связи, и смотри в оба.
Эфир опустел.
– Вот они, вот они! – истошно заорал Брубер.
Точно так орал один пилот, которому привиделась сапиенская летающая тарелка. Пассажиров тогда чуть кондрашка не хватила.
– Где?
– Вот, – тыкал он в экран. – Позади, над нами. Прячутся в облаках. Опять пропали…
Я успел разглядеть темный треугольник среди разрывов облаков. Следовательно, нам нужно прижаться к земле…
Флаер послушно спикировал.
– Может, здоровье дороже? – крайне неуверенно высказал предположение Вейлинг.
Я ответил ему, что его тут вообще нет и добавил, что мы захватили только три парашюта.
– Пилот обязан пожертвовать парашютом ради пассажира, – ответил он.
– Они все равно видят нас на радаре, – вставил Цанс.
Сельва надвигалась рыхлой, пушистой массой. Кое-где сверкнула вода.
– А вот и Город, – Брубер указал на горизонт.
На наших глазах из сизо-зеленого лесного месива вырастали исполинские трапециевидные скалы с ровными, плоскими верхушками. Словно какой-то ребенок ростом с Вершину Грез прошелся по сельве, расставляя тут и там куличики из глины. Сканер показывал, что высота «домов» в Городе колеблется от двухсот до восьмисот метров. Я снова снизил высоту и сбавил скорость. Теперь, чтобы видеть нас на радаре, Рунду придется сохранять высоту в несколько километров.
Я связался с Виттенгером через комлог.
– Полковник, вы нас видите?
– Ну видим.
– Отлично. Нагоняйте и держитесь над нами. Как нагоните, одновременно со мной выключите оповещение «свой-чужой». Если Дуг скажет, что это невозможно, вы знаете, как поступить…
– Знаю. Но, по-моему, он уже готов к сотрудничеству.
– Скажите ему спасибо от меня. Короче, вы поняли идею: Рунд должен перестать различать нас. Потом я уйду вниз, а вы летите над Городом.
– Ладно, попробуем.
Дуг нагнал нас без труда. Некоторое время мы летели вместе, потом, отключив сигнал «свой», я направил флаер между двумя «домами». Улицы в Городе были достаточно широкими, я планировал добраться до того места, где обнаружили моролингов, «дворами». Я сбавил высоту до минимума, деревья проплывали в нескольких десятках метров под нами. Иногда впереди возникали клубы тумана, и мне приходилось снова набирать высоту.
– Смотрите, точь-в-точь ваш термитник, – Вейлинг попытался обратить мое внимание на вытянутую скалу, высотою около трехсот метров.
– Откуда ты знаешь, что я живу в термитнике?
– Случайно узнал.
Такой ответ я счел абсолютно неудовлетворительным.
Из Брубера вышел бы неплохой штурман. Он деловито указывал «направо», «налево», «осторожно, тупик». Мы петляли по Городу как заправские таксисты. Но однажды он забыл скомандовать «вверх».
По флаеру что-то жестко хлестнуло. Как назло, в этот момент я влетел в туман и потерял горизонт. Я сбавил скорость, потянул штурвал, но машина не подчинялась. Флаер принял еще один удар, потом еще…
– Допрыгались… – это было последним, что я услышал перед падением. Говорил, по-моему, Вейлинг.
Несколько секунд нас страшно трясло и швыряло во все стороны. Переваливаясь с ветки на ветку, флаер быстро добрался до того, что в туристическом путеводителе назвали бы поверхностью, но в действительности это было болото.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...