ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Тринити слышала, как неистово бьется его сердце, как глубоко он дышит, пытаясь унять возбуждение страсти. — Мне нужна всего одна минута, если ты не возражаешь.
Сдерживая сочувственный смех, Тринити разомкнула объятие, но продолжала прижиматься лицом к груди Джека, дивясь про себя тому, как много усилий нужно сделать им обоим, чтобы обрести душевное равновесие. Ей было страшно отдавать свою невинность почти незнакомому человеку, но она ловила себя на том, что мечтает о первой брачной ночи, когда Джек примет этот дар без необходимости сдерживать себя.
— Ну вот… — Джек со вздохом отступил от Тринити на шаг, поднял с пола ее платье и помог надеть его. — А теперь ты непременно должна меня выслушать.
Тринити подчинилась и, завязав пояс, уселась в кресло. Кивнула, предлагая Джеку продолжать.
— Я хотел бы уладить два вопроса. Первый из них не совсем.., корректный, но о нем необходимо сказать.
— Говори смело, — подбодрила его Тринити. — Я постараюсь не вступать в пререкания.
— Одобряю такое намерение. — На губах у Джека промелькнула извиняющаяся улыбка. — Когда я говорил о твоем сходстве с Эрикой, это вовсе не значило, что ты на нее похожа. Ты не похожа. Ни в малейшей степени. Я имел в виду нечто иное, а именно ее обыкновение пытаться меня соблазнить.
— Она должна была пытаться? Я думала, вы обручились.
— Мне всегда казалось, что истинный джентльмен обязан дождаться первой брачной ночи независимо от желания нареченной склонить его к интимной близости ранее.
Достаточно часто — особенно в те дни, когда я был полностью погружен в работу, — Эрика врывалась ко мне в кабинет с целью изложить соблазнительные, по ее мнению, предложения вроде того, что нам следует удалиться в лесные дебри, или под сень живой изгороди, или в еще какое-нибудь столь же неподходящее местечко и отдаться там во власть нашей взаимной страсти.
— Но ты отказывался?
— Я любил Эрику и очень хотел близости с ней, — признался Джек. — Но я считал, что в моем терпеливом ожидании выражается уважение любящего мужчины к женщине, которой он восхищается. У меня был очень хороший друг, погибший во время верховой прогулки накануне свадьбы. Его невеста находилась в первые месяцы траура в несколько затруднительном положении.
— О Господи!
— К тому же отец Эрики поручил мне ее, находясь на смертном одре. Я относился к его просьбе с серьезной ответственностью. Чересчур серьезной, с точки зрения самой Эрики.
— Если бы вы с ней вступили в близкие отношения после обручения, не дожидаясь свадьбы, она бы и смотреть не захотела на этого ужасного моряка.
Джек иронически приподнял одну бровь.
— Не будьте столь уверенной, — снова переходя на вы, возразил Джек.
— Не забывайте, что мы с вами только что целовались.
Хотя, — добавила она, сдвинув брови, — я уверена, что Эрику вы целовали более страстно.
— Сомневаюсь, что мог бы пережить более страстный поцелуй, чем тот, каким мы с вами обменялись, — сказал Джек с дразнящим блеском в глазах. — Во всяком случае, когда вы пришли сюда и попытались соблазнить меня, это напомнило мне о некоторых штучках Эрики. Итак, это первый пункт, или первый вопрос, нашей дискуссии. Вы необыкновенно привлекательная женщина, и я не хотел бы, чтобы вы превратно поняли мое замечание.
— Показалась ли я вам привлекательной во время поцелуя?
Джек рассмеялся.
— Да. Но, по-моему, это было совершенно ясно. И это приводит нас ко второму вопросу, который я хотел бы обсудить.
Тринити подобрала ноги под себя, потом жестом предложила Джеку продолжать, заинтригованная серьезным выражением его лица. Рассматривает ли он заново вопрос об их браке в благоприятном смысле? Или собирается потчевать ее новыми неприятными для нее историями об Эрике?
Джек принялся мерить кабинет шагами.
— С того момента, как я прочел первое письмо Брэддока, у меня создалось убеждение, что я найду способ обойтись без вступления в брак, обусловленный завещанием.
