ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Написать можно что угодно. Скорее, я готов поверить, что на Ауру ринулись те, кто думает, что ее скоро прикроют для не-моролингов. Кстати, Брубер за это активно выступает. Странно, что вы его здесь терпите.
– Мы терпим всех, – убежденно произнесла Катя. – У нас свободная планета. Мы никого не дискриминируем.
– Что вы говорите! Может вы еще и профессора Цанса приютили?
– Приютили.
– В каком он номере?
– В пятьсот десятом, рядом с Брубером.
Интересно, какие хоромы им предоставили? Метра два на два, вероятно.
– Они уже познакомились?
– По-моему, они знакомы. Я их видела за одним столиком. Ой, – она прикрыла ладонью рот. – Что я все болтаю, да болтаю! Всё, ухожу. С вами надо держать язык за зубами.
– Последний вопрос, он касается меня лично. Когда распределялись номера между вновь прибывшими?
– За час до посадки пилот передал нам список пассажиров. Я сразу же распределила вас по свободным номерам. Вы недовольны своим номером?
– А есть выбор?
– Если доплатить, – улыбнулась она.
– Доплачу, – пообещал я, доставая снимки Бенедикта и Шишки, – если узнаете вот этих двоих.
– Про этого меня уже спрашивали… – она отодвинула Бенедикта. – Хм, это кто, сбежавший клоун?
– Угу. На Фаоне цирк сгорел. Не приведи господь вам с ним встретиться.
– Уже боюсь, – рассмеялась она. – Приятного аппетита!
Она убежала по делам.
Так и не дождавшись горячего, я вернулся к себе в номер. Включил телевизор, велел ему соединить меня с базой данных на местном накопителе. В базе данных я разыскал голографический макет окрестностей Ламонтаньи. Изучая его, я три раза бегал на смотровую галерею, чтобы сверить изображение на экране с оригиналом. Все более-менее сходилось.
Согласно базе данных, две из трех «тарелок», воткнувшихся в скалу, принадлежали турбазе «Ламонтанья». Третья «тарелка» была одновременно и посадочной площадкой и ангаром местной авиаслужбы. Кроме того, в радиусе ста километров от нашей турбазы, находились:
Космодром «Ламонтанья», где мы сегодня утром приземлились.
Турбаза «Вершина Грёз» на одноименной вершине, высотою в шесть с половиной километров, в трех километрах к северо-западу от турбазы «Ламонтанья», где я в данный момент находился.
Центр Радиокосмических Наблюдений – белая полусфера в пяти километрах к западу от «Ламонтаньи», ее видно со смотровой галереи. Высота – восемь километров над уровнем моря. Рядом находилась средних размеров энергостанция, видимо, – местного значения.
Филиал Института Планетологических Исследований. Расположен в десяти километрах к юго-западу от турбазы на перевале «Тропа моролингов». Учитывая, что перевал находится на высоте четырех километров, никакими моролингами там и не пахло.
Две крупные энергостанции, обе – в шестидесяти километрах к северо-востоку, на высоте четыре и четыре с половиной километров.
И, наконец, примерно в ста километрах к юго-западу от турбазы проходила условная граница между Ламонтаньей и Нижней Акрией – болотистой долиной, заселенной пресловутыми моролингами.
Немного смутила одна вещь. На снимке в базе данных Центр Радиокосмических Наблюдений состоял из двух корпусов: большая белая полусфера на вершине горы и полусфера поменьше, расположенная чтырехстами метрами ниже по склону, в расщелине. Но сколько я не приглядывался, со смотровой площадки меньшую сферу мне разглядеть не удалось. Не смог я разглядеть ее и в бинокль, которым запасся еще на Фаоне. Расщелину, правда несколько видоизмененную по сравнению с изображением на снимке, я нашел, но вид у нее был такой, словно второго корпуса Центра Наблюдений там никогда и не было. Был виден угол и часть крыши энергостанции, которую меньшая сфера загораживала бы, будь она на месте.
Я послал запрос в базу данных: «Куда делся второй корпус Центра Радиокосмических Наблюдений?».
Возможно, нейросимулятор на ауранском накопителе и не уступал в сообразительности моему домашнему, но никаких сообщений по поводу пропажи второго корпуса он не нашел.
Я позвонил Кате по интеркому.
– Привет. Катюша, хотите вопрос на сообразительность?
