ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 

И тут в гостиную вплыла бабушка с подносом. Я встала, меня представили ей как кузину пани Бернацкой, я села, успокоенная жена удалилась, видимо, опять в ванную комнату. В трубке наконец послышался человеческий голос. К этому времени жена успела вернуться с расчёсанными мокрыми волосами, я подробно описала характер повреждения телефона, мне обещали прислать мастера, и я наконец положила трубку.Кофе мы выпили вчетвером. А жена ничего, вон и халат успела сменить на более элегантный, и лёгкий макияж сделать. А ведь в её распоряжении были считанные минуты. Наверное, бедняжка, очень торопилась, зная своего супруга, решила лично присмотреть за ним. Мы ещё немного поговорили о моей семье, которая некогда жила в этой квартире, но я не затягивала разговора, постаравшись побыстрее закончить свой визит, ведь пани Бернацкая ждёт…А потом мы с пани Бернацкой смотрели по телевизору какой-то ужасно скучный кусок сериала, да я все равно не вникала в содержание, сериал нужен был для того, чтобы я могла привести в порядок телефон. И ещё соседская бабушка у меня вызывала тревогу. На вид ей все шестьдесят, неужели она ещё работает? Работает, успокоила меня пани Бернацкая, впрочем, не столько работает, сколько обучает молодые кадры, она владелица небольшого косметического салона, сама никаких процедур не делает, только присматривает за лавочкой да вот молодые кадры обучает. Любит своё дело, привыкла, и каждый день с девяти часов уже в своём салоне. До шести вечера.Пани Бернацкая сидела в своём любимом кресле у самого телевизора, я поместилась за её спиной, подальше от экрана, поближе к розетке, объяснив, что привыкла смотреть телевизор издали. Надо мной светила брушка, очень удобно, как раз освещала рабочее место. Я опять открутила розетку, теперь уже не торопясь прикрутила проводок, стараясь сделать это как можно аккуратнее, и воткнула вилку в розетку. Телефон негромко звякнул. К счастью, пани Бернацкая не обратила на это внимания.Пришлось мне до конца досмотреть скучнейший фильм, хотя очень хотелось посмотреть другое: как получились слепки с ключей. Обе коробочки со слепками я вынула из кармана и положила в сумку, пусть пластилин затвердеет. Если вышло плохо, решила, ещё раз испорчу телефон, а надо будет — и десять раз это сделаю, и опять пойду к соседям дозваниваться до бюро ремонта, в конце концов, соседи привыкнут ко мне, а я уже знаю, где они держат ключи…Наконец я смогла распрощаться с пани Бернацкой. Вышла из подъезда её дома, а сосед уже тут как тут. Вроде бы у своей машины возится, поднял капот, а сам глазом на входную дверь косит. Ах, какая неожиданная встреча, я вот тут машиной занялся. Разрешите, подвезу пани? Тоже мне, Казанова выискался!Не хватало ещё, чтобы его жена возненавидела меня, тогда мне ни в жизнь не попасть больше в их квартиру, а я ещё не знала, в порядке ли слепки с ключей.Окна их квартиры выходят на улицу, не дай Бог, выглянет, увидит, как её супруг увивается вокруг меня.А супруг уже и дверцу распахнул. Что мне оставалось делать? Ведь не поверит, если я стану уверять, что езде в автомашине предпочитаю прогулки под дождём, по пустынным улицам ночной Варшавы. Пришлось сесть рядом с этим донжуаном, тот по дороге уговаривал заехать в кафе или ресторан, посидеть.К своему огромному сожалению, я вынуждена была отказаться, видите ли, меня ждали знакомые, я и так опаздывала. Разрешила отвезти меня на улицу Ружаную, в конце концов, пусть и этот козёл получит свою долю удовольствия. Отцепился не сразу.На улице Ружаной находилась мастерская слесаря, в квартире над мастерской он и жил. Несмотря на позднюю пору, я зашла к нему, извинившись, что дело срочное, обещала за срочность заплатить вдвойне. Слесарь знакомый, когда-то он делал для меня ключи от тёткиной квартиры, и тоже со слепков.