ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Я уже сказал, что последнее, в чем нуждается этот дом, это еще одна женщина.
— Ладно, там увидим, — усмехнулся Оуэн. — Удачи тебе с твоей непутевой кузиной. Если я ее увижу по дороге к своему экипажу, пошлю в дом.
Джек проводил приятеля в прихожую и подождал, пока за Оуэном не закрылась резная дубовая дверь; только после этого он, перешагивая через две ступеньки, поднялся по лестнице в спальню Луизы.
Джек слишком любил своих милых сестер, чтобы ругать их, и даже теперь, будучи сильно раздражен, почувствовал, как ему важно, что они в полной безопасности.
Присев на край постели, он легонько сжал руку Мэри.
— Проснись, детка, я должен кое о чем тебя спросить.
Она открыла большие и доверчивые голубые глаза и с трудом приняла сидячее положение.
— Я совсем забыла, где я, — пробормотала она. — Миссис О'Ши говорит, что Луиза снова вылезла в окно. Ты и на нас сердишься, Джек? Ведь мы никогда ничего такого не делаем.
— Мы хорошие девочки, — добавила Джейн, даже не открыв свои зеленые глаза.
— Ты совсем спишь, Джейн? — улыбнулся Джек.
Девочка кивнула.
— Ну проснись на минутку, ладно?
Один глаз открылся.
— Миссис О'Ши сказала, что ты сердишься. Но мы ничего не сделали. Я даже не могу открыть окно без помощи.
Джек едва удержался от смеха.
— Я вовсе не сержусь. Просто беспокоюсь. И сильно расстроен. Но не из-за вас обеих.
Джейни улыбнулась, выбралась из-под одеяла и обняла Джека за шею.
— Я не хочу, чтобы ты на нас хоть когда-нибудь сердился.
Джек крепко прижал девочку к себе.
— Скажи-ка мне одну вещь, детка. Луиза упоминала вам о чем-нибудь? О том, куда она собирается?
— Нет, — хором ответили сестры, а Джейни добавила, надув губы:
— Она даже не сказала нам, как его зовут. Думала, мы проболтаемся тебе, но мы ни за что не проболтались бы.
— Ш-ш! — зашипела на сестру Мэри и заявила Джеку:
— Мы ничего не знаем.
— Вот как? Она пошла на свидание с молодым человеком? Ты это имеешь в виду?
— Ничего подобного мы не говорили, — запротестовала Мэри, но, едва Джек приподнял бровь, сменила тактику:
— Она вовсе не пошла с ним на свидание, Джек. Это он придет на свидание к ней. И пожалуйста, не говори ей, что мы тебе это рассказали, а то она нам больше не поверит.
— Она не пойдет к нему, но он придет к ней? Это, собственно, ничего не… — Он улыбнулся, но без особой охоты. — Так ты говоришь, что он придет к ней сюда? К нам домой?
Мэри кивнула.
— Он сказал, что ей опасно приходить на причал.
— На причал? — У Джека упало сердце. — Боже милостивый, где ее угораздило познакомиться с матросом? Что вы о нем знаете?
— Мы знаем только, что он красивый. — Старшая из сестер пожала плечами. — И он влюблен в Луизу. Если он докажет ей свою любовь, она выйдет за него замуж.
— И мы будем о ней скучать, — добавила Джейни, чуть не плача. — Она не сможет к нам приезжать в гости, потому что ты на нее сердишься.
— Не потому, что ты сердишься, а потому, что ты хочешь, чтобы она уехала, — сказала Мэри. — Так уж лучше ей выйти замуж, верно?
Джек вынужден был признать, что в детской логике есть свой здравый смысл. Была бы Луиза постарше, а ее поклонник оказался бы порядочным парнем из порядочной семьи — только уж не матросом, само собой! — он охотно выдал бы ее замуж. Прекрасная мысль!
— Вы действительно уверены, что она не пошла на причал?
Девочки торжественно кивнули.
— И как Луиза хотела бы, чтобы он доказал ей свою любовь?
— Он принесет ей конфеты и поцелует ее, — объяснила Джейни. — Луиза говорит, только тогда можно решить, выходить за парня замуж или нет, когда почувствуешь, как он тебя целует.
— Восхитительно! — скорее прорычал, чем проговорил Джек, но, заметив, как омрачились их мордашки, тотчас заулыбался. — А теперь для вашего большого брата настало время отнести вас в ваши уютные маленькие кроватки.
Джейни с радостным возгласом забралась Джеку на закорки и обхватила его руками за шею, но Мэри даже не пошевелилась.
