ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Честное слово…
Тринити покраснела и оттолкнула его руки.
— Скажи мне, куда мы едем.
— Ты такая же упрямая, как твой дед, тебе это известно?
Джек сбегал в амбар и вернулся с киркой и лопатой.
Приторочил их к седлу и снова поторопил Тринити:
— Живей, ты поедешь верхом вместе со мной. — Прежде чем она успела возразить, Джек уже был в седле.
Наклонился, подхватил Тринити и усадил позади себя. — Готова?
— К чему? — со смехом спросила она, обхватывая его за пояс, так как конь с ходу пустился в галоп.
Нет, она не была против. Со дня свадьбы Тринити редко видела Джека днем, зато ночи с избытком восполняли этот недостаток.
— Куда мы едем? — крикнула Тринити сквозь ветер.
— Разве отец Корона не говорил тебе о терпении?
— Я полагаю, он говорил об этом тебе!
Тринити укрылась от ветра у Джека за спиной и отказалась от попыток постичь его загадочное поведение.
Наконец они остановились на вершине холма. Джек широким жестом указал Тринити на невысокую ограду, обозначающую границу «Шпоры»:
— Скажи мне, что ты видишь?
— Я вижу ограду.
— Твой дед построил ее собственными руками.
— Я знаю. Это часть моего наследства.
— Более чем одно, если мои подозрения верны.
— Что?
— Сегодня у меня нет времени на пустые разговоры, миссис Райерсон, поэтому я вам предлагаю приглядеться получше.
Тринити прищурилась, стараясь разглядеть то, что видел ее муж, разочарованно всплеснула руками:
— Но это просто ограда. Самая обычная, такая же, как все. Но поскольку строил ее дедушка, она лучше, чем должна быть. В этом отношении он похож на тебя, Джек, ты это понял? — Она пожала плечами. — Ну а теперь, когда я к ней, как ты говоришь, пригляделась…
— Ты сказала, что она лучше, чем должна быть. Насколько лучше?
— Она тянется на целые мили, но в ней есть только одна перекосившаяся секция. Я бы сказала, что это очень хорошая работа. — Она нахмурилась, заметив впервые, насколько не соответствует другим «не правильная» секция. — Хорошо, что дедушка этого не заметил. Он всегда гордился своим умением точно измерять все.
— Верно. Он не замечал этого долгих восемнадцать месяцев. Из чего следует вывод, что Эйб был человеком ненаблюдательным.
— Дедушка? Он был самым наблюдательным человеком в мире. — Тринити облизнула губы, завороженная блеском смеющихся глаз своего мужа. — Если вы пытаетесь соблазнить меня, мистер Райерсон, то, надо признать, вы мастер своего дела.
— Позже. А сейчас не думаешь ли ты, что мы должны привести в порядок ограду? Эйб, наверное, хотел бы, чтобы мы это сделали?
— Вряд ли бы он хотел, чтобы его внучка копала ямы… — начала было Тринити, но вдруг умолкла и наклонила голову набок. — Ой, по-твоему, он хотел, чтобы я заметила это? И копала там?
Джек пожал плечами:
— Это выглядит как-то надуманно. Может, нам лучше вернуться на ранчо?
— Джек Райерсон! — Она рассмеялась. — Что вы с дедушкой хотите мне сказать? Чтобы я копала яму? На том самом месте?
— Очевидно.
— Ты нашел клад! — Тринити в полном восторге бросилась Джеку на шею и поцеловала его. — Я бы назвала тебя своим героем, если бы это тебя не обижало до такой степени.
— Ты ведь очень любишь приключения, верно? — произнес он с ласковой усмешкой.
— Да, — признала Тринити. — Так давай поспешим, а?
Глава 12
Рейнджер мигом доставил их к «не правильной» секции, и Джек отмерил расстояние до того места, где следовало выкопать яму для опоры по правилам. Потом, в то время как его жена затаив дыхание ждала в предвкушении долгожданной находки, он начал долбить землю киркой и долбил до тех пор, пока металл не ударил о металл.
— Стоп! — Тринити опустилась на колени и принялась выгребать землю прямо руками. — О, Джек! Посмотри!
— Осторожней. — Джек вытащил небольшой металлический сундучок из его укрытия и поставил чуть поодаль от ограды. — Отойди, я должен сломать замок.
Один быстрый удар, и крышка сундучка отскочила;
Тринити снова опустилась на колени, ощупывая множество непонятных предметов, завернутых в промасленную тряпку. Первым на свет появился дневник; на минуту она прижала тетрадку к груди, потом протянула ее Джеку, который бережно ее принял.
