ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Джек? — Луиза с надеждой посмотрела на брата. — Он мог бы помочь нам во дворе. Я и Мэри были бы рады с кем-нибудь поболтать, пока мы там работаем. Если вас, — поспешила она добавить, обращаясь к Рэнди, — это устраивает.
— Меня это очень даже устраивает, — заверил тот.
— Тогда идемте.
Луиза поманила юношу за собой, и парочка мгновенно скрылась за углом дома.
Все еще улыбаясь, Краун-старший повернулся к Джеку — Кстати, о красивых женщинах, где же новая владелица ранчо?
— Почему бы вам не рассказать мне сначала, какова цель вашего приезда сюда? Если я пойму, что это может ее заинтересовать, я попрошу мисс Стэндиш присоединиться к нам. — С этими словами Джек поднялся по ступенькам крыльца и широко распахнул дверь. — Мы можем поговорить в кабинете.
Оба Крауна последовали за ним и, войдя в большую прихожую, сняли шляпы.
— Вот уж не думал, что когда-нибудь попаду в этот дом, — проговорил Уолтер.
— А я никогда и не хотел сюда попасть, — возразил отцу Фрэнк. — Давай покончим поскорее с этим делом.
У отца глаза полыхнули огнем.
— Мистер Райерсон, приношу вам извинения за моего сына. Его мать умерла, когда он был всего трех футов ростом, а мне с тех пор не удалось научить его хорошим манерам.
— Я обращаюсь с людьми так, как они заслуживают, — отрезал Фрэнк. — Мы здесь не для того, чтобы любезничать. Мы приехали предложить двойную цену за эту землю. Разве этого недостаточно? И незачем строить из себя дураков.
Джек приложил все усилия, чтобы сохранить приветливое выражение лица.
— «Сломанная шпора» не продается, мистер Краун. Я уверен, что вы об этом знаете.
— А если бы продавалась, то не Крауну, не так ли? — Уолт передернул плечами. — Я полагал, что хорошенькая маленькая кошечка так и думает, но когда услышал, что она пригласила в качестве советника известного бизнесмена из Новой Англии , то решил, что вы, быть может, вложите ей в голову хоть немножко здравого смысла. Или я, или банк, Райерсон. Если банк откажет в праве выкупа закладной, ни вы, Райерсон, ни девушка ничего не получите. Я предлагаю вам выгодную сделку.
— Все выплаты по закладной были сделаны полностью и вовремя, — спокойно ответил Джек. — Опасаться отказа банка не приходится, мистер Краун. И как я понимаю, мы вряд ли с вами сойдемся в оценке ранчо, так что пока нет смысла говорить о двойной цене. С другой стороны, — со вздохом продолжал он, — я считаю, что в наших общих интересах было бы получше узнать друг друга. Мы же в конце концов соседи. И наши деловые интересы во многих отношениях совпадают. Если вы зайдете в кабинет…
— Они ничего подобного не сделают! — Полные ярости слова Тринити заставили трех мужчин разом повернуться в ту сторону, где, с горящими гневом глазами, стояла в дверном проеме хозяйка дома, упершись руками в бока и явно направляя всю свою злость на Джека. — Я хочу, чтобы они ушли отсюда. Немедленно!
— Добрый день, мисс Стэндиш, — поздоровался с ней Уолт, коротко кивнув. — Ваш деловой партнер пригласил нас. Мы только что с ним разговаривали возле крыльца.
— Не о чем разговаривать где бы то ни было, на крыльце или в доме. Я поверить не могу, как у вас хватило наглости переступить