ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 

Если в нашем доме возьмутся за общий ремонт и потом дом захочет кто-то купить, так по закону он обязан бывшим жильцам предоставить другие квартиры, есть такой закон. Выбрасывать людей на улицу никому не позволено! Пан Ярослав все мне разъяснил. И тогда бы у меня была моя собственная кухня, а то ведь…Что? А как же, знаю, и с соседями тоже об этом вёл разговоры, теми, что дверь в дверь со мной живут, по ту сторону от лестницы. Но они, проше пани, хотят получить трехкомнатную. У них четверо детей, так, говорят, меньше, чем на трехкомнатную, не согласны. Пан Ярослав потом ещё мне здесь потихоньку жаловался. Двухкомнатную для них он может обеспечить, а вот трехкомнатную не гарантирует. И так он из-за этих многодетных расстраивался, так расстраивался, что и сказать нельзя. Ведь мог бы здесь, на первом этаже, уже сразу начинать ремонт, а из-за этих жадюг все откладывается, возможно, из-за них нам всем придётся на первое время в барак переехать, буквально на пару дней, потом мне обязательно предоставят однокомнатную на главной улице в новом доме. Трехкомнатную им захотелось! Такую нелегко выбить…Собственно, мы узнали все, что хотели. Услышав про пана Ярослава, мы с Янушем с трудом удержались от того, чтобы переглянуться. Впрочем, намного больше труда понадобилось для того, чтобы закончить разговор с разболтавшейся старушкой. Наверное, выбить трехкомнатную было бы легче… Ещё немного и старушка предложит нам переночевать, чтобы наутро снова продолжить разговор. Никак не хотелось обижать пожилую женщину, невежливо обрывая сердечную беседу, но как-то ведь надо закончить визит. И тут судьба сжалилась над нами. Помогла сама старушка.— Вижу, пан Ярослав — действительно порядочный человек, — сказала она. — Вот и вас прислал, и помощника своего тоже присылал. Да только не понравился он мне, совсем, совсем не такой, как пан Ярослав. И не потому, что длинный да тощий, не то что пан Ярослав. Тот мужчина в теле и видно, что и силой его Бог не обидел. А как я его помощника увидела, сразу меня сомнение взяло: куда такому одному с ремонтом управиться? И несолидный какой-то, и глупостей наговорил — уши вянут. Проше пана, вы так и скажите пану Ярославу: я несогласная. Несогласная я два денька просидеть вот тут, в садочке, под окном, пока он у меня в квартире ремонт сделает! Это мне его дурак-помощник предложил. «Пани в садочке посидит, а я в два дня управлюсь». Может, и управился бы с моей комнатой за два дня, не знаю, но квартира-то в новом доме тютю?! Ну уж дудки! И я не согласилась.Мы пообещали передать претензии старушки пану Ярославу, а сами ненавязчиво порасспросили о тощем помощнике. Описала она его, ещё помнила, был он у неё каких-то дня три назад. А соблазнял её тем, что ремонт взялся сделать совсем бесплатно.На обратном пути Януш подвёл итоги.— Все ясно, собирались обыскать дом. Уже после смерти Райчика сюда заявился Доминик. Хотя у нас и нет доказательств, что именно Доминик, но предположим — он. Дом битком набит жильцами, не так просто было организовать в нем поиски, вот он и начал с ветеринарной клиники в Константине.— Тот самый Доминик мог присутствовать и при взломе в квартире светлой памяти тётки Наймовой, — предположила я.— Иола видела — он заглядывал… То есть не заглядывал, а подслушивал под дверью квартиры Наймовой. И немного позже взлома, тогда в квартире была уже полиция.— Ну и что? — упорствовала я. — В конце концов, ясновидящий Яцусь тоже может ошибиться, у Доминика были все возможности похитить золото и смыться, оставив дверь незапертой. Действовал он в перчатках, следов не оставил. Или так: договорились с Райчиком, что тот оставит для него дверь незапертой, чтобы незаметно мог проникнуть в квартиру.— А зачем? Райчик тоже ясновидящий? Предвидел, что его мухоморами отравят?— Не знаю зачем, пока не придумала. Может, Доминик должен был помочь Райчику раздолбать стенку. Может, Райчик вошёл в квартиру легально и незаметно оставил открытой входную дверь, чтобы сообщник потихоньку проник в квартиру. Прокрался незаметно, не привлекая внимания соседей, бесшумно, как змея, просочился в дверь…— Возможно, но сомнительно. Ведь он никаких следов не оставил в квартире Наймовой, а летать, наверное, не умеет…— Я не настаиваю, это только мои предположения.