Такие случаи происходят нередко. Многие хотят контролировать свое имущество даже после смерти, но если их ограничения неразумны или чрезмерно эмоциональны, цивилизованные люди, а порой и судебные инстанции находят способы сделать так, чтобы наследники не попали в неприемлемое для них положение.
— Я не согласна с тем, что дедушка был неразумен или слишком эмоционален.
Примерно с минуту Джек молча смотрел на нее, потом продолжил:
— Если бы я, читая то первое письмо, заподозрил, что фиктивный брак не может быть заключен цивилизованным образом, я посоветовал бы мистеру Брэддоку поискать инвестора в другом месте.
— Вот как?
Джек смягчил тон.
— Однако я убедился, что препятствий не предвидится, и продолжал изучать присланные мне сведения. Я был заинтересован проектом и в то же время осторожничал, имея в виду характер предприятия.
— Не думаю, что в окрестностях Бостона много скотоводческих ранчо.
Джек кивнул.
— И это имеет свои отрицательные стороны. Я нередко посещаю инвестируемые предприятия, даже если они расположены в нескольких сотнях миль от моего дома, но поездки столь длительные, как эта, совершаю редко, особенно в тех случаях, когда я даже не уверен в потенциальной выгодности проекта. Но в данном случае отдаленность расположения привлекала меня, так как это давало возможность провести относительно долгое время вместе с Луизой и девочками вне Бостона. Луиза выглядела в последнее время особенно скучающей и угнетенной, и я рассчитывал, что перемена обстановки улучшит ее состояние.
— Как это хорошо с вашей стороны.
— То была скорее самозащита, — поспешил возразить Джек. — Я по опыту знаю, насколько опасной может быть скучающая женщина.
— Снова Эрика? — спросила Тринити, стараясь говорить как можно беззаботнее, но нисколько в том не преуспела.
Джек пожал плечами:
— Не вы ли сами говорили мне не далее как сегодня вечером о вашем горячем желании объехать мир, прежде чем погрузиться в обыденную домашнюю рутину? Сейчас вы сосредоточены на том, чтобы исполнить волю вашего покойного дедушки, но через несколько месяцев ранчо наскучит вам, не правда ли?
Тринити поморщилась, однако кивнула и сказала:
— Согласно вашей теории я тогда стану опасной, верно?
Джек склонил голову набок, вроде бы смущенный ее словами, потом вдруг улыбнулся — медленной и ясной улыбкой, преобразившей выражение его лица.
— Я не думал об этом, но благодарю за предупреждение. У меня во всем этом есть, как говорится, свой пунктик: я использовал возможность устроить девочкам нечто вроде приключения. Пускай скромного, хоть и обещающего материальный успех, но тем не менее самого настоящего приключения. Я хочу, чтобы от детства у них остались добрые воспоминания. Хочу вырастить их разумными, умеющими уважать себя и других и обладающими строгими принципами морали. И к тому же… — Джек снова приподнял бровь. — К тому же худшее, что я мог бы внушить им, — это мысль, будто брак между почти незнакомыми людьми ради чисто меркантильных интересов — вполне приемлемая вещь. Доказать им это на собственном примере для меня немыслимо.
Тринити закусила нижнюю губу, помолчала, потом произнесла спокойно и негромко:
— Мной движут отнюдь не финансовые соображения, сэр.
— А моими выглядели бы именно они. Вы это понимаете?
Тринити должна была признать, что это правда. Она не могла бы в присутствии трех впечатлительных девочек просить Джека жениться на чужой для него женщине ради чего-то столь откровенно прозаичного и грубого, как денежная выгода.
— Не могли бы мы изобразить…
— То есть солгать им? По различным причинам я предпочел бы уклониться от подобного поведения.
Тринити почувствовала себя неловко: он явно осуждает ее.
— Жаль, что вы считаете меня морально ущербной, мистер Райерсон. Я тоже не имею привычки лгать, как и вы, хоть у меня есть свои недостатки. Я всего лишь подумала, что так было бы лучше для девочек. Но вы, разумеется, правы.
