ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Прежде чем Джек успел возразить ей, Тринити уже была на полпути к двери. — Я немедленно провожу вас к ним. И если отведенные им комнаты, по вашему мнению, им не подходят, обещайте честно сказать мне об этом. Мы подготовили каждой отдельную комнату, но, может быть, они будут уютнее чувствовать себя в общей спальне. Только скажите об этом Элене, и она велит Клэнси и Малышу Бобу передвинуть кровати'.
— Мисс Стэндиш…
— Да?
— Уверяю вас, у девочек все отлично. И поверьте, если они решат, что им больше подойдут другие комнаты, то не постесняются прямо заявить об этом. По крайней мере Джейни и Луиза не преминут это сделать.
— Луиза, которая «вечно на все жалуется»? — Тринити рассмеялась. — Она напоминает меня в этом возрасте. Что бы мой отец для меня ни делал, мне все не нравилось. А потом, когда его не стало, бедный дедушка оказался обремененным непосильной для него задачей сделать меня счастливой. — Веселость ее угасла. — Я убеждена, что оба они с нетерпением дожидались того времени, когда я стану покладистей и научусь думать не только о своих желаниях, но и об их делах и нуждах.
— Они должны были чувствовать удовлетворение при мысли о том, что вырастили умную девушку, способную бороться за свои интересы, — сказал Джек. — Когда жизнь с Луизой начинает утомлять меня, я спрашиваю себя: разве было бы лучше, если бы она молча страдала, притворяясь всем довольной, а по ночам плакала в подушку? Я знавал таких женщин — они были благодарны судьбе за то, что у них есть крыша над головой и человек, который их опекает, и не требовали большего, даже не помышляли о большем.
— Это благородно сказано. — Глаза у Тринити сияли, когда она добавила:
— Какое счастье, что у них есть вы.
— А ведь меня научила этому Эрика, — с задумчивой улыбкой проговорил Джек. — При всех ее недостатках она умеет быть счастливой и старается, чтобы и все вокруг нее наслаждались жизнью. Она уверенно поучала меня, как надо воспитывать девочек, и, как ни странно, советы ее оказались дельными. Все прочее было безумным, но это уже другая история.
— Жду не дождусь, когда услышу ее, — не без сарказма произнесла Тринити. — Предчувствую, что последующие полгода будут полны рассказов об Эрике. Хочу надеяться, что их стоит выслушать.
Прежде чем Джек успел ответить или, еще лучше, извиниться, его хозяйка выплыла с гордым достоинством в двустворчатую дверь, оставив ее распахнутой, и исчезла в прихожей с таким видом, словно не могла больше ни единой секунды находиться в обществе гостя.
Джек ринулся было за ней следом, но тут же оставил это намерение. Видимо, он снова сказал Тринити нечто обидное. Разумнее остаться в кабинете еще на несколько минут и восстановить в памяти весь этот путаный разговор, чтобы в дальнейшем не повторять досадных ошибок.
Разумеется, это на тот случай, если он останется в «Сломанной шпоре». Хотелось бы надеяться на то, что его будущая весьма темпераментная партнерша поняла самое главное: он обещал оценить ранчо как возможность определенной инвестиции., — и только. Он вступит в отношения партнерства лишь в том случае, если оно сулит потенциальную выгоду, и при этом потребуется не только значительная затрата его личного времени, но и солидная денежная инвестиция либо от одного из его компаньонов, либо, что гораздо вероятнее, от него самого.
До сих пор, исходя из полученной информации, Джек считал такую инвестицию идеально соответствующей его интересам. Теперь, когда он столкнулся с неровным характером Тринити и с ее неразумным, прямо-таки иррациональным желанием буквально следовать условиям завещания деда, баланс нарушился.
"Ты уже здесь, — убеждал он себя с какой-то половинчатой решительностью. — Это еще один фактор, который следует учесть. Еще одна сторона соглашения о партнерстве, если ты решишь принять этот проект. Нельзя сказать, что у тебя нет опыта общения с иррациональными особами женского пола. Успешного ли? Разумеется, нет.
Однако вполне можно утверждать, что опыта подобного рода выпало на твою долю более чем достаточно".
