ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 

— Наверное, вы правы. Теперь я тоже думаю, что все принадлежавшие бабушке ценности и имущество должны принадлежать мне. О господи, если бы я знала об этом раньше!— Что бы тогда было?Кася открыла рот, собираясь что-то сказать, но так ничего и не сказала. А потом повторила свою просьбу:— Я смогу… Когда Бартек наконец закончит свою работу, я смогу поговорить с вами с глазу на глаз?Разумеется, все эти её недомолвки и намёки были чрезвычайно подозрительны, но я заверила девушку, что, конечно же, мы с ней обязательно поговорим наедине. Я высадила Касю у дома на улице Вилловой и не поехала домой, а постаралась выдумать себе несколько дел в городе, чтобы вернуться домой как можно позже, чтобы у меня не было необходимости о чем-либо говорить. На сей раз придётся Болеку довольствоваться кулинарными деликатесами, ничего, обойдётся.О том, что сегодня я виделась с Касей, я упомянула только за десертом. Просто не могла не упомянуть, отдавала себе отчёт, что завтра и так поручику доложат о нашей встрече их наблюдатели.— Она сказала мне то же самое, что и вам, — сообщила я поручику и Янушу. — У её Бартека срочная работа, и она полна решимости дать ему возможность эту работу закончить. От неё, сказала, зависит их будущее. Вот почему и прячет парня от вас, ведь вы не дадите ему работать, а то и вовсе посадите. А вообще у меня такое ощущение, что её больше всего занимает сейчас её прошлое и прошлое её родичей, а не какие-то уголовные преступления.Болек поверил мне, Януш — нет. Правда, не сказал этого коллеге по прежней работе и приступил ко мне с расспросами только после его ухода.— Она что-то тебе ещё сказала или ты сама о чем-то догадалась после разговора с нею, правда? — спросил он. — И у меня такое чувство, что вот-вот приоткроется то самое второе дно…Я сделала вид, что рассердилась.— Перестань. Кончай изводить меня своей проклятой телепатией! Ну чего привязался к девушке? Других преступников у тебя нет? Все согласились ждать, даже Тиран, один он, видите ли, не может подождать!— Могу и я подождать, — согласился. Януш. — А знаешь, мне бы доставило моральное удовлетворение самому раскопать второе дно. Я не намерен совать свой нос в их дело, вмешиваться в ход расследования. Дополнительный допрос Доминика, думаю, ничего не даст, и вообще, я бы по-другому взялся за дело. Возможно, под твоим влиянием. Знаю, какой-то барьер разгораживает оба эти дела. Пожалуй, подговорю Яцуся, надо проверить отпечатки пальцев Каси. И сделать это надо как можно быстрее. Ведь у неё не брали отпечатков пальцев? Уверен, это даст пищу для размышлений…Я всецело перешла на сторону Каси и позволила себе выразить недобрую надежду на то, что какую бы пищу это ни дало, сделано будет не слишком быстро. Уже после того, как Касин Бартек закончит свою работу и Кася сможет действовать свободно… * * * Вот интересно, как же я до него доберусь? Что тайник находится за встроенным кухонным шкафчиком, я знала. Кухня бабушкиной квартиры и кухня пани Бернацкой примыкали друг к другу, их разделяла как раз та стена, в которую был вделан тайник. Теперь в бабушкиной квартире жили супруги с двумя детьми и бабушкой.Естественно, первым делом я подумала о том, чтобы пробиться к тайнику со стороны квартиры пани Бернацкой, но пани Бернацкая была очень разговорчива, а проще говоря, болтлива. Весьма ценимое мною качество, когда речь шла о воспоминаниях старушки о моих родных, и весьма опасное во всех остальных случаях, когда требуется соблюсти тайну. А старушка наверняка бы кому-нибудь проговорилась. Нет, этот номер не пройдёт. Пойти к соседям, рассказать им обо всем и… как это называется? Ага, взять в долю. Но где гарантия, что и они не проболтаются?А у полиции и без того излишне много ко мне претензий. Я изучила уголовный кодекс от корки до корки, но так и не пришла ни к какому определённому выводу. Все зависит от того, что мне вменяется в вину. Хотя вроде бы пожизненное не грозит, и Бартеку тоже. А то, что я им могу не понравиться, как-нибудь переживу.