ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 

Зная о давнишней мечте Болека отведать жареного гуся, я запекла в духовке индюшачьи грудки, к которым в магазине на Польной удалось купить бруснику.С десертом дело было хуже, не хватало сил готовить что-то сложное, но, к счастью, во всех кулинариях по-прежнему продавался рулет со взбитыми сливками, а я очень хорошо помнила, каким он пользовался успехом у моих мужчин. Теперь рулет очень облегчил мне жизнь. Шампанское у нас с Янушем всегда стояло в холодильнике. На всякий случай…— И что же он выдал? — пришлось напомнить Болеку о его обязанностях, ибо он замолчал, мёртвой хваткой впившись в индюшачью мякоть.Оторвавшись от неё, поручик с расстановкой произнёс, явно рассчитывая на эффект:— Представьте, он уверен, что именно он убил двух человек! Защищая собственную жизнь, так сказал.Поручик не ошибся в своих расчётах: мы с Янушем и впрямь были ошарашены.— Что ты говоришь? Каких таких двух человек?Где?— В Константине. Правильно мы думали, там был и четвёртый, но не их сообщник, напротив, из конкурирующей фирмы. Какой-то совсем неизвестный.Набросился на беднягу Доминика ни с того ни с сего, ну тот и вынужден был, защищаясь, прикончить агрессора. А что ещё ему оставалось делать? Иначе его бы прикончили.— Болек, дорогой, возьми себя в руки! Успокойся, расскажи все толком.— А я разве…— Вот именно. Давай по порядку. С чего начал свои откровения подозреваемый?— С Каси, — чуть не подавившись, все-таки ответил Болек.Януш повернулся ко мне.— Ничего не поделаешь, пусть человек поест.Подождём немного.И, достав из холодильника бутылку шампанского, Януш не торопясь принялся её откупоривать.— Ты прав, — согласилась я. — Индейка и в самом деле получилась отличная. Если честно, птица — единственное, что я умею хорошо готовить. Можно сказать, тут у меня просто талант. Ох, забыла подать на закуску селёдочку, ведь специально приготовила.Селёдочка, естественно, была куплена уже готовой к употреблению, не хватало мне ещё тратить на неё время, но им совсем не обязательно знать об этом. Ничего, селёдочка не пропадёт.Утолив первый голод, Болек принялся рассказывать более или менее связно.— Ну так вот, он и сегодня молчал, как пень, до тех пор, пока в кабинет Тирана не вошла Кася. Надо было видеть, как они друг на друга посмотрели! Кася взяла себя в руки и твёрдо заявила: «Да, именно этот мужчина бросился на меня в кухне». «Дура набитая!» — вырвалось у Доминика. И, обращаясь к Тирану, пожаловался: «А что мне было делать, если она, проше пана полицейского, на меня с бутылкой кинулась? Да ещё с коньяком! Вы бы стерпели такое?» Ну и началось. Я уже сказал, должно быть, за ночь он придумал, какой линии придерживаться. И представил себя этакой жертвой стечения обстоятельств.Сначала Райчик подбил его на нехорошее дело, хотя и не такое уж оно нехорошее. Что плохого в том, чтобы извлечь замурованные в стене дома сокровища? Они же ничьи, лежат без употребления, портятся. Потом, правда, позарился на те ценности, что припрятаны на Вилловой, так ведь все равно ему из них ни грамма не досталось, все из-под носа свистнули…— Ты что, хочешь сказать, он отрицает, что сам золото свистнул? То, что в квартире на Вилловой из дыры в стене вытащили?— Христом-богом клянётся — не брал! И в глаза никакого золота не видел! Да, говорит, приходил туда, но позже, когда мы уже в квартире были. Уговорился с Райчиком, что поможет ему стену разбирать. Ведь как все было задумано: покойницу Наймову аккуратненько усыпят, подбросив в чашку снотворное, поспит старушка, пока они на пару с Райчиком в квартире похозяйничают, хотя Райчик и обещал Наймовой её долю. Ну да припозднился немного. Доминик, значит, припозднился. Пришёл, когда все было кончено, и полиция уже в квартире вовсю шуровала. И с такой горечью говорил, подлец, что похоже на правду, он и в самом деле поспел к шапочному разбору.— Болек, вот ты опять принялся скакать по разным сюжетам, давай по порядку. Тиран, небось, допрашивал бандита методично?