Он посмеялся над своим затруднительным положением, напомнив себе, что дело обстояло бы куда хуже, если бы обнаруженной им в завещании лазейки насчет брака не существовало. Перспектива воистину пугающая, несмотря на хорошенькое личико и очаровательную фигурку Тринити. К счастью, это всего лишь деловое соглашение. И как все сложные проблемы, с которыми ему приходилось сталкиваться за время его карьеры, эта проблема имела свои уникальные особенности, включая необходимость продуктивного общения с партнером.
Тринити, несомненно, хотела этого в той же мере, как и он. И она отдавала ему 50 процентов дохода в обмен на его опытность, его советы и его вложения. Она кажется умной женщиной, несмотря на бурную непоследовательность ее необъяснимых вспышек, и скорее всего постарается найти, как и он сам, приемлемые способы сосуществования.
«Если она хотя бы наполовину так непостоянна, как другие женщины, которых тебе довелось встречать, — сказал он себе, легкой походкой выходя в прихожую и направляясь к лестнице, — то сейчас она уже преодолела свое раздражение и, наверное, признательна тебе за то, что ты нашел способ избавить ее от злополучной брачной ночи».
Глава 3
Захлопнув за собой дверь собственной спальни, Тринити стянула траурное платье и, наподдав ногой, отшвырнула через всю комнату в угол. Пропади пропадом ее план с ходу предотвратить возможные похотливые домогательства со стороны нового делового партнера! Знать бы заранее, что этот дуралей страдает от неразделенной любви и что ему безразличны все женщины на свете, за исключением какой-то Эрики, которая разбила его сердце!
«Мистер Брэддок должен был тебя предупредить! — твердила она себе, кипя негодованием. — Ты повела бы себя совершенно по-другому. Более того, нашла бы кого-нибудь еще — мужчину, который захотел бы жениться на тебе, несмотря на твои бесчисленные недостатки».
Увы, теперь уже слишком поздно. А если бы и не так, она хочет Джека Райерсона. Точнее, ей необходима его компетентность. Пятнадцать минут наедине с ним подтвердили слухи о его логическом уме и способности сосредоточиться на деле и только на деле, если не считать семьи и этой его драгоценной утраченной любви. И она просто не могла забыть, как уверенно он обращался с лошадью, словно всю жизнь провел в седле, что, само собой, было очень далеко от истины. К тому же он, как никто другой, справится с задачей спасения ранчо «Сломанная шпора». Это значит, что Джек Райерсон — самая подходящая кандидатура на обе роли — делового партнера и временного мужа.
"Стало быть, ты должна извиниться перед ним немедленно. Постарайся заручиться поддержкой младших девочек. Если они захотят остаться, Джеку будет непросто принять иное решение. А самое главное, ты должна рассказать ему о дедушке. Помочь ему понять, каким было ранчо до того, как дела пошли скверно. Мистер Райерсон хочет получить выгоду, только и всего. Докажи ему, что здесь он заработает целое состояние.
С течением времени он начнет понимать дедушку и будет возмущен действиями, посредством которых эти негодяи, эти ужасные Крауны хотят отобрать у нас все то, во что дедушка вложил все свои силы и всю свою любовь.
Если мистер Райерсон поймет это, он должен понять и то, что мы не можем поступать вопреки желаниям дедушки.
Мы станем получать огромные доходы с этого ранчо, но только если будем честно вести дела".
Размышления Тринити были прерваны чьим-то стуком в дверь, и она улыбнулась с облегчением. Надеясь, что у нее появилась возможность предстать перед своим партнером в более женственном — не говоря уже о том, что в более привлекательном, — виде, Тринити быстро надела скромный, но очень ей шедший розовый пеньюар и отворила дверь, но обнаружила за ней не Джека, а милую маленькую девочку.
— Та леди велит, чтобы вы поскорее шли пить чай с пирожными вместе с нами, — торжественно объявила Джейни.
— Та леди? Ты имеешь в виду Элену? Пирожные — это замечательно, правда? Но сначала мне надо выбрать какое-нибудь платье понаряднее и надеть его. Может, останешься и поможешь мне?
Джейни кивнула и вошла в комнату, разглядывая все большими зелеными глазами. Добравшись до открытой двери на балкон, спросила:
— А детям можно туда выходить?