Да плевать мне, в конце концов, на то, как относятся ко мне представители нашей исполнительной власти! Главное, успеть до них. А если следят за мной и узнают, что я побывала у пани Бернацкой, не страшно. Я во время своего визита к ней очень следила за тем, чтобы ей чего лишнего не сболтнуть, так что от неё они ничего не узнают.Проникнуть в квартиру пани Бернацкой без её ведома и раздолбать стену? Стена капитальная, в ней проложены вентиляционные шахты, толщина стены в полтора кирпича, как минимум. Долбить пришлось бы всю ночь. К тому же тайник сделан в виде металлического ящика, так написал прадедушка, и задняя стенка наверняка самая толстая. Да и как проникнуть в квартиру старушки без её ведома? С помощью отмычек, как это делают взломщики-профессионалы?А что если как-нибудь стащить ключи от двери соседей, тех, что живут в бывшей бабушкиной квартире, где и находится тайник? Придумать какую-нибудь правдоподобную причину… Ну, например, у пани Бернацкой испортился телефон, я звоню к соседям и вежливо прошу разрешения позвонить от них в бюро ремонта. Интересно, где они держат ключи и где стоит у них телефон? В бюро ремонта можно дозваниваться часами, может, у соседей лопнет терпение и они оставят меня в комнате одну? Или в прихожей. Ведь ключи чаще всего держат в прихожей на столике, если не в сумке или не в кармане пальто. Могут и висеть на специальном гвоздике.Если меня оставят наедине с ключами, уж я сумею сделать с них слепок, недаром овладевала этим искусством. И телефон испортить тоже сумею…И я принялась думать над этим вариантом. Пани Бернацкую я в подробностях расспросила о её соседях. Дети не опасные. Мальчик постарше, девочка моложе брата, оба в том возрасте, когда уже не интересуются чужими взрослыми. Муж с женой работают, бабушка тоже. Значит, если удастся проникнуть в квартиру в то время, когда дети в школе, а взрослые на работе, можно успеть десять раз открыть сейф.Полдня квартира стоит пустая. Дверь они запирают всего на два замка. Легкомысленные люди.К осуществлению операции я приступила на следующий день после разговора с пани Бернацкой и встречи с той симпатичной женщиной, которой чуть было не рассказала обо всем. Она не выдала бы меня, я чувствовала, ей можно доверять. Порядочный человек, сама не дала мне говорить, а я очень хотела посоветоваться с нею. Она права, пока никому не стоит знать…Как всегда, пани Бернацкая побежала в кухню заваривать для меня чай. Я не последовала за ней, осталась в гостиной и занялась телефоном. Вилка втыкается в розетку, обычное дело, розетка держится на одном винте. Отвёртку я принесла с собой, отключила один проводок. К сожалению, не удалось сделать это аккуратно, как хотелось бы, тогда ни за что не догадались бы, что проводок отключён специально. А тут любой дурак поймёт, не само испортилось, кто-то руку приложил. Ладно, пока пусть так остаётся, а потом я сама же и исправлю, может, успею, пока пришлют монтёра со станции. Розетку привинтила на место, воткнула в неё вилку.За чаем я попросила разрешения позвонить, так как весь день не удавалось поймать заказчика, а сейчас, вечером, наверняка он уже дома. Я подняла трубку. Телефон молчал.Пани Бернацкая очень расстроилась. Она пожилая женщина, она не может остаться без телефона, без него она как без рук! Я бы могла и завтра позвонить своему заказчику, но оставить старушку без связи с внешним миром не позволяла совесть, и я предложила сходить к соседям, позвонить от них и вызвать мастера. Если не сегодня, то по крайней мере есть надежда, что хоть завтра пораньше придёт.Моё предложение старушка приняла с благодарностью. Она очень не любила никаких дополнительных хлопот, о чем я знала, и идти к соседям дозваниваться до бюро ремонта и уговаривать этих грубиянов приехать… Нет, это выше её сил!Мы с пани Бернацкой вышли на лестничную площадку, я позвонила соседям, открыл мужчина, и старушка, представив меня, попросила о соседском одолжении.Соседу было лет сорок, очень неплохо сохранился.Как раз вторая молодость… При виде меня у него заблестели глаза. Охмурить его — пара пустяков, но уж лучше я останусь при своей телефонной концепции.