ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Это была лестничная площадка верхнего этажа энергостанци. Разум подсказывал, что искать живых людей следует в верхних этажах. Почему? Очень просто. Во-первых в горах люди живут «сверху вниз»: наверху, то есть, на крыше расположены посадочные площадки, внизу – всевозможные средства жизнеобеспечения и энергоснабжения, поэтому тем, кто хочет сохранить некую свободу передвижения, стоит держаться повыше. Во-вторых основные энергетические блоки в энергостанциях находятся в основании, а помещения, более-менее пригодные для жизни – наверху. В-третьих, удар лавины пришелся по нижней части энергостанции; если трещины в стенах вдруг начнут расходиться, то эвакуироваться можно будет только с крыши, поэтому держись ближе к крыше.
Если Бенедикт вздумает играть со мной в прятки, то он, без сомнения, выиграет. Я выключил фонарь и нацепил очки ночного видения, в охлажденном корпусе энергостанции теплый Бенедикт будет заметен.
Теперь я находился в длинном высоком зале, слева шла гладкая стена, в ней я заметил несколько двустворчатых металлических дверей, они были закрыты. Справа, по все длине зала, шло какое-то нагромождение из труб, ребристых ящиков, перемычек, колен, узлов и прочих хитроумных сплетений. Прямо надо мной нависала балюстрада, которая опоясывала зал на высоте примерно четырех метров; пройдя вдоль левой стены по балюстраде можно было достичь двух узких дверей, ведущих, вероятно, в небольшие, предназначенные для персонала, помещения.
Одна из двух дверей внезапно открылась, и меня ослепила вспышка лазерного импульса. Одновременно, над правым ухом раздался хлопок и шипение – так плавится металл, когда в него попадает высокоэнергетический импульс. Я нагнулся и бросился вправо к тому самому нагромождению из труб, ящиков и черти чего еще. Пугавшее меня поначалу, это нагромождение теперь стало моим единственным прикрытием. Я просунул ствол между труб и пальнул пару раз наугад, лишь бы показать, что я тоже вооружен. Мне ответили беспорядочная стрельбой, импульсы разрывались то надо мной, то сбоку, и единственное, чего я всерьез опасался – это того, что какая-нибудь из труб окажется под давлением. Неизвестно, что из нее брызнет, если импульсы прожгут металл. Но по-моему стрелок к этому не стремился.
Человек (или во всяком случае не биоробот) выскочил из двери и, продолжая стрелять в мою сторону, побежал по балюстраде. Он бежал ко второй двери. Я попытался выстрелами отрезать ему путь, но тот ни черта не боялся, и я остановил стрельбу, поскольку ни убивать ни калечить Бенедикта (если это он) в мои планы не входило. Именно поэтому незнакомцу удалось достичь цели. Он скрылся в темном дверном проеме. Я вылез из укрытия, добежал до трапа и поднялся на балюстраду. Чтобы у противника не возникло соблазна подстрелить меня, пока я совершаю этот маневр, я время от времени постреливал в сторону дверного проема.
Добежав до двери, я прижался к стене, пальнул один раз в проем, затем осторожно прошел внутрь.
Снова лестничная площадка. Винтовая лестница шла только вниз. Ничего подозрительного я не слышал и, разумеется, никого не видел. Тогда я перегнулся через перила и стал орать, что я пришел с миром, стрелять и убивать не буду; если ты Бенедикт, то так и скажи, а если нет, то, по крайней мере, не стреляй, а скажи что-нибудь сначала… ну и так далее. В науке психологии существует целый раздел, объясняющий, что полагается орать в подобных случаях. Шеф как-то посылал меня на курсы по криминальной психологии, но я их благополучно прогуливал, причем, с большой пользой для личной жизни, времени для которой у частного детектива в общем-то не так много.
Орал я до тех пор, пока лазерный импульс едва не раскроил мне череп. Искры обожгли щеку, я опустил забрало шлема – здорово оно мешает, но так спокойнее. Хотел пальнуть в ответ, но прежде удосужился взглянуть на счетчик боезапаса. Счетчик показывал, что, если я имею дело не с Бенедиктом, то мне следует поэкономнее расходовать выстрелы.
Выстрелил один раз для острастки. Внизу зачастили шаги – противник решил спасаться бегством. Он что, стрелял, чтобы проверить отвечу я или нет? Через два пролета топот стих. Я тоже остановился и снова заорал, призывая к мирным переговорам.
