ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Нет, лицо его не пострадало. Дело в том, — добавил он, и в голосе его прозвучала, как ни странно, обвиняющая нота, — что Ники сам опознал тело.
Джек почувствовал сильный спазм в желудке.
— Не может быть, чтобы вы говорили такое всерьез.
— А кто еще мог это сделать? Жена была мертва. Люди в Стоктоне едва знали Холлоуэя. Он перевез семью в город в прошлом году, но едва они там обосновались, уехал в Мексику, надеясь быстро разбогатеть там. Ясное дело, что из этого ничего не вышло. Он вернулся в отчаянно скверном состоянии и убил себя и свою семью. Ники уцелел чудом. Мы надеемся, что мальчик когда-нибудь осознает это. — Эверетт поморщился. — Я занятой человек, мистер Райерсон. Если вы здесь затем, чтобы обсудить вопрос о наследстве мисс Стэндиш…
— Именно за этим я и приехал, — согласился Джек. — По завещанию приют для сирот не получает ничего, если Тринити Стэндиш проживет полгода на ранчо со своим мужем до того, как исполнится год со дня смерти ее деда.
Я здесь затем, чтобы сообщить, что мисс Стэндиш намерена так и поступить, если не будет достигнуто иное соглашение.
— Иное соглашение?
Джек постарался говорить как можно убедительнее.
— Я уверен, что вы сочувствуете положению мисс Стэндиш. Она глубоко скорбит о потере любимого родственника. Это самое неподходящее время для вступления в брак.
Однако она непременно хочет сохранить за собой ранчо. Я предложил, и она с этим согласна, чтобы мы передали вам, а точнее, опекунскому совету существенную сумму в обмен на ваше обещание не настаивать на скрупулезном соблюдении условий завещания. Здесь вы найдете все подробности.
Джек протянул Эверстту документ, составленный прошедшим вечером.
Эверетт нахмурился.
— Ранчо «Сломанная шпора» стоит во много раз больше предлагаемой суммы.
— Вы полагаете? — Джек пожал плечами. — А закладная? Долг по ней придется выплатить даже в том случае, если «Дельта-Вэлли» получит право собственности на ранчо, чего, уверяю вас, никогда не произойдет.
— У мисс Стэндиш есть поклонник?
— Да.
— Могу ли я предположить, что это вы?
— Да. — Джек слегка наклонился вперед на своем кресле. — Не сомневайтесь в моей решительности, сэр. Я с радостью женюсь на ней, а она с радостью выйдет за меня замуж. В конечном счете это ее выбор, так как она верит, что этого хотел бы ее дедушка.
Эверетт шумно вздохнул.
— Не мне решать, во всяком случае. Я представлю дело опекунам, но хочу предупредить вас, что они относятся к памяти о мистере Стэндише с огромным уважением. Они могут посчитать, как и его внучка, что условия завещания должны быть соблюдены в точности.
— Опекуны обязаны прежде всего исполнять свой долг по отношению к приюту, а не по отношению к Эйбу Стэндишу. Если они уважают этот долг, у них нет иного выбора, как принять мои условия.
— Вы очень убедительны, — улыбнулся Эверетт. — Что, если я назначу заседание совета, а вы изложите ваши соображения лично? Скажем, через две недели в Полдень?
Джек кивнул, вполне удовлетворенный.
— Тем временем вы можете рассказать опекунам о нашем разговоре, познакомить их с документом. Буду ждать встречи с ними, а сейчас всего вам хорошего.
Джек пожал Эверетту руку.
— Останьтесь на ленч, — предложил Эверетт. — У вас будет возможность повидаться с Ники.
— Это мне по душе, — сказал Джек. — И я рад слышать, что он по крайней мере приходит поесть.
— Он соблюдает наши правила. И выполняет свои обязанности, не жалуясь. Хотелось бы мне сказать то же самое о большинстве моих подопечных.
— Он очень славный мальчуган, — поддержал директора Джек. — Есть ли у него какие-то шансы на усыновление?
— Откровенно? Он был бы идеальным кандидатом, если бы не эти его патологические дежурства. Ники красивый, сильный и умный мальчик. Достаточно юный, чтобы приемные родители могли воспитать его как собственного ребенка, но достаточно взрослый, чтобы приносить пользу в доме. Не считая новорожденных, Ники относится к тому типу детей, каких предпочитают выбирать для усыновления.