Конечно, конечно, сказал сосед, мы все знаем, что без телефона пани Бернацкая никак не может. Вот номер телефонного бюро ремонта… Номер этот я и без него знала, не было необходимости мне помогать, но сосед не отрывал от меня взгляда и не отходил ни на шаг.Телефон оказался в гостиной на столике, рядом мягкое кресло. Меня усадили в кресло, и я принялась набирать номер, изо всех сил показывая, как я смущена тем, что доставляю людям хлопоты, отрываю от дела. А он меня успокаивал: да нет же, какие хлопоты, соседи должны помогать друг другу.Слава Богу, дома он был не один, из кухни доносились голоса и звон посуды, там, наверное, ужинали.Бюро ремонта оправдало надежды, его телефон все время был занят. Извиняясь то и дело, я снова и снова набирала номер, а этот распалившийся козёл не отходил от меня ни на шаг. Так всегда, сказал, туда непросто дозвониться, может, пани выпьет чашечку кофе или винца? Разбежался!Но тут я вдруг заметила висящую на спинке другого кресла дамскую сумку на длинном ремешке и рядом, на стуле, наброшенный на его спинку мужской пиджак. Хозяин дома был в домашней удобной куртке. Незаметно оглядев комнату, я стала соображать. У них трехкомнатная квартира. Одна комната отдана детям, вторая — бабушке, вот эта гостиная наверняка служит спальней мужу с женой, вон стоит удобная раскладывающаяся тахта… Видимо, ключи от квартиры или вон в той сумке жены, или в кармане пиджака мужа. Если, конечно, не в кармане пальто, но пальто висит в прихожей. Может, удастся как-нибудь прощупать его карманы? Но сначала надо поискать в этой комнате…На мне была юбка с большими карманами, в кармане пластилин и две коробочки. Пощупав пластилин в левом кармане, я убедилась, что он ещё не размягчился до нужного состояния, и ответила гостеприимному хозяину: чашечку кофе я, пожалуй, выпила бы, если вы столь любезны, но не сейчас, попробую все-таки дозвониться, может, сразу поговорю, тогда не стану доставлять вам лишние хлопоты.И снова сделала попытку соединиться с бюро ремонта, и снова не соединилась. Сделав вид, что решила немного переждать, положила телефонную трубку и малость пококетничала с хозяином. Перекинулись с ним парой слов. Да, пани Бернацкую я знаю чуть ли не с детства, во всяком случае очень давно. Кажется, проше пана, что когда-то с бабушкой и родителями я жила вот в этой вашей квартире, нет, что вы, конечно, я сама этого не помню, ведь это было так давно. Пластилин понемногу разогревался и приобретал нужную мягкость, я опять незаметно пощупала его в кармане, а потом опять сделала неудачную попытку соединиться с бюро ремонта. Телефон не отвечал, и я поспешила положить трубку, а вдруг раздастся длинный гудок? Если вы так любезны, я бы охотно выпила чашечку кофе. Очень надеялась, что приготовлением этой чашечки он займётся лично, не вызовет же звонком прислугу, в самом деле… И оставит меня хоть на минутку одну в гостиной. Даже если в этот момент с детьми в кухне бабушка, ему не страшно. От пани Бернацкой я знала, что это его мать, а не тёща, не насплетничает жене, не станет коситься на кофе для молодой соседки. Где жена в данный момент — не знаю, неважно, главное, нет поблизости.Сосед и в самом деле помчался в кухню. Вот она, долгожданная минута! Швырнув трубку, я вскочила, кинулась к пиджаку, прощупала карманы — ничего.Открыла дамскую сумку, вот они, ключи! Меня бросило в жар, дрожали руки. Спокойно, спокойно, ведь это недолго. Четыре ключа, на брелочке, с какого начать? На всякий случай я сделала слепки со всех четырех. Продолжалось это секунд десять, ну двенадцать от силы.Когда сосед вернулся в комнату, я сидела на месте и терпеливо набирала номер проклятого бюро ремонта. И тут появилась жена, в махровом халате, голова обвязана полотенцем. Как хорошо, что не на две минуты раньше! Я с извиняющейся улыбкой пояснила причину своего пребывания в её доме, не переставая держать трубку у уха. Положила, опять набрала номер, и — о чудо! В трубке послышалось:«Бюро ремонта, ждите…» Я обрадовалась, совершенно искренне, на сей раз не пришлось притворяться, громкий голос автомата они тоже слышали.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

загрузка...