— Потом и в самом деле методично, а сначала при виде Каси этого бандюгу прорвало, Тиран его не перебивал, дал выговориться. Ну да ладно, значит, того…И тут опять наступила продолжительная пауза в рассказе, Болеку явно требовалось подкрепить свои силы. Пришлось набраться терпения и ждать. Через какое-то время поручик смог вернуться к прерванному повествованию.— Библиотекаря разыскал Райчик. Уж каким образом они познакомились, Доминик не знает, зато прекрасно знает, зачем тот понадобился Райчику. Библиотекарь был просто кладезем познаний в области, чрезвычайно интересующей Райчика. Он знал заказчиков дяди-каменщика, знал фамилию Касиного прадедушки и ещё много чего. И в архивах рылся, для этой работы ни Райчик, ни Доминик не годились. И знаете, к какому мнению мы постепенно пришли? Главным движущим звеном в этой воровской шайке был не Райчик, а Доминик! Не Райчик привлёк Доминика к сотрудничеству, а наоборот, Доминик Райчика. Доминик во все совал свой кривой нос, а Райчик пытался от него утаить свои намерения. Библиотекаря Райчик всячески скрывал от Доминика, тому пришлось очень постараться, чтобы вообще увидеть, как выглядит этот библиотекарь. Постепенно руководство перешло к Доминику. К тому времени библиотекарь уже порядочно поработал в ипотечных архивах и получил множество ценной информации. Он догадался, что Доминик намерен посетить виллу в Константине, и почему-то это библиотекарю не понравилось. А в Константине разыгрались трагические события, и, в общем-то, весьма неудачные для Доминика.— Что же там произошло?— Сначала появился тот самый четвёртый, какой-то незнакомый Доминику мужчина.— Рассказывай толком, что значит «появился»?— Доминик застал его в тот момент, когда тот уже, расковыряв стену, принялся срывать доски с пола, что, по словам Доминика, со всей очевидностью свидетельствовало о том, что незнакомец — грабитель.Доминик хотел вежливо отговорить его от грабительских намерений, хотел найти с ним общий язык, как с человеком обошёлся, а тот, ни слова не говоря, бросился на беднягу, и по глазам мерзавца было видно — сейчас убьёт! Ну и что оставалось делать Доминику?Защищая жизнь, убить самому, так ведь? Ну а потом, не бросать же недоконченную работу, раз тот уже начал. Доминик принялся за пол, а тут заявился библиотекарь и помог коллеге. И представляете ужас бедного Доминика, когда библиотекарь тоже набросился на него и хотел убить? Это когда они обнаружили под полом старую охотничью сумку. Не иначе этот паскуда Райчик настроил его против Доминика.Доминик, естественно, вынужден был защищаться, тот отступил, обо что-то на полу споткнулся и так неудачно упал, что головой врубился в обломок лежащего на полу кирпича. Вот такое нехорошее стечение обстоятельств. Бедняга Доминик схватил сумку и в ноги, и потом все переживал, что теперь оба трупа пришьют ему. А он ни сном ни духом…— Неглупо придумано, — похвалил Доминика Януш. — Очень неплохая линия защиты, и, кто знает, может, на суде ему бы и поверили, если бы Яцусь сразу же не обнаружил его пальчиков на обломке кирпича. А что он сказал о незнакомце?— Да почти ничего. Похоже, он его лица и не разглядел.— Ваша версия?— Видимо, Доминик и вправду застал незнакомца за демонтажем стен и пола, но, естественно, в разговор с ним не вступал, а подкрался сзади на цыпочках и, ни слова не говоря, огрел по голове. Тот сразу и свалился, лицом прямо на кучу вынутого из стены кирпича и штукатурки. Доминик не очень деликатно оттащил его за ноги с рабочего места, наверняка поранив ему лицо. Кем был этот человек, мог и в самом деле не знать. Точно таким же образом, немного позже, расправился и с библиотекарем. Наверняка добыча его разочаровала, из всех денег пригодились только доллары, остальное мог спокойно выбросить. Не выбросил, подумал, может, довоенные купюры заинтересуют коллекционеров.— Он что, там, в Константине, заглянул в сумку?— Нет, распаковал её только в пустой квартире на Вилловой. Знал, что стоит пустая, может там спокойно пожить. И надо же так случиться, в тот момент, когда Доминик рассказывал нам об этом, позвонила Кася. Ну, просто телепатия какая-то! Тиран слушал Доминика, а я поднял трубку и слушал Касю.