— Я не маленький ребенок, Джек, — заявила она. — И не надо обращаться со мной как с младенцем.
Джек сделал непроизвольное движение назад, молча уставившись на Мэри. Ведь ей всего девять лет. Не младенец, разумеется, но маленькая девочка и будет такой еще несколько лет, если, конечно, Луиза не разовьет ее преждевременно.
Он не собирался допускать этого и потому сказал довольно строго:
— Побудь здесь, пока я отнесу Джейни к ней в спальню.
Не дожидаясь ответа, он встал и понес младшенькую по коридору, радуясь ее веселым вскрикам. Он уложил Джейни в постель, взял со столика возле кровати сильно потрепанную куклу, пристроил возле ее владелицы и накрыл обеих одеялом.
— Спокойной ночи, детка. Я люблю тебя больше, чем ты можешь вообразить.
— Я тебя тоже люблю, — заверила его Джейни, потом серьезно посмотрела на брата и добавила:
— Тебя все любят.
— Правда?
Малышка кивнула.
— Очень славно. Тебя тоже все любят, — сказал Джек, вдруг почувствовав, как у него от волнения перехватило горло. — Я еще загляну к тебе попозже посмотреть, крепко ли ты спишь.
Джейни просияла, потом закрыла глаза и прижала куклу к груди.
Джек наклонился, поцеловал Джейни в щеку и направился обратно в комнату Луизы. Он почти уже миновал комнату Мэри, когда девочка его окликнула; он с огорчением подумал, что она не выполнила его просьбу, но тут же напомнил себе, что девочка всего лишь хотела подкрепить свои слова поступком и что это для нее важно.
Джек вошел в спальню и увидел, что Мэри сидит, опершись спиной на подушки, чтобы казаться старше своих лет. И изо всех сил старается выглядеть как можно менее ранимой, а это непосильно для ее юного возраста.
— Тебя клонит в сон? — спросил он как можно добро желательнее.
Девочка вздохнула с облегчением: значит, он на нее не сердится.
— Немного.
— Я вовсе не хотел подчеркнуть, что ты еще маленькая. Но ведь ты всегда будешь моей маленькой сестренкой, — пояснил он, медленно подходя к кровати и присаживаясь на край. — Но сейчас ты превращаешься в юную леди, и я этим невероятно горжусь.
— О, Джек! — К полному смятению Джека, она обхватила его за шею обеими руками и расплакалась. — Я вела себя ужасно!
— Ничего подобного. — Джек прижал сестренку к груди. — Могу я тебе кое-что сказать, Мэри?
Она подавила рыдания и молча кивнула, не отрывая лица от рубашки у него на груди.
— Когда мама и отец погибли в море, я решил сделать так, чтобы у тебя и у Джейни было счастливое детство. Но никакое детство, счастливое или нет, не может продолжаться вечно. Ваше продлится достаточно много времени, в этом нет причин сомневаться, однако я полагаю, настало для меня время подготовиться к чему-то еще.
— Луиза говорит, будто ты хочешь, чтобы мы навсегда остались детьми, потому что у тебя никогда не будет собственных детей.
— Прощу прощения?
— Это из-за Эрики, — дипломатично пояснила Мэри. — Луиза говорит, что Эрика разбила тебе сердце и ты больше не станешь верить ни одной женщине. Поэтому у тебя и не будет своих детей. Но мы хотим, чтобы у нас были дети, Джек. И потому ты должен выдать нас замуж.
— И когда это должно произойти, по твоему мнению?
На следующей неделе?
Мэри ахнула.
— Нет, Джек, когда-нибудь.
— Отлично. — Джек поцеловал Мэри в щеку и уложил ее под одеяло. — Когда-нибудь вы можете выйти замуж.
Даю слово. Но это будет не так скоро.
— Не так скоро, — согласилась она. — Для меня. Но для Луизы…
— Не так скоро и для нее, — возразил Джек. — Но в конечном счете вы все выйдете замуж, а я женюсь. Хотя мне трудно представить Джейни кем-то другим, а не славной маленькой девочкой.
Мэри хихикнула.
— Она только и думает о куклах и шоколаде.
— Вот и хорошо. Я позабочусь, чтобы у нее было в достатке и то и другое, пока это ее устраивает. — Уже успокоившись, он спросил:
— Разве Луиза не чувствует себя счастливой в этом доме?
— Я думаю, что она нигде не чувствует себя счастливой, — сказала Мэри. — Потому что тоскует о своих маме и папе.