— Но едва предполагаемый приемный родитель поговорит с ним, он будет обескуражен тем, что вы называете патологическими дежурствами? — Джек покачал головой. — Быть может, я найду способ урезонить его во время ленча.
— Он был бы прекрасным сыном для такого терпеливого человека, как вы.
— Я уже воспитываю двух своих младших сестер и осиротевшую кузину. Это более чем достаточная ответственность для холостяка вроде меня.
— Если вы с мисс Стэндиш поженитесь, то обзаведетесь собственными детьми?
Напомнив себе, что опекуны могут расспрашивать Эверетта о серьезности его намерения жениться на Тринити, Джек ответил с небрежным кивком:
— Она будет прекрасной матерью. Я сужу об этом по тому, как быстро она привязалась к моим маленьким сестренкам. — Он изобразил на своей физиономии доверительную улыбку. — Мне очень жаль, что она не могла присоединиться к нам сегодня. Вы бы сами убедились, насколько она привлекательна. И как твердо намерена сохранить «Шпору» для семьи.
— Вы сделали достойное похвалы дело, обратившись ко мне. И разумеется, к опекунам. Я уверен, что мы достигнем взаимовыгодного и благоприятного соглашения по этому поводу во время следующей встречи с вами. А теперь давайте присоединимся к детям в столовой, хорошо?
— И здесь его нет. Нигде нет, — жаловалась Джейни, растянувшись на дубовых досках пола в кабинете Эйба Стэндиша и глядя вверх на смеющееся лицо Тринити.
— Он должен где-то быть. Я никогда не думала, что дедушка спрячет его здесь. Это слишком просто, без выдумки.
— Тогда зачем мы здесь ищем?
— Тринити не хотела беспокоить Джека, — напомнила сестренке Мэри, вытаскивая с полки очередной толстый том и старательно заглядывая за него: этим она занималась всю вторую половину дня. — Поэтому мы обыскиваем комнату, пока Джек находится в приюте для сирот.
Тринити, простукивая деревянную панель стены позади письменного стола, заметила:
— Совершенно верно. Завтра мы обследуем чердак По-моему, это самое подходящее место, чтобы спрятать ящичек с сокровищами.
— Я хотела бы, чтобы Джек уже вернулся, тогда мы перестанем тут рыться.
— Ты можешь перестать в любую минуту, когда захочешь. Ведь ты обследовала каждую доску в полу на предмет, нет ли под ней пустоты. Верно?
— Некоторые даже по два раза, — подтвердила девочка, вскакивая на ноги и вытягивая руки, прежде чем подбежать к окну и выглянуть во двор.
И тотчас раздался ее восторженный крик:
— Он приехал, он приехал! И привез с собой мальчика!
— Что? — спросила в изумлении Тринити, но Джейни уже вихрем вылетела из комнаты.
— А он не должен был этого делать? — спросила Мэри.
Тринити подошла к окну как раз в ту минуту, когда Джек снимал со спины Плутона какого-то мальчугана.
— Что еще он мог придумать? — пробормотала она.
— Можно я пойду и встречу их? — спросила Мэри.
— Что? О, разумеется. Идем вместе. — Тринити сделала довольно неудачную попытку улыбнуться. — Я убеждена, что должна быть серьезная причина для этого, если он даже не посоветовался насчет своего решения со мной. — Внезапно осознав, что у впечатлительной сестры Джека было нелегкое детство, Тринити поспешила добавить:
— Кажется, Джейни задала им не меньше дюжины вопросов.
Идем скорей, тогда мы услышим ответы.
Мэри кивнула и выбежала в прихожую. Через несколько секунд Тринити увидела ее на крыльце, а потом на ступеньках лестницы, по которым девочка быстро спустилась вниз и бросилась к брату. Понимая, что ей самой тоже надо быть там, Тринити тем не менее осталась на месте, наблюдая за происходящим.
«Все это так естественно для него, — говорила она себе, глядя на то, как Джек ведет себя с детьми. — Я думаю, ты была бы такой же, если бы росла вместе с родными братьями и сестрами или хотя бы двоюродными. Джек, вероятно, только глянул на славного мальчугана и сразу понял, что он станет замечательным прибавлением к его семье. А ты видишь перед собой странного маленького ребенка, чем-то напуганного».