И она сообщила, что нашла старые бумаги, перевязанные бечёвкой, о которых мы ей говорили. И может их привезти. Вот я и думаю: или она ни в чем не повинна, или ей какой злой дух помогает. Через полчаса привезла бумаги, уже развязанные. Девушка призналась, что просматривала их.Я подумала: как бы радовался Райчик, обнаружив эти бумаги! Ведь именно о них он мечтал, в них были перечислены все дома, принадлежащие Касиному прадедушке. Найди Райчик их раньше, и отпала бы необходимость в библиотекаре. Хотя нет, остались ведь и другие тайники, изготовленные дядюшкой-каменщиком для других домовладельцев. Должно быть, такая уж планида выпала библиотекарю…А Болек продолжал:— Показания Каси и Доминика во всем подтверждают друг друга. Бандит признался, что в спальне распотрошил охотничью сумку, увидел её содержимое, рассвирепел, бумаги только небрежно проглядел и отшвырнул куда-то в угол, в комнате, сказал, такой бардак, что и не обратил внимания, в какую кучу мусора они угодили. Возможно, и в ту, что за шкафом. А Кася именно там их нашла, по нашей просьбе принесла недвижимость прадедушки в комендатуру и вежливо попросила: если найдёте что из недорогих вещей, принадлежащих моим предкам, отдайте мне, сохраню как память.Януш саркастически заметил:— Красивый жест. Может себе позволить, дорогих вещей у неё уже более чем достаточно.— Ну что ты привязался к девушке! — возмутилась я. — Она имеет право эти ценности получить по закону. В конце концов, не её вина, что прадедушка был богатым человеком, а загубленное тёткой детство надо как-то компенсировать. Будет только справедливо.— Вторая линия — по всей вероятности, именно прадедушка, — не очень уверенно высказал предположение Болек. — Глядите, то и дело всплывает в наших расследованиях и, собственно, вокруг него все и крутится. А ещё я вам забыл сказать, что сначала Доминик хотел убийство библиотекаря приписать тому, четвёртому. Уже начал в красках описывать, как тот на библиотекаря напал, но Тиран не был расположен тратить время на глупости и резко его одёрнул. Тот и заткнулся, понял, что не сможет втереть очки, не на таких напал. Да и не совсем уж дурак этот Доминик. Понял, что у нас в руках неопровержимые доказательства, ну и раскололся.— А теперь расскажи о том, давнем, деле. О рыжей и худой, — попросила я. Очень интересно было узнать!Болек с аппетитом съел селёдочку, теперь с удовольствием обгрызал индюшачью грудку, заедая её брусникой и грушами в маринаде. И не торопясь, так же смакуя подробности, с не меньшим удовольствием рассказывал:— А тут Доминик всю вину сваливает на Райчика. И мы склонны ему в данном случае верить. Рыжую Баську Райчик вывел из игры без ведома Доминика, тот, по его словам, даже потом высказывал претензии, дескать, кореш, называется, а любимую женщину друга пристукнул, ну да тут он врёт, как сивый мерин. И что претензии высказывал, и что угрызения совести его по сей день терзают — все это враки. О поисках же кладов ей проговорился, факт.И та рыжая кретинка сболтнула где не надо, вот Райчик и заткнул ей рот. Навеки.Меня ещё интересовало и отношение Тирана к показаниям Доминика.— А что Тиран? — разглагольствовал Болек. — Тиран аж светится от счастья. Ещё бы, старое дело раскрыл, которое в архив сдали. И в то же время злится из-за четвёртого неизвестного, который теперь уже точно свалился ему на голову. Ведь это теперь не одни лишь предположения чёртова Яцуся, а вот, и подозреваемый подтвердил. Вы себе и представить не можете, как обрадовался Доминик, когда узнал, что он все-таки не пришил этого четвёртого! Сообразил, подлец, в ходе допроса, что у нас только один труп.— Ну а теперь выкладывай самое главное, — сказал Януш. — Ведь вижу, сенсацию ты приберёг на десерт. Вон как сияешь, не хуже своего Тирана!— Холера! — огорчился поручик Болек. — Разве видно? Ты прав, и в самом деле выявилось одно такое обстоятельство, настоящая сенсация. Доминик заявил, что и в самом деле какое-то время прятался на Вилловой. Место спокойное, никто не станет его там искать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

загрузка...