А что касается дома говорливой старушки, тут уж действительно все ясно, как на ладони. Мошенники задумали хитрый план: выманить людей из особняка под предлогом ремонта дома, уговорить их временно пожить в бараках, обещая в самом скором времени квартиры в новом доме, «денька через два», как сказала нам старушка, простукать стены, вскрыть паркет, сделать своё дело и смыться. Даже если бы одураченные жильцы хоть на один-два дня согласились под открытым небом переждать, в садике у дома, тоже не проблема. Погода стоит прекрасная, тепло и сухо, а если и увидели бы разгром в своих квартирах, решили — так и надо, ремонт и есть ремонт, по крайней мере, в его начальной стадии… Дай-ка прикину… За день-два, пожалуй, не управились бы, а вот за три — запросто, за три дня могли весь дом, от подвалов до крыши перевернуть вверх ногами, раскурочить все стены и полы. А если ещё располагали хоть какими-то сведениями о размещении тайников, полученными из бумаг, оставшихся после дяди-каменщика, то и вовсе нет проблем. Хорошо, что мошенникам так и не удалось договориться с жильцами этой вороньей слободки…Глядя прямо перед собой на убегающее под колёса машины шоссе, Януш вздохнул.— Знаешь, у меня такое чувство — это дело с двойным дном. Не все тут стыкуется, много мне непонятно. Чую, с самого начала мои бывшие коллеги допустили какую-то… не то ошибку, не то просто пошли по ложному пути, вот это меня и беспокоит.Сама посуди — к главной линии расследования слишком много подходит побочных. Вот и кажется мне — в деле два дна, а полиция раскручивает лишь одну линию, совершенно игнорируя вторую. И эта вторая то и дело вылезает на свет божий, путая все расчёты.Не знаю почему при этих словах Януша я вспомнила вдруг бедную Касю. Очаровательная девушка, как живая, явилась моему внутреннему взору. В интуицию Януша я верила безоговорочно, на опыте убедилась — она его никогда не подводила. Но при чем тут Кася? Тут уж я верила себе, девушка в разговоре со мной была искренней, вряд ли обманывала, главным для неё была всепоглощающая любовь к какому-то неизвестному мне парню, при чем тут двойное дно? Скорее, с ним как-то связана покойная Наймова. Она могла ещё один сюрприз подготовить, до которого полиция пока не докопалась… * * * — Знаем мы чертовски много, а толку нам с этого… лучше не буду выражаться, — угрюмо заявил Болек, принимаясь за сельдь под маринадом. — Вы правы, Доминик тут замешан, в деле обнаружена его фотография.На этот раз у меня не было времени собственноручно приготовить яства для ставшего уже традиционным ежевечернего пира, поэтому угощение пришлось закупать в кулинарии. Ничего, в следующий раз реабилитирую себя как хозяйку. Болек не капризничал, уминал все подряд.Иола оказалась очень наблюдательной девочкой и замеченного ею под дверью соседки незнакомца описала довольно точно. Доминик на фотографии из полицейского архива и Доминик на портрете-фотороботе были на одно лицо. Оказалось, ещё в те времена, когда рассматривалось дело об убийстве Барбары Лвурной, Доминика уже разыскивали по его фотографии. Теперешнее преступление могло помочь в раскрытии того, давнего, так и оставшегося нераскрытым. Тогда следствие как-то не добралось до Владьки с её бесценными познаниями. Возможно, и на этот раз из Владьки полиция тоже ничего бы не выудила, не возьмись за неё Януш. Ведь женщину не таскали в полицию настырные глины, не снимали официальные показания. Просто один очень приятный мужчина побеседовал с ней по-дружески за рюмочкой в частном порядке, а не глина какая-нибудь…— Лично я уверен — ту тощую и рыжую прикончил Райчик, — сказал Януш. — Конечно, это ещё требуется доказать.— Легко тебе говорить — доказать! — взорвался Болек. — Попробуй теперь докажи, что делал покойный Райчик полтора года назад, четырнадцатого мая между семнадцатью и девятнадцатью. Именно тогда была убита Барбара Двурная. Самое дурацкое время, полно людей, а никто ничего не видел и не слышал!