– Боюсь вас разочаровать…
– Не страшно. В отличие от моего босса, я не стану говорить, что в вашем возрасте я был куда более «хоть куда».
– Он вам так говорит?
– Регулярно.
– Ладно, давайте ваш вопрос.
– Так вот. В базе данных у Центра Радиокосмических Наблюдений, который тут неподалеку, два корпуса. Один я видел из смотровой галереи. Вопрос: почему я не видел второй?
Пауза. Если бы интерком давал изображение, я бы увидел, как Катя спешно отвела глаза.
– А вы хорошо смотрели? – спросила она в надежде получить время на раздумье.
– У меня хороший бинокль. Облаков там нет.
– Я точно не знаю… Какая-то авария… Или сход лавины. Вы должны нас понять, мы не хотим расстраивать туристов. На вашей безопасности это никак не скажется, – говорила она, запинаясь на каждом слове.
– Когда это произошло? – спросил я.
– Точно не помню. В конце июня, кажется…
– Еще что-нибудь пострадало?
– Энергостанция. Но вы не волнуйтесь, энергией нас теперь снабжают новые энергостанции, они немного дальше, но это существенно дешевле, чем восстанавливать семь с половиной.
– Что, простите, восстанавливать?
– Так она называлась: «Энергостанция семь с половиной» – в соответствии с высотой, на которой она расположена.
– Понятно. Странно, что по поводу лавины нет никаких сообщений. Неужели, чтобы не пугать туристов?
– Конечно. Извините, мне нужно работать. Сейчас я не могу…
Где-то на заднем плане послышался возмущенный женский голос. Женщина на что-то жаловалась. Я спросил:
– Кто-то чем-то недоволен?
– Опять украли одежду у постояльцев. Второй случай за неделю. Никогда раньше такого не случалось. Извините…
Она отключила связь.
Позвонил Виттенгеру. Он был еще угрюмей, чем утром.
– Есть новости?
– Нет.
– А конкретней.
– Что может быть конкретнее, чем «нет»?
– Инспектор, я догадываюсь, что ваше «нет» означает, что нет хороших новостей. Выкладывайте плохие. Вас послали?
– Скажем мягче: вежливо отшили. Сначала сказали, что никакого запроса на экстрадицию они не получали. Потом, где-то там покопавшись, с горечью воскликнули: «Как же так! Какой ужас! Мы решили, что это чья-то шутка или хуже того – подосланный вирус, и стерли письмо не читая. Мы дико виноваты! Чем можем быть полезны?». Я попросил содействия у полиции. Оказалось, что никакой своей полиции у них нет, есть только Служба Безопасности правительства. Из СБ меня отправили в представительство Галактической Полиции. Позвонил туда. Какой-то сонный хмырь минут десять делал вид, будто впервые слышит, что есть на свете такой Фаон, что на Фаоне есть настоящая полиция и что занята она своим делом – поиском преступников. Потом этот хмырь пообещал навести справки о Бенедикте по гостиницам и турбазам, но предупредил, что дело это – тухлое, на Ауре никто документов не спрашивает, а права клиентов, наоборот, чтят свято. Иначе говоря – мешать они мне не будут, но помогать – уж извините – своих дел навалом. На прощанье посоветовал не нарушать местных законов.
– Послушаетесь?
– Пока да. Еще поговорил с тем пилотом, который нас сюда привез. Он оказался славным малым, зря я его тогда… Кстати, почему ты не сказал, что Бенедикта вез тоже он?
– Не успел. Хотел, но не успел.
– Ладно, черт с тобой… В списке пассажиров Бенедикт был под своим именем. Пилот сказал, что после того рейса часть пассажиров отправили в «Вершину Грёз». Никаких других турбаз или гостиниц в окрге больше нет. Я подозреваю, что Бенедикт остановился «Вершине Грёз» под другим именем. Планирую туда слетать. На завтра я заказал флаер.
– Кто поведет? – спросил я.
– Местный пилот. Они не разрешают летать самостоятельно – только с их пилотом. Будет неприятно, если из «Вершины Грёз» Бенедикт махнул прямиком в Амазонию. Несмотря на ураган, два рейса туда отправили.
– Успокойтесь, инспектор, Бенедикт до сих пор в Ламонтанье.
– С чего ты взял?
– Интуиция.
Инспектор чертыхнулся и отключил интерком.