— Она так говорит?
— Нет. Но я знаю, что это так, потому что… — Девочка покраснела. — Ну просто знаю, вот и все.
— Потому что очень тоскуешь о наших родителях? — Джек ласково похлопал ее по руке. — Я тоже, моя хорошая, я тоже очень тоскую о них. — Джек откашлялся и осмелился задать очень деликатный вопрос:
— Ты полагаешь, что было бы лучше для тебя и твоей сестры, а также, разумеется, и для Луизы, если бы у меня была жена?
Мэри этот вопрос привел в смущение, но она все же ответила на него:
— Разве это не было бы лучше для тебя, Джек?
Джек засмеялся, потом убрал светлую прядь волос со щеки девочки и встал.
— Приятных снов, Мэри.
— Спокойной ночи, Джек. Я тебя люблю. И Джейни тоже любит тебя. И Луиза.
Он посмотрел, как она уютно устроилась на подушке, шепнул, что тоже любит ее, и вышел в холл.
— Ну а теперь к самой крутой особе женского пола из всех, — напомнил он себе.
Первым его побуждением было сбежать вниз по лестнице, распахнуть входную дверь, окликнуть Луизу и пригрозить ей. Однако Луиза была настолько упрямой, что, услышав его окрик, могла убежать на причал вместе со своим сладким воздыхателем. Пожалуй, самое лучшее — обыскать двор без шума и захватить обоих на месте преступления.
«И что бы ты при этом стал делать? — спросил Джек себя; он вернулся в комнату Луизы и уставился на открытое настежь окно. — Дал бы парню в челюсть? Приволок бы Луизу сюда, подгоняя пинками и ругаясь? Новый побег был бы только вопросом времени, и на этот раз она не удовлетворилась бы невинным свиданием возле дома».
Как поступили бы на его месте родители Луизы? Бабушка в Олбани, по слухам, была строгой, но это не имело успеха. Джек, со своей стороны, проявлял терпение и устанавливал правила, но Луиза плевала и на него, и на его правила.
Он подошел к пустой постели и присел на край. Достал "письмо Рассела Брэддока и принялся его разглядывать. "А как бы поступили вы? — мрачно вопросил он брачного агента. — Если верить Эрике, вы знаток человеческой натуры и безошибочно разбираетесь в том, чего хочет данный индивид. Как вы полагаете, чего хочет такой, например, индивид, как Луиза, совсем юная и очень привлекательная сирота? А еще важнее, что вы думаете насчет моих желаний? Хочу ли я невесту, владеющую предприятием на грани банкротства? Нет. А такую, которая могла бы обеспечить счастье Луизы и моих сестер? Если бы вы могли найти для меня такую женщину, я с радостью уплатил бы вам гонорар!
Джек разорвал коричневую бумажную обертку и обнаружил пачку документов и при них длинное письмо, написанное каллиграфическим почерком. И ни одной фотографии, что показалось Джеку необъяснимо загадочным.
Сунув себе под спину подушку в кружевной наволочке, он погрузился в чтение письма.
"Дорогой мистер Райерсон!
Мое обращение к Вам продиктовано по меньшей мере двумя причинами: во-первых, я хотел бы Вам представиться, а во-вторых, принести Вам свои извинения. У меня нет сомнений, что Вы слышали обо мне. Могу предполагать, что Вы отнесетесь вполне благожелательно и с пониманием к этим извинениям, судя по тем похвалам, которые воздает Вам наша очаровательная Эрика при каждом упоминании о Вас".
Джек усмехнулся при мысли о том, что преувеличения Эрики донимают брачного агента точно так же, как и его самого, и снова обратился к чтению письма Брэддока.
"Это, разумеется, и убедило меня в необходимости извиниться перед Вами. Думаю, что я имел отношение к крушению Ваших планов жениться на Эрике. Трудно найти более красивую и очаровательную невесту, и понимаю, насколько Вам неприятно осознавать, что ее необыкновенная жажда постоянных приключений и опасностей приводила бы время от времени к осложнениям в семейной жизни. Я уверен, что Вы с ней постарались бы справиться с этими осложнениями наилучшим образом, но по моей вине эта часть Вашей жизни остается неустроенной, в чем я и прошу у Вас прощения.
С другой стороны, это представляет для Вас случай найти себе невесту, более соответствующую Вашим пожеланиям. Вы еще не готовы к такому шагу, я знаю об этом из рассказа Эрики о Вашем настроении во время ее последнего визита в Бостон.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

загрузка...