— Так он вообще мог не встречаться с девицей на людях! — высказала я гипотезу. — Девица отправилась к озеру с клиентом, получив своё, клиент удалился, девица осталась у озера одна, и тут появился Райчик. — Моё воображение заработало вовсю, и я вдохновенно продолжала:— Райчик уже заранее следил за нею, подстерёг момент, когда она осталась одна, сделал вид, что прогуливается, проходя мимо, ударил по голове камнем и удалился. И, возможно, даже не бежал, удалился тем же прогуливающимся шагом, на него никто и внимания не обратил, даже если и видел. А про алиби полиция его не выпытывала, ведь он в деле с убийством Двурной ни под каким видом не фигурировал. Тогда полиция на него не вышла.— Очень впечатляющая картина! — одобрительно заметил Януш, а Болек лишь мрачно глянул на меня и взял добавку селёдки.Подождав, пока он с ней справился, я все-таки поинтересовалась, что им удалось выяснить о Доминике.Болек неохотно ответил:— Удалось установить место жительства, но там его не обнаружено. Поговорили мы с охранником Пищевской, вроде можно парню верить, сейчас он ничем предосудительным не занимается и рассказал нам все, что знал. К сожалению, знал немного. По его словам, Райчик разыскивал старые тайники в довоенных домах. Это мы и без него знали. Правда, немного прояснил вопрос с библиотекарем. У Райчика были сложности в доступе к старой документации, даже если и имел выход на ипотеку, сам в её архивах разобраться не мог. Вот тут ему и понадобился понимающий человек. Как уж они с библиотекарем стакнулись, парень тоже не знал, и мы вряд ли узнаем.В принципе библиотекарь был человеком честным, тёмными делами никогда не занимался. Или Райчику удалось его подкупить, или просто голову заморочить.— Какие-нибудь два миллиарда могут и честного человека сбить с пути истинного, особенно если они фактически уже ничейные, — заметила я. — А жена у покойного библиотекаря была?— Была. Но жена, как все жены, ничего толком не знала. Муж выполнял какую-то срочную работу, по её словам, в тот вечер недовольный отправился на свою срочную работу очень поздно, куда идёт — не сказал, а домой так и не вернулся. Знаете, я прихожу к выводу: жёнам иногда все-таки кое-что следует говорить.— Я всегда придерживалась такого мнения…— А в каком смысле Доминика не обнаружено? — поинтересовался Януш. — И как его фамилия?— Срочек, ты правильно вспомнил. А не обнаружено в том смысле, что теоретически он прописан и живёт у мамочки, а практически почти никогда не бывает там. Где бывает — неизвестно. Может, у девиц обретается, может, ещё где. В излюбленных забегаловках в последнее время не появляется, с дружками не видится. И сразу могу тебе сказать, чтоб не ухмылялся скептически: эти сведения мы получили не путём расспросов в лоб, а с помощью… гм… личных контактов. Скрылась наша птичка с горизонта — и большой привет!— А я и не ухмыляюсь, все логично: заграбастал клад и залёг на дно.— Вот именно! — согласился поручик Болек. — И если это его пальчики на кирпиче, а кажется, его, отпечатки вроде бы совпадают…— Не смеши меня! — перебила я поручика. — Отпечатки пальцев на пористом материале? Это же миф и легенда, и ты лучше меня знаешь об этом.— Нашлись отпечатки и на гладком материале.Яцусь уж постарался выделить его пальчики. А поскольку Доминик особым умом не отличался и работал не в перчатках, к тому же за кирпич ухватился вспотевшей лапой, анализы и микроскоп сделают своё дело… Минутку, вот сбили меня, что я такое собирался вам сказать? Ага, если, значит, его пальчики на орудии убийства, то он, хоть и не Эйнштейн, понимает, чем это грозит. Ну и засел на время в какой-то дыре. Денежки есть, отсиживается и ждёт, когда новые документы будут готовы. Может, и личико немного подправит, чтобы не признали. Мы, правда, взяли на заметку всех известных нам специалистов по фальшивым документам, но ведь могла появиться и неизвестная нам способная молодёжь.Столько в последнее время развелось любителей…Ну да ничего, отыщем!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

загрузка...