Я снова залез в базу данных. Локус Центра Радиокомических Наблюдений не редактировали три года. Обнаружил описание каких-то астрофизических наблюдений. Только правительственное финансирование. О проблеме аттракторов ровным счетом ничего. И никаких имен.
Загасив экран, я растянулся на койке. Пора было собрать все мысли воедино. Если честно, их оказалось не так много. Инспектор был прав, Бенедикт вполне мог податься на «Вершину Грез», поскольку она ближе к Центру Радиокосмических Наблюдений. Пять лет назад ЦРН возглавлял доктор Рунд. Вероятно, он до сих пор там, и ради встречи с ним Бенедикт прилетел на Ауру.
А Брубер и Цанс? Оказались ли они в Ламонтанье лишь поскольку сезон ураганов заставил корабль сесть здесь, а не на Праздничном Столе?
И еще Вейлинг… За кем его послал Краузли?
Надпись в туалете, мол, мы не того ищем. Бред.
Мне надоело разглядывать трещину в полке над койкой, и я закрыл глаза. Сразу представился Шеф; скребя проволочкой затылок, он самостоятельно решал проблему аттракторов. Бенедикт не улетел с Фаона, а прятался в распознавателе в кабинете Яны, потом на него напал медведь Бьярки, превратившийся в вождя моролингов, Амирес снова надышался «Буйного Лунатика» и спалил дом вместе с расквантованными файлами Корно. Последний, восстав из гроба и называя себя почему-то Робертом Грином, гонялся за Шекспиром, который никогда не умирал, ибо бессмертен.

20
Когда я открыл глаза, часы показывали пять минут девятого. Ужин, должно быть, в самом разгаре. Кое-как приведя себя в порядок, я выбрался из своей кельи. Правда, мне повезло с этажом – и ресторан и смотровая галерея находились рядом.
Ауранское солнце едва перевалило через зенит. Аура вращается вокруг своей оси в три раза медленнее Фаона, и в два с половиной раза медленнее Земли. Дабы не издеваться над организмом, обитатели планеты, исключая моролингов, живут по земному расписанию – час в час. Как убивают время моролинги, ауранская наука пока не установила.
В ресторане сидело десятка два посетителей. Вейлинга я заметил первым, он сидел один. Проходя мимо, я пожелал ему приятного аппетита. Он ответил тем же, поскольку понимал, что как ни ответь, аппетита мне не испортить.
Цанс и Брубер ужинали вдвоем за четырехместным столиком. Я подошел.
– Профессор, рад что вы благополучно добрались. Приятного аппетита. И вам, господин Брубер. Мы с вами виделись на смотровой галерее.
Брубер вопросительно посмотрел на Цанса.
– Это господин Ильинский, он, как и мы, с Фаона, – представил меня Цанс.
Вдалеке от родины, бльшего о себе сообщать нет необходимости, достаточно быть земляком. Бруберу ничего не оставалось, как предложить мне составить им компанию. Я махнул биороботу-официанту.
На всех планетах давно отказались от мысли делать биороботов по образу и подобию человека – очень уж пугающе похожими они получались. Биоробот-официант являлся воплощением простоты: трехколесный куб со стороной в полметра, на верхней грани – экран, с которого веселая мультяшная физиономия предлагала одно аппетитное блюдо за другим. Заметив, что сотрапезники едят одно и то же, я приказал роботу повторить. Официант ответил «сей момент» и, что-то насвистывая, покатил в сторону кухни.
– Вы не расслышали, что он там насвистывает? – спросил я у Цанса.
– Нет, – ответил он.
Таким тоном он вполне мог сказать, что находит мой вопрос идиотским.
Я попробовал найти общий язык с Брубером.
– Я читал ваш роман, любопытный…
– Бог с ним, с романом. Вы пьете?
Не дожидаясь ответа, Брубер наполнил мне бокал.
– Тогда, за встречу, – предложил я.
В знак солидарности, Цанс оторвал стакан с газировкой на полтора миллиметра от стола. Прозрачная этиловая настойка оказалась обычной водкой. Когда мы выпили, Цанс сказал:
– Будем надеяться, что моролинги ваш роман не читали.
– За это тоже можно выпить, – вставил я. – В смысле, за то, чтобы не дай бог, не прочитали.
Писатель с нажимом возразил:
– После того как мы нарушили договор, они больше не верят в написанное на бумаге и, полагаю, не читают.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...