— Конечно. — Трннити вывела девочку на свежий предвечерний воздух и, слегка поддразнивая, спросила:
— Хочешь увидеть коров? Но они еще вон там, за горкой.
Девочка посмотрела в ту сторону сквозь решетчатые перила и спросила:
— Мы завтра пойдем туда погулять?
— Да.
Джейни удовлетворенно кивнула и повернулась к хозяйке дома:
— Вы с Джеком поссорились?
— Бог мой, ты слышала, как мы спорили? Надеюсь, мы тебя не слишком огорчили.
Девочка пожала узкими плечиками.
— На Джека никто не повышает голос. Кроме… — Джейни запнулась и поморщилась. — Ладно, это не важно.
— Ты, наверное, хотела упомянуть об Эрике? — спросила Тринити, борясь с лишенным всякого смысла приступом ревности по отношению к бывшей нареченной Джека.
Джейни еще шире распахнула свои огромные глаза.
— Нет, Эрика ни-ког-да не повышает голос. Она говорит, что это неприлично для леди. Но это только первая причина.
— Первая причина?
— Да, а вторая тоже есть. Мы не должны показывать мужчине, что он нас задел.
Невольно заинтригованная, Тринити спросила:
— Почему?
— Я не помню. Но Мэри помнит. Она вообще все помнит лучше, чем я.
Тринити сочувственно улыбнулась девочке:
— Серьезно? А кто же тогда смеет повышать голос на твоего брата?
— Луиза. Она очень хорошая, но грубая, ужасно грубая.
— А так как я повысила голос на него, ты и меня считаешь грубиянкой, да?
Джейни хорошенько обдумала вопрос, прежде чем ответить:
— Вы не были грубой, а только расстроенной, и я знаю почему.
— Ну?
— Вы чувствуете себя одинокой, потому что ваш дедушка ушел на небо. Но теперь Джек здесь, и вам уже не нужно расстраиваться.
Совершенно очарованная Тринити подвела девочку к кровати.
— Посиди здесь, и мы еще поболтаем, пока я буду одеваться.
— Ой! — Джейни увидела одну из карт, нарисованных Тринити в предвкушении задуманных путешествий. — Как красиво! Это вы нарисовали?
— Да. Это карта мира.
— Всего мира?
— Да, а что?
— На ней нет Бостона.
— Это легко исправить, мы его сейчас обозначим. — Тринити достала из ящика письменного стола ручку и поставила на карте новую метку. — Вот где Бостон. А теперь посмотри сюда. — Она указала на маленький кружок к востоку от Сан-Франциско. — Здесь мы находимся сейчас. Это ранчо «Сломанная шпора».
— Кружок, а не звездочка, — заметила Джейни.
— Звездочками обозначены особые места. Те, куда я собираюсь поехать.
— Бостон тоже особый.
— Мне так и говорили, и я этому верю. Но особые места, помеченные звездочками, для меня важны потому, что их посещал мой отец и писал мне оттуда письма. Я храню его письма вот уже много лет и дала себе слово, что когда-нибудь поеду по следам отца.
— Он тоже на небе?
— Да. Вместе с моей мамой.
— Мои мама и папа тоже там. Но Джек заботится о нас.
Тринити присела рядом с девочкой на постель и обняла ее за плечи.
— Но ведь и вы заботитесь о нем, верно?
Джейни кивнула.
— Расскажите мне, пожалуйста, о местах, отмеченных звездочками.
— Нам следовало бы присоединиться к остальным, но… — Тринити закусила нижнюю губу и секунду подумала; ее радовала возможность поговорить на любимую тему — о тех странах и городах, куда она непременно собиралась поехать. Помимо ранчо и выполнения дедушкиных заветов, эти планы составляли смысл ее существования. И она заговорила с мечтательной улыбкой:
— Ты слышала что-нибудь о стране под названием Марокко?
* * *
— Привет!
— Добрый день. — Джек заслонил рукой глаза от солнца, от души сожалея, что не надел широкополую шляпу, подаренную ему Брэддоком накануне их отъезда из Сан-Франциско. Брэддок предупредил, что широкие поля защитят его от палящих и ослепительных солнечных лучей в долине Сан-Хоакин, и оказался прав. — Это просто потрясающая земля, мистер Клэнси. Я не ожидал увидеть такое множество разных животных.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

загрузка...