ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

А вообще, ты в Отделе задерживаешься дольше других, поэтому кроме как на тебя, думать больше не на кого. Да и фокусы такие вполне в твоем духе.
Ларсон ушел пристыженный.

8
Над кварталом С-14, как и над всем Южным Пригородом, сгустились облака. Я сделал два круга и посадил флаер на общественной посадочной площадке в квартале С-13, в двухстах метрах от дома Корно. С воздуха я заметил, что на площадке возле дома стоят три флаера. Один принадлежал убитому программисту. Второй был куплен им для Амиреса. Чтобы выяснить, чей же третий, я пробирался к дому с задворок.
Широкоплечий парень в комбинезоне городской службы озеленения подстригал черные кактусы.
– Велели срезать шипы? – спросил я, догадавшись, кто он такой.
Парень окинул меня профессиональным взглядом, посмотрел по сторонам и внятно произнес:
– Шипы срезают весной.
Затем он скинул правую рукавицу и протянул руку для пожатия. Пожимая ее, я заметил, что рука вся в царапинах.
– Амирес не возражал?
– Мы сказали, что заказ подстричь кактусы Чарльз Корно сделал накануне смерти. Практически последняя воля. Грех не исполнить.
– Флаер ваш?
– Наш. Убрать?
– Не надо, пусть стоит. Как подопечный?
Оперативник с серьезнейшим видом открыл комлог и, посматривая в него, заговорил голосом Макферсона из «Галактического агента – 2»:
– Со вчерашнего дня никуда не выходил. В десять утра привезли пиццу из «Патио». Посыльный был не из наших. Подозрительный тип. Мы его проверяем. В одиннадцать я предложил Амиресу взглянуть на мою работу. Он сказал, что ему плевать на кактусы и наотрез отказался выйти из дома. На текущий момент это всё. – Он с треском захлопнул комлог. – Продолжать наблюдение? – спросил он, сделав руки по швам.
– Сворачивайся, – скомандовал я.
– Есть! Разрешите вопрос…
– Валяй, – невольно я стал подражать Шефу.
– Вы остаетесь следить за домом?
– Да, но хотел бы делать это изнутри.
– То есть как? – не понял оперативник.
– Зайти в гости.
– Не выйдет, – помотал он головой и полуметровыми садовыми ножницами. – Он не впустит. Когда я попросил его подписать контракт вместо Корно, он велел оставить контракт в тамбуре. Я ответил, что по инструкции я обязан видеть того, кто подписывает контракт. Тогда он послал меня к черту.
– Наверное, он заметил эти ножницы. На его месте я бы ни за что тебя не впустил.
– Нет, – серьезно возразил оперативник. – Ножницы я повесил сзади на поясе. Он не мог их видеть.
– Ладно, сделаем так. Ты начнешь взлетать и заденешь его флаер. Крылья ему ломать не надо, но сигнализация должна сработать. Не перепутай, его флаер синий, трехместный. «Хонда-Джет», кажется.
Оперативник бойко ответил, что мой план ему ясен и что он находит его крайне удачным.
– По инструкции, – сказал я, – любой план начальника считается удачным до тех пор, пока не провалится.
– Так точно, – согласился оперативник.
Я обошел вокруг дома, прижимаясь к стене и подползая под низкими окнами. Встал сбоку от входной двери. По моему взмаху, оперативник завел двигатель и стал сдавать назад, стараясь угодить крылом в дверь синей «Хонды-Джет». Помятую дверь заменить дешевле, чем обтекатель или крыло. Взвыла сирена сигнализации. Я узнал арию Сирены из «Одиссея» в постановке Фаонского Оперного. Эстет чертов…
Эстет в желтом шелковом кимоно и сандалиях на босу ногу выскочил из дверей секунд через десять. Он стремглав бросился к флаеру, на бегу посылая проклятия на голову идиота-садовника. У посадочной площадке я сумел поймать его за руку. От неожиданности Амирес забыл, что у него еще есть шанс вырваться и убежать под защиту соседей. Мгновение спустя, он этот шанс потерял: я заломил ему обе руки и потащил обратно в дом. Он шипел, что я за это отвечу. Я говорил, что готов ответить, но у него дома, один на один. У дверей выяснилось, что замок заблокировался, а ключ Амирес в спешке забыл прихватить. Пришлось приковать его к оконной решетке и вскрывать дверь тем же способом, что и позапрошлой ночью.