С осторожностью развернув следующий предмет, Тринити увидела изысканно красивую золотую брошь, украшенную сверкающими изумрудами.
— Они почти такие же красивые, как твои глаза, — с чувством произнесла она. — Как ты думаешь, денег, вырученных за нее, хватит, чтобы уплатить долг твоему инвестору?
Джек взял ее за подбородок.
— Так вот почему ты с таким неистовым упорством искала клад? Дорогая моя бедняжечка, неужели ты считаешь, что я позволил бы тебе продать это?
— Но, Джек…
— Посмотри на меня. — Он помог ей приподняться, и они теперь стояли на коленях друг против друга. — На ранчо все пойдет отлично. Что касается инвестора, он перед тобой. И я убежден, что мои вложения в полной безопасности.
— Что ты такое говоришь? — Тринити закусила губу. — Мистер Брэддок сообщил мне, что ты слишком осторожен, чтобы рисковать собственными средствами. Ох, ты поступил так потому, что не посмел рискнуть деньгами другого человека! — Прежде чем Джек открыл рот, она решительно добавила:
— Я не могу этого позволить. Дедушка не захотел бы, чтобы ты подверг себя подобному риску.
— Тихо, не шуми. — Он заставил ее замолчать поцелуем. — Потому я и не говорил тебе. Но сказать по правде, в последние день или два я заметил обнадеживающие признаки прогресса. А теперь, когда у меня в руках первые записи Эйба, я еще более уверен, что сумею повторить шаги, предпринятые им в то время, когда он еще только начинал свое дело. Обещай, что ты не будешь волноваться.
— Ты говоришь так уверенно…
— Это именно такая задача, какие мне нравится решать.
— Я в тебя верю. Видел бы ты, как сияют твои глаза.
— А ты бы видела, как сияют твои. Эффект длительных поисков клада.
Тринити обвила руками его шею.
— Это ты оживил меня, Джек Райерсон.
— Да ну? — Он потерся носом о шею Тринити. — А что ты скажешь, если я сообщу тебе, что твое приключение еще не подошло к концу?
Тринити рассмеялась и попыталась вырваться.
— Здесь, где нас может увидеть кто угодно? Не приключения ты хочешь, а совсем другого, и я подумала, что Произошло бы тогда, в амбаре, если бы я позволила тебе делать со мной все, что ты хотел.
— У меня есть собственная фантазия, — признался Джек, и голос его сделался хриплым. — Она включает некую шелковую ночную рубашку и полуночный визит ко мне в кабинет.
— Как романтично!
Он нежно поцеловал ее, и рука его скользнула Тринити под платье, лаская грудь.
— Благодарение Богу, что ты так и не переоделась во что-то более плотное. Я хочу тебя прямо здесь и сейчас.
Тринити позволила бы ему это без промедления, но Джек вдруг прислушался и выпрямился, сев на пятки.
— Сюда кто-то едет.
Тринити едва успела привести в порядок платье, когда к ограде подъехали верхом Уолтер и Фрэнк Крауны.
Старший ухмылялся от уха до уха.
— Я вижу, вы не теряете времени, радуясь супружеской жизни, сынок.
— Разве я не говорил тебе, что она шлюха, па?
Уолтер вытащил из кобуры пистолет и направил его на Джека, который сжал кулаки, готовый расквитаться за оскорбление.
— Успокойтесь, Райерсон. Фрэнк, заткни свою поганую пасть. Мисс Тринити, я приношу извинения за это замечание.
— Миссис Райерсон, — напомнила она свысока.
— Это легко заметить, не правда ля? — Уолтер спрятал пистолет. — Кстати, о романтических чувствах, держите вашу девушку подальше от моего Рэнди. Он из-за нее совсем спятил.
— Я уже позаботился об этом, — заверил его Джек.
— В таком случае все в порядке. Предоставляю вам возможность заниматься тем, чем вы оба только что были заняты.
— Заткнись! — бросил Джек, угрожающе прищурившись.
— Увидимся в суде.
Уолтер рассмеялся самым благодушным смехом, и оба Крауна ускакали прочь.
Тринити тронула мужа за плечо:
— Я понимаю, что это нелепость, но, с другой стороны, хорошо, что он видел нас вместе при таких обстоятельствах. Теперь он знает, что брак у нас не фальшивый.