Опять пришлось врать. На сей раз ключи надо сделать для одной старушки, которая по старости из дому не выходит, а иногда и с постели встать не в состоянии. Было у неё два комплекта ключей, остался только один, второй она сама куда-то засунула, наверняка остался в квартире, но сейчас его не найти, а мы, её родственники, должны располагать двумя комплектами. Вот, пожалуйста, мой паспорт, я не из банды взломщиков, очень извиняюсь и очень прошу сделать ключи поскорее. Слесарь поверил мне, попросил показать слепки. Оказывается, получились нормальные, и он обещал завтра к утру сделать ключи. Господи Боже мой, когда же, наконец, мне уже не придётся лгать и я смогу жить спокойно?На улице Граничной у моего дома меня уже ждали… * * * — Что-то со мной такое творится — места себе не нахожу, — уже с порога заявил поручик Болек. — Из ума не идёт Кася, жениться на ней, что ли, иначе не выдержу? Представляете, опять сенсация! Две сенсации!Я так и рванулась к гостю, очень хотелось знать, что за сенсация, Януш же спокойно воспринял весть о сенсациях. А может, уже что-то знал?Приподняв крышку с горшка, я позволила по всей квартире распространиться вкусному запаху. Поручик Болек понюхал и совсем просиял.— Интересно, а она умеет готовить? — произнёс он куда-то в пространство.— Кто?— Кася.— У тебя что, нет других проблем?— Пока не знаю, столько нового! Мне как, рассказывать по порядку или начинать с сенсаций! Нет, никаких сенсаций, приберегу их на десерт, начну по порядку. А что у нас сегодня на ужин?Сегодня на ужин были зразы, к которым я приготовила салат. На салат пошло все, что нашлось в доме: огурцы, помидоры, варёные яйца, лук порей, киви и ещё много чего.Поставив на стол огромную миску с салатом и горшок со зразами, я сочла себя вправе спросить:— Ну?!— Оправдалась твоя концепция, — заявил Болек, ткнув в Януша вилкой, которой только что положил себе на тарелку первую порцию зраз, исходящих соком и ароматным паром. — Тиран ударился в амбицию и благородно согласился подождать Касиных откровений, но на её парня устроить засаду. В гости к Касе я отправился вечерком, прихватив с собой Яцуся. Каси не оказалось дома, где-то черти её носили. Ничего, мы люди не гордые, подождали. Касе я сказал: мы пришли поговорить и снять отпечатки пальцев в её квартире. Я говорил, Янусь занимался отпечатками. Чисто в квартире до омерзения, Яцусь был очень недоволен, нос воротил, ну да что поделаешь? Пришлось парню поднапрячься, нашёл-таки парочку интересных отпечатков.Чуть не подавившись большим и горячим куском зраз, Болек вынужденно умолк. А мы с Янушем и не притронулись к ужину, уж очень хотелось знать, что же произошло в Касиной квартире. Заглотив наконец зразу, Болек продолжал:— Значит, я девушке арапа заправлял, а Яцусь по квартире шастал, порошочком посыпал. Впрочем, наш разговор с Касей записан на плёнку. Вот она, захватил с собой, знал же, что поесть не дадите…Плёнка и в самом деле решила проблему. Через минуту мы с Янушем слушали запись, а Болек спокойно наслаждался зразами.— Нет, гостей у меня практически не бывает, — ответила Кася на вопрос поручика Болека. — Вы же знаете, это не моя квартира, я стараюсь сюда не приводить людей.Болек последовательно гнул своё.— И даже день своих именин не отмечаете?— Отмечаю, но не здесь. Последние именины мы отмечали в кафе на Пулавской.— А в этой квартире и в самом деле никого, кроме вас, не бывает?— Бывает. Мой парень. Я вам об этом говорила.Тут с плёнки послышался телефонный звонок.Трубку подняла Кася.— Да, это я. Что вы говорите! Но это же чудесно! Возможно, возможно, проше пани. Я тоже так думаю, позвонили со станции и наладили связь, значит, неисправность была пустяковая… Нет, я только что вернулась. Да нет, мне это не доставило никаких хлопот, нет необходимости извиняться. Я очень рада, что теперь все в порядке… Я тоже… Спокойной ночи.— Кто это звонил? — как можно небрежнее, почти по-дружески, а не официально, поинтересовался голос поручика Болека.— Пани Бернацкая, — ответил Касин голос. — У неё испортился телефон, а сейчас ей его починили, о чем она мне и сообщила. Пани Бернацкая — приятельница моей покойной бабушки, мы с нею время от времени видимся.— Хорошо, вернёмся, если не возражаете, к вашему парню. Когда вы с ним виделись последний раз?— Отказываюсь отвечать на этот вопрос. Осталось всего два дня. От силы три. Потерпите, пожалуйста.