Джек вздохнул:
— Женщина, которая готова использовать любую возможность, чтобы исполнить волю своего дедушки, с моей точки зрения, заслуживает глубокого уважения. Если вам показалось, что я осуждаю вас, простите меня. Здесь нет ни правых, ни виноватых. Просто имеется затруднительная ситуация, созданная — прошу вас извинить меня за резкость — вашим дедушкой и Расселом Брэддоком. Если бы Брэддок просто передал вам мой совет, вы попросили бы найти для вас другого кандидата, а я отправился бы с девочками в менее чреватое сложностями путешествие.
Сейчас вы уже были бы замужем, и в случае удачи ваш новый супруг упорным трудом превратил бы «Сломанную шпору» в процветающее предприятие.
— Но вместо этого мы попали в сложную ситуацию, — заметила Тринити. — Я целиком и полностью согласна с вами. И хотела бы обсудить альтернативы, если вы назовете мне их.
— Я рад это слышать, потому что… — Джек сделал паузу и снова вздохнул. — Потому что жизненно важно, во всяком случае, для моего душевного спокойствия, быть уверенным, что вы понимаете все мыслимые возможности, в том числе и неприятные.
— Неприятные? Вы имеете в виду перспективу брака?
— Я имел в виду возможность продать ранчо Уолтеру Крауну. Подождите! — Лицо Джека приняло серьезное выражение. — Я не советую делать это. Я просто хочу охарактеризовать такой вариант.
— Не стоит себя утруждать, — начала было Тринити, но, заметив сдвинутые брови Джека, решила уступить. — Ладно, охарактеризуйте его.
Лицо Джека смягчилось.
— С теми деньгами, которые Краун предлагал вам много раз, вы могли бы выплатить долги по закладным, предложить щедрую дотацию сиротскому приюту и обеспечить себе безбедное существование до конца ваших дней. Вы могли бы путешествовать, без особой экзотики, зато с удобствами. Ведь вы хотите именно такой жизни, не так ли?
— Пожалуйста, перейдите к следующему варианту.
— Вы могли бы продать Крауну часть своих угодий.
— Помилуй Господи!
Джек усмехнулся.
— При таком решении мы могли бы выплатить долги и таким образом сделать ваши права неуязвимыми для любых притязаний. Вы сохранили бы за собой лучшие пастбища и источники воды. В течение нескольких недель «Сломанная шпора» снова стала бы приносить доход. Вы могли бы вложить часть прибыли в дело, а на остальные деньги отправились бы путешествовать.
— Нет.
— Прекрасно. Мы могли бы найти другого покупателя.
— Покупателя, который, осмотревшись здесь, продал бы землю Уолтеру Крауну? Нет.
— Мы могли бы заключить сделку таким образом, чтобы ее условия исключали подобный вариант.
— До тех пор, разумеется, пока они не нашли бы подходящую лазейку?
— Touche . — Джек сверкнул очаровательной улыбкой. — Проделанный анализ этих вот счетных книг склоняет меня взяться за это дело, и я уверен, что мы найдем способ решить нашу дилемму. Скажем, такой, первый и самый простой: мы передаем сиротскому приюту вполне приемлемую сумму денег из моей доли, как и планировалось. Спустя некоторое время ранчо начнет приносить доход, и у вас появятся деньги на путешествия. Вы встретите какого-нибудь искателя приключений, способного по достоинству оценить вашу красоту и ум, и выйдете за него замуж. Привезете его в «Сломанную шпору» и проживете с ним здесь полгода. Соответствует ли это духу, если не букве завещания вашего дедушки, как вам кажется?
— Это хорошее предложение, мистер Райерсон, — признала Тринити.
Джек снова улыбнулся, на этот раз с явным облегчением.
— Это, безусловно, наиболее приемлемая из всех реальных альтернатив, которые включают в себя ваш брак с другим человеком на ближайшие полгода.
— Это вас задевает? — спросила Тринити, которую занимало, не испытывает ли Джек приступ ревности.
Но Джек разбил ее надежды, пояснив:
— Он, без сомнения, пожелает получить долю в доходах.
— Если дойдет до этого, я выплачу ему этот доход из моих средств, точно так же, как вы собираетесь выплатить определенную сумму сиротскому приюту из своих.
— Это приемлемо, однако мои возражения носят более глубинный характер. — Джек присел на край письменного стола. — Меня не слишком радует мысль о возможном третьем партнере. Если я приму на себя участие в этом предприятии, мое слово должно оставаться последним при решении любого вопроса.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

загрузка...