— Он и без того осведомлен об этом. И тем не менее вынуждает приют для сирот привлечь нас к суду.
— Они проиграют дело.
— Так ли? Я уже научился не принимать как данность все, в чем замешан этот ублюдок. Он использовал свое влияние на банк. И не преминет нажать на какого-нибудь продажного судью. — Джек одним движением вскочил на ноги и протянул Тринити руку. — Поедем. У меня пропасть дел.
* * *
По дороге домой Тринити, сидя у Джека за спиной, обняла его, изо всех сил сжимая руки у него на груди, но Джек был где-то далеко, за сотни миль от нее, и Тринити всю дорогу проклинала Уолта Крауна за то, что он постоянно вбивает клинья между ними. И она снова беспокоилась о Луизе. Продолжает ли она встречаться с Рэнди? И как поступит Джек, узнав об этом?
И наихудшее в этой ситуации: что, если Рэнди не лучше, чем его брат? При одном взгляде на Фрэнка Луизе становилось плохо. Если бы не Джек, готовый встать на ее защиту, она и сегодня была бы смертельно напугана встречей с этим негодяем. Так ли добр и честен Рэнди, как о нем говорят, или его солнечная улыбка притворна и он — такая же бессовестная скотина, как Фрэнк?
Несмотря на все эти размышления, она была совершенно не подготовлена к тому, чтобы увидеть Рэнди Крауна собственной персоной, да еще вместе с Луизой, у ворот загона для скота. Тринити не видела лица Джека, но понимала, что оно искажено гневом, и негромко предостерегла мужа:
— Будь осторожен, Джек. Последнее, в чем нуждается вражда, это дальнейшее насилие.
Джек молча помог ей спрыгнуть на землю, потом спешился сам и направился к парочке.
— Луиза, иди в дом вместе с Тринити.
— Нет, Джек, — ответила Луиза негромко, но твердо. — Рэнди здесь не для того, чтобы драться. Пожалуйста, выслушай то, что он хочет сказать.
— Тринити, пожалуйста, уведи Луизу в дом.
— Идем, милая, — ласково позвала Тринити. — Они просто поговорят, я тебе это обещаю.
Луиза обняла одной рукой Рэнди за талию и решительно выставила вперед подбородок.
— Я так и знала, что ты отнесешься к нам без уважения. Я говорила Рэнди, что нам только и остается убежать вместе, но он захотел встретиться с тобой и объясниться.
Кровь схлынула у Джека с лица.
— Убежать?
— Если потребуется. Мы любим друг друга и хотим пожениться…
— Мы хотим пожениться когда-нибудь, сэр, — поспешил перебить ее Рэнди. — Я готов ждать, сколько вы пожелаете.
— Тогда тебе придется ждать вечно. — Джек пропустил мимо ушей громкий вскрик Луизы и приглушенный — Тринити. — Неужели ты не заметил, парень? Твоя семья сделала все, что в ее силах, чтобы разрушить жизнь, моей жены.
— Я не мой отец и не мой брат. И прошу прощения, сэр, но вы не Эйб Стэндиш. Я ничего не имею против вас и миссис Райерсон. Я просто хочу проводить время с Луизой. Я буду подчиняться вашим правилам, сэр. Только назовите мне их.
— Я видел сегодня твоего отца, — сказал ему Джек. — Он просил меня держать Луизу подальше от тебя. И это единственное, в чем мы с ним полностью сошлись во мнениях.
— Он против помолвки, — признался Рэнди.
— Какая там помолвка! Имеет место неразумная влюбленность, которой теперь будет положен конец.
Рэнди побагровел:
— Послушайте, прошу вас…
— Тебе нечего сказать, — отрезал Джек. — Я законный опекун Луизы. Если я только заподозрю, что ты продолжаешь встречаться с ней, я соберу ее вещи и отошлю Луизу в Бостон первым подходящим пароходом.
Тринити стиснула зубы, почти надеясь, что Рэнди произнесет сейчас нечто романтическое вроде: «Я тоже буду на этом пароходе». Он такой красивый мальчик, от его улыбки растает любая девушка. Но он явно не готов к такого рода противостоянию, не говоря уже о любви и браке.
«Если бы Джек мог понять, — устало думала она. — Если бы он позволил им встречаться здесь, у нас, под его бдительным надзором. Луиза почти наверняка очень скоро разочаровалась бы в своем возлюбленном».
— Джек, — негромко окликнула она мужа. — Можно мне перемолвиться с тобой словечком наедине?
— Безусловно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

загрузка...