Запись кончалась тяжёлым вздохом поручика Болека. Януш выключил магнитофон.— И что же тебя во всем этом так осчастливило? — поинтересовался Януш.— Не торопись, — ответил Болек и положил себе добавку салата. — Тиран у нас голова, прослушал вот эту плёнку и что-то в ней учуял. Послал к пани Бернацкой нашего человека под видом монтёра. Да ты его знаешь, Мулевский, он и в самом деле раньше работал на телефонной станции. Разумеется, сначала мы проверили в бюро ремонта, им действительно звонили вчера, сообщили о неисправности телефона. Они перезвонили спустя некоторое время, телефон отозвался, видимо, неисправность была в самом аппарате, а в таком случае, раз уже работает, они и не стали посылать туда своего монтёра. Зачем?Столько вызовов, с серьёзной работой не управляются.— Ну и что Мулевский?— Он явился под видом монтёра, присланного бюро ремонта. Старушка разговорчивая, и Мулевский без труда установил, что у старушки в это время была Кася.— В какое время?— А когда телефон испортился и потом сам по себе исправился. Мулевокий снял розетку и убедился, что кто-то там похозяйничал, открутил проводок, а потом не очень умело прикрутил его обратно. Мулевский не Яцусь, не мог сказать, когда именно это происходило, вчера или месяц назад, но может сказать, что недавно. И я ещё раз повторяю вам большими буквами: КАСЯ БЫЛА ПРИ ЭТОМ. Что скажете? У Тирана уже есть своя версия.Прежде чем что-то сказать, Януш хотел кое о чем спросить.— Минутку, попробуем выявить мотив, допуская, что телефон выводила из строя действительно сама Кася. Бернацкая собралась звонить и обнаружила, что телефон неисправен? Или ждала звонка от кого-то?— Нет, звонила Кася. По своим служебным делам. И не могла дозвониться, потому что тут же выяснилось — телефон неисправен.— Откуда же тогда девушка звонила в бюро ремонта?— От соседей.— Соседи? Интересно…Болек оторвался от салата, уловив что-то в голосе Януша.— Ты считаешь, предлог?— Очень может быть. Что о соседях узнали?— Ничего особенного, кроме того, что когда-то давно это была квартира родной бабушки Каси.— И тебе это ни о чем не говорит? — спросил Януш. В его голосе столь явно слышалось сострадание по отношению к недогадливому коллеге, что мы оба с коллегой выжидающе уставились на Януша.А он продолжал:— Ведь ежу ясно — девушка хотела проникнуть в бабкину квартиру, не вызывая подозрений. Как уж она справилась с телефоном, не знаю, ведь ей пришлось дважды раскручивать и опять закручивать розетку, а на это требуется время.— Да ведь у Каси золотые руки! — вырвалось у меня. — И не обязательно два раза…— Согласен, могла обойтись и одним разом, выбрала подходящий момент, старушка наверняка и не подходила к телефону, полагаясь на молодую помощницу. А теперь главный вопрос: что ей могло понадобиться в бывшей квартире её бабушки?И опять вмешалась я:— Да ведь Кася буквально помешана на предках.Наверняка, ей захотелось одной побыть в квартире, некогда принадлежавшей её предкам и потом проданной жадной тёткой.Януш покачал головой.— Нельзя полностью исключить этот мотив, но я бы не ограничивался только им. А что думает Тиран?— Тиран пошёл по другому пути. Он считает, что кто-то зачем-то собирался в то время звонить в квартиру пани Бернацкой, и девушка помешала это сделать. Знаешь, твоя версия мне кажется более убедительной. Квартира бабушки… Зачем ей понадобилось проникнуть в квартиру бабушки? Слушай, а это мысль! Мы всю дорогу сталкиваемся с тайниками в стенах старых домов, может, и здесь… Неужели этот её парень использует Касю как разведчика?— При чем тут её парень? — не понял Януш.— Вот и пришло время выложить сенсацию! — с торжеством воскликнул поручик Болек. — Тогда, у Каси, Яцусь так страшно молчал, что я сразу заподозрил: раскопал паршивец нечто потрясающее. Всегда ведь торопится выложить свои откровения и прозрения, а тут молчит, как… не знаю кто. Потом сказал — не был уверен. Обнаружил в Касиной квартире два чётких отпечатка пальцев, принадлежащих не Касе.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

загрузка...