– Ты кто? – донесся снизу несколько неестественный бас. Эхо повторило вопрос.
Я назвал себя.
– Что нужно? – пробасили снизу.
Он или не он?
– Бенедикт, нам нужно поговорить. Стой где стоишь, я не буду спускаться. Но прежде мне нужно убедиться, что это действительно ты. Бенедикт, это ты?
– Я! – зловеще отозвался бас. Эхо в лестничной шахте несколько раз повторило это короткое признание.
– Слушай, у тебе здорово выходит. Очень страшно. Но этого не достаточно. Для проверки, я задам один вопрос. Скажи, как звали собаку Пуанкаре?
– Том!
Ом-ом-ом, загудело эхо.
– В яблочко! Не буду спрашивать, что читал Лиувилль во время отдыха в Поджо-Сан-Лоренцо. Ты, наверняка, помнишь. Скажи лучше, от кого ты бегаешь?
– А то не знаете!
– От Виттенгера? Брось! Пока я с ним, он не опасен. Давай, я отвезу тебя на турбазу. Ты чем тут питаешься?
– Спасибо, не голодаю. О себе побеспокойтесь.
– С чего это мне беспокоиться?
– Если вы на флаере, то считайте, что вас засекли. Сейчас здесь будут люди Рунда.
– Рунд? А кто это?
– Местный босс. Мы на его территории. Из-за вас они найдут меня. Улетайте, номер вашего комлога я помню, надо будет – свяжусь. Улетайте, прошу вас.
Он не блефовал, это было ясно.
– Ладно. Как с тобой связаться?
– Сказал же, сам свяжусь.
– Тебе хоть мыла оставить?
– Пошли вы…
Раздалось несколько гулких шагов, потом – совсем глухих, потом все стихло. Бенедикт спустился до ближайшей лестничной площадки и ушел вглубь энергостанции.
Я потопал вверх по лестнице.
Пока я раздумывал, где бы сесть, у симулятора возникла неожиданная дружба с диспетчерским компьютером авиабазы «Ламонтанья». Думаю, этой дружбе помог автопилот, который еще помнил старого хозяина. Втроем они посадили флаер как фуникулер на жестком тросе. Плевать, – подумал я про Дуга и его предупреждение.
Дуг выскочил из люка на посадочной площадке, как чертик из коробки.
– Я кому сказал, нельзя здесь! – орал он, перекрикивая ветер.
– Твои проблемы… – отмахнулся я. – Я могу потерять тридцать пять тысяч казенных денег, а ты свободу. А может и здоровье, – я поправил бластер подмышкой. Ремень и вправду натер плечо.
– Погоди, – сказал он спокойнее. – Давай вместе решим, как поступить.
– Давай. Но ты не скромничай. Ночь длинная, успеешь сто раз перекрасить и заменить номера. Учить тебя, что ли…
– Учить не надо. Не люблю. Гони пятьсот, – малый соображал быстрее симулятора.
– После работы. И крась в зеленый, мне еще к моролингам надо будет слетать.
При упоминании о моролингах Дуг оцепенел. Затем снова поразил меня скоростью принятия решений:
– Могу навесить пару импульсных излучателей. «Панцерфауст» – отличная модель. Есть «Стингеры», но они хуже. По пять штук за каждый.
– Обойдусь.
Но сам подумал, а почему бы и нет.
– Не обойдешься, – прошипел он мне в спину.

24
За дверью в номер Виттенгера царила подозрительная тишина. Я постучал и назвал свое имя.
– А, Фёдор, входите, мы вас ждем, – раздался за дверью звонкий девичий голос.
«Ура, сработало!» – возликовал я всей душою и вошел.
Предо мной предстала потрясающая картина. Рука сама тянулась к комлогу, чтобы запечатлеть для истории, как начальник Департамента Тяжких Преступлений, полковник Виттенгер сидит в углу кровати, обхватив руками подушку и подобрав ноги. Никогда б не подумал, что он может быть таким маленьким. Шишка сидела на корточках и терла пол мокрой губкой. Прикроватный столик очутился на своем месте, но вряд ли самостоятельно – на нем лежала самая обычная отвертка.
Шишка, не поднимая головы, кокетливо-возмущенно ворковала:
– Господи, какая грязь. Фёдор, у вас, небось, такая же. О гостях здесь совсем не заботятся, – с этими словами она сполоснула губку в пластмассовом ведерке, стоявшем рядом.