– Ах вот как вы влезли! – шипел он, наблюдая, как я настраиваю сканер-ключ.
– Не болтай под руку, – отвечал я. – Чем дольше я буду возиться, тем вернее ты схватишь воспаление легких.
На улице было минус один, и Амирес дрожал, как мокрый шнырек. Глядя на него, мне самому стало холодно. Сканер-ключ, словно в издевку, делал вид, будто впервые столкнулся с этим замком.
Тьфу, это же другой сканер-ключ – прежний конфисковал Виттенгер. Наконец дверь поддалась. Мы вошли в тесный тамбур. Амиреса уже не надо было принуждать – он хотел поскорее оказаться в тепле. Я взял с него слово не бросаться сразу к видеофону. После того как я захлопнул внешнюю дверь, внутренняя сама собой разблокировалась.
– Мне нужно одеться, – сказал Амирес, стуча зубами.
В стенном шкафу в холле я нашел какое-то пальто.
– Это Чарльза, – запротестовал он. – Я не могу…
Через минуту выяснилось, что он солгал: надеть то пальто ему не составило никакого труда.
Мы расположились в гостиной, друг напротив друга. Я выставил на журнальный столик пузырек с бутабарбиталом, баллончик «Космической свежести» и литровую бутылку «Столичной».
– Выбирай, от чего ты хотел бы уснуть.
– Я вас не понимаю, – ответил Амирес и зарылся носом в пальто.
– Это от того, что у тебя замерзли мозги. Я пойду тебе навстречу и дам твоим мозгам время согреться. Пока начну говорить сам. В баллончике, как ты, наверное, догадался, не «Космическая свежесть»… кстати, водка в бутылке самая настоящая, попробуешь?
Он отказался.
– Как хочешь. В принципе, ты мне нужен трезвый, поэтому дважды не предлагаю… Так вот, в баллончике не «Космическая свежесть», а «Буйный лунатик». Это такой газ, я им надышался в кабинете Корно. Сначала я подумал, что газ был предназначен для грабителей, но потом вспомнил, что заснул я после того, как включил компьютер. До этого я некоторое время осматривал стеллажи и спать мне совсем не хотелось. Следовательно, Чарльз Корно сделал «Лунатик» одним из уровней защиты компьютера. Но после убийства в компьютере рылась полиция и никто из полицейских не заснул, поэтому можно утверждать, что защита типа «Лунатик» была во время убийства отключена. Кто же ее тогда включил, а, Рауль?
– Полиция и включила.
– Глупости, полиции это ни к чему. Если бы в полиции опасались, что кто-то попытается проникнуть в компьютер, они бы установили возле дома охрану. А они даже забыли включить сигнализацию. Разумный ответ есть только один: «Лунатика» включил ты во время следственного эксперимента. Зачем, спрашивается. Против полиции? Но ты знал, что они уже исследовали компьютер и исследовали безуспешно, потому что во-первых хакеры из них бездарные, во-вторых они считали, что убийство было совершено по личным мотивам, поэтому не ставили перед собой задачу найти какие-то скрытые, секретные файлы. Итак, ты боялся не полиции. Ты боялся, что убийца вернется и обыщет компьютер. Ну что, мозги согрелись?
– Корно никогда бы не рассказал мне о том, как он защитил свой компьютер. Любой, кто знал его лично, подтвердит вам, что не было в «Виртуальных Играх» человека более скрытного, чем Чарльз. Даже Краузли не имел на него влияния. Чарли знал себе цену. Поэтому ни о каком «Лунатике» я не знал и знать не мог.
– Правильно, о «Лунатике» он тебе не сказал. Ты сам на нарвался на газ накануне убийства. Соседи видели «Лунатика» в действии: ты выбежал из дома как сумасшедший, Корно тебя догонял. Соседи приняли это за семейную сцену. Однако это была не семейная сцена. Ты влез в компьютер без спросу и надышался газа. Поэтому ты на собственном опыте знал, что это такое. Ты не стал будить меня до приезда полиции, иначе соседи увидели бы новую семейную сцену: ты убегаешь, а я палю в тебя из бластера. А я, кстати, не плохо стреляю, – и я поправил кобуру под курткой.
– Что вы от меня хотите? – спросил Амирес. – Корно я не убивал, это доказано.