Тем временем Джек поднял глаза на окна, и зубы его сверкнули в веселой улыбке. Она помахала ему в ответ, надеясь, что выражение лица у нее приветливое. Но она все еще не могла заставить себя присоединиться к оживленной компании. Вместо этого она подошла к книжному шкафу и провела пальцем по корешкам дневников Эйба Стэндиша.
«Что за странную семейную традицию оставил ты мне, дедушка! Ты был единственным ребенком, мой отец тоже… и я. Просто удивительно, как это Стэндиши выжили вообще со столь прохладным отношением к воспроизводству потомства».
— Что-нибудь не так?
Тринити повернулась к Джеку с виноватой улыбкой:
— Нет, все в порядке. Добро пожаловать. Ваша миссия оказалась успешной?
— Она не привела нас к окончательному результату, иначе говоря, у нас впереди еще две недели для «развития интимности», прежде чем мы узнаем с уверенностью, что с нами будет. — Зеленые глаза Джека сияли, пока он шел через комнату к Тринити, чтобы поцеловать ее в щеку. — Как чувствует себя сегодня моя прекрасная невеста?
Тринити почувствовала, что краснеет.
— Я вижу, у вас нынче отличное настроение. Видимо, такое бывает у большинства мужчин, когда они обретают своего первого сына.
— Первого сына? Вы имеете в виду Ники? — Джек поморщился. — Именно это вы подумали? Неудивительно, что вы уставились на меня так, будто я потерял рассудок.
— Вы уехали в приют для сирот и вернулись оттуда с незнакомым маленьким мальчиком. Что еще я могла подумать?
Джек прикрыл глаза и распрямил спину, явно испытывая боль в мышцах после долгой поездки верхом.
— Ничего похожего. Мальчик всего лишь гость на несколько недолгих недель. Мне бы следовало посоветоваться с вами, но…
— Чепуха. Вы можете приглашать сюда любого гостя и усыновлять любого ребенка, если хотите. Идите-ка присядьте на минутку. Вы провели много часов в седле, а перед этим полночи сидели, сгорбившись, над счетными книгами. — Тринити усадила Джека в кресло возле письменного стола и принялась массировать ему шею кончиками пальцев. — Так лучше?
— Определенно, — признал он, повертев головой из стороны в сторону.
— Ели что-нибудь?
— Поел в приюте.
— О Боже! Жидкую овсянку?
Джек засмеялся.
— Они питаются отменно благодаря пожертвованиям Ассоциации скотоводов. — Развернувшись на сиденье, он посмотрел Тринити в глаза. — Вся семья Ники была убита несколько месяцев назад. Совершил убийство его отец. Он застрелил жену и двух дочерей, потом выстрелил в себя.
Тринити задохнулась от ужаса.
— Бедный мальчик! Как это жестоко — отправить его в приют для сирот так скоро. Неужели никто из соседей или друзей семьи не мог принять его к себе хотя бы на время?
— Тут есть свои сложности. — Джек взял Тринити за руки и усадил в кресло напротив себя. — Разум ребенка отказывается принять правду об отце. Ники убежден, что убийство совершил кто-то другой. Он также одержим мыслью, что отец явится и объяснит недоразумение. Как ни печально, однако это заставляет других людей чувствовать себя неуютно в присутствии Ники. Соседи не знали, как относиться к его.., скажем, к его фантазии. Вот и отправили ребенка в «Дельта-Вэлли».
Тронутая, Тринити похлопала Джека по руке.
— Замечательно, просто чудесно с вашей стороны было помочь ему. Вы пристыдили меня, Джек Райерсон.
— Каким образом?
— Сказать вам правду? — Она опустила крепко сжатые руки на колени и несколько секунд смотрела на них, о чем-то думая. — Я лишена материнского инстинкта. Полностью. И вот сегодня вы безоглядно принимаете этого ребенка в свое сердце. Как бы мне хотелось стать похожей на вас!
— Если бы вы побывали сегодня там и услышали то, что услышал я, вы поступили бы точно так же. Испытали бы инстинктивную потребность помочь ему.
— Нет, Джек, чего-то во мне недостает.
— Это смешно. Я видел вас с девочками, особенно с Джейни. С вашим материнским инстинктом все в полном порядке.
— Джейни очаровательна, и мне с ней хорошо. Но у меня нет желания стать ей матерью. И вообще стать матерью кому бы то ни было. Я завидую ей, когда вижу, как она возится с поросятами, честное слово.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

загрузка...