Виттенгер умоляюще простер ко мне руки, мол, спасай, выручай, ну сделай хоть что нибудь! На крючке рядом с дверью весела кобура с бластером. Только я на нее посмотрел, как Шишка заявила:
– Я его разрядила, а то инспектор чуть было не покалечился. Неуклюжий он, право…
Она почесала щеку плечом.
– Федр, убери ее! – завопил инспектор. – Почему ты меня не предупредил?!
– Хм, а я думал, вы тут в картишки режетесь, тихо – мирно.
– С картишками тут совсем плохо, – заворковала Шишка. – Ночами так грустно и одиноко, вы не представляете… Я пробовала научить роботов, но они такие бестолочи. Представляете, вдвоем вистуют на восьмерной. Дураки! А инспектор такой бледненький, такой несчастненький… Жена, верно, за ним совсем не смотрит… – она посмотрела на инспектора едва ли не со слезами на глазах.
– Инспектор сейчас одинок, – подлил я масла в огонь.
– Оно и видно. Но мы это как-нибудь поправим… Я тут курицу стащила, на кухне. Инспектор отказывается есть. Вы, Фёдор, хотите курицу?
– Хочу!
– Жаль, – вздохнула она. – Я думала, инспектор потом съест.
– Где вы ее нашли? – спросил я у человека, который теперь лишился и курицы.
– На складе туристического снаряжения, – ответила она за инспектора. – Там мыши бегают – просто ужас! И холод жуткий.
– В спальниках спали?
– Да, в них… – она насторожилась.
– С обогревом? – снова спросил я и снова получил утвердительный ответ. – Ну вот, инспектор, а вы спрашивали, почему у спальника, который дала вам Катя, так быстро сели батареи. Шишка и здесь вам досадила. А вещи зачем воровали? – я опять обратился к Шишке.
– Воровала? Ах, одежду… Не воровала, а покупала. Я оставляла за нее деньги. Нужна же мне чистая одежда. Душевых тут навалом, а одежды нет.
– Про деньги постояльцы ничего не говорили.
– Значит я не ошиблась. Я выбирала постояльцев, кто похуже – понеприятней. И, видите, не ошиблась. Бывают очень неприятные люди, но к вам с инспектором это не относится. Вы славные, особенно инспектор. Катя тоже хорошая, не то что повар. Он заметил, что пропала курица. Правда, денег я за курицу не оставила – не успела. А инспектор, все равно, лучше всех!
Виттенгер уткнулся в подушку и издал протяжный, полный безысходности вой. То был вой зверя, раненого в душу.
– Биороботов легко взломали? – спросил я, переждав, пока не утихнет вой.
– В два счета. Там и взламывать нечего. Но почерк у них ужасный, согласитесь.
– Да нет, нормальный почерк. Позвони Бенедикту, он там, бедолага, переживает… Ладно, у меня дела, я вас оставляю. Крепитесь, инспектор.
– Не уходи-и-и! – завыл он мне вслед.
Удачи меня преследовали одна за другой. Уверовав в собственную гениальность (должен же быть на Фаоне хоть один гениальный сыщик, а то всё кибернетики да физики), я решил, что теперь знаю, как вывести из игры Вейлинга. Нейтрализовать его было необходимо, поскольку он мешал мне подружиться с Цансом, взяв с того слово молчать обо всем, что связано с продукцией «Виртуальных Игр».
Вейлинг сидел в нижней гостиной, с ним были Цанс и Брубер. Я позвонил ему на комлог и сказал, чтоб через пять минут он был у себя в номере, если не хочет говорить о Счастливчике при посторонних. Вейлинг послушался. Когда он отпер дверь в номер, я вышел из ближайшего ответвления коридора, в три прыжка догнал его и толчком в спину заставил долететь до дивана рядом со столиком с зеркальными часами.
– Вы взбесились!!! – завопил он. – Я вызову охрану!
– Вызывай сразу «скорую».
Однако на всякий случай я избавил его и от комлога и от интеркома. Сходил проверил, надежно ли заперта дверь. Пока ходил, Вейлинг встал с дивана, и это дало мне полное право вновь применить силу. На этом артподготовку я счел законченной.
– Сиди тихо. Говорить буду я. Ты понял?
Вейлинг торопливо закивал.
– Может воды? – предложил я.
– К черту!
Я ткнул ему под ребра бластером.
– Неправильный ответ. Это была проверка. Тебе же сказано, говорить буду только я. Попробуем еще раз. Водички хочешь?
Он молча помотал головой.
– Ну вот, совсем другое дело.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...