– Ты не интересовался у Виттенгера, кто доказал твою невиновность? Поинтересуйся при случае. В твоей невиновности его убедил мой босс. Он догадался, что убийца пришел в дом сразу после ухода посыльного из «Рокко Беллс». Ты открыл внешнюю дверь, когда Корно вышел в тамбур забрать заказ. Видишь, какие подробности мне известны. Если потребуется, мой босс с той же легкостью докажет Виттенгеру, что все нераскрытые убийства за последний год совершил ты и никто другой. Чтобы этого не произошло, помоги нам найти настоящего убийцу.
– И получить вознаграждение, – ухмыльнулся Амирес.
– Хороший труд должен хорошо оплачиваться, разве не так?
Ни над одним из моих вопросов он не думал так долго, как над этим. Наверное, он был плохим работником.
– Хорошо, я помогу вам, – сказал он через минуту-другую.
– Пошли в кабинет, – предложил я. – Там договорим.
Мы направились в кабинет. Компьютер работал, с экрана на меня глазели какие-то зеленые черви, высунувшие головы из болотной жижи.
– Это случайно не «Шесть Дней Творения»?, – спросил я.
– Они самые, – буркнул Амирес.
– Какой уровень?
– Четвертый начал.
– Интересно, дошел кто-нибудь до шестого, – сказал я как бы невзначай.
– Вроде дошел кто-то, – отмахнулся Амирес, сворачивая игру. – Но скорее всего это вранье…
С полминуты я ждал, пока не упадет пульс. Не надо так волноваться. Ну знает он о Счастливчике, ну и что…
– Кто тебе об этом сказал? – спросил я.
– О чем? – Пока я себя успокаивал, Амирес успел забыть о Счастливчике.
– От том, что у игры есть победитель.
– А, вы об этом. Чарли когда-то сказал. Но он сказал, что это какой-то подвох. За месяц дойти до шестого уровня…
– Что?! – взревел я. – За месяц?!
– Ну да, за месяц. А что?
Что, думал я, действительно, что? Вейлинга поставил в тупик вопрос Ларсона о том, когда Счастливчик прислал файлы. Не дав ответить своему помощнику, Краузли ответил сам: файлы пришли месяц назад. Теперь выясняется, что не месяц назад, а в декабре, то есть полгода назад уже было известно, что у игры есть победитель. Краузли соврал, но зачем…
Я потребовал:
– Расскажи, при каких обстоятельствах Корно сообщил тебе о шестом уровне. То есть о том, что кто-то до него дошел.
Амирес сел в кресло и стал вспоминать:
– Это произошло где-то в начале декабря, мы тогда уже были вместе. Игрок прислал файлы, их передали Чарльзу на экспертизу. Я спросил, станут ли «Виртуальные Игры» платить выигрыш. Он ответил, что надо придумать, как сделать так, чтобы не платить. Потом. он сказал что-то про подвох, мошенничество или вроде того. Больше на эту тему мы не говорили.
– А почему он удивился? Ну выиграли и выиграли… Я понимаю, если бы сборная Фаона кубок мира выиграла, а тут… Чему удивляться-то?
Амирес пожал плечами.
– Слишком быстро по-моему… Думаете, его убили за то, что он отказался признать победителя?
– Пока я только собираю факты. Ты уже сообщил мне что-то новое. Давай, продолжай в том же духе, и мы найдем убийцу.
– В каком духе? – насторожился Амирес.
– В духе сотрудничества. Зачем ты полез в компьютер без разрешения?
Амирес покраснел.
– Ладно, – сказал я. – Я не моралист. Любопытство не порок, но оно, как правило, наказуемо. Рассказывай все как есть.
– Чарльз вел какие-то исследования втайне от «Виртуальных Игр».
– У всех есть тайны от работодателей. Почему исследования, а не, скажем, торговля нелицензионными играми?
– Если бы была торговля, я бы и сказал – торговля. Неужели я не отличу торговлю от науки! Не такой и тупой, как вы думаете…
– Ладно, не тупой, исследования так исследования. Как ты о них узнал?
– Из обрывков разговоров. Я заметил, что иногда, разговаривая с кем-либо по видеофону, он закрывал дверь в кабинет. А если я в кабинете, то просил выйти.
– И ты стал подслушивать?
– Да, иногда.
– Много услышал?
– Не очень. Несколько имен и еще какие-то термины, кажется из физики.
– Перечисляй! – приказал я, теряя терпение.
– Того, с кем он говорил звали Бенедиктом. Про него я все узнал, это студент из Фаонского Университета, Бенедикт Эппель. В разговорах они упоминали Цанса, писателя Брубера и какого-то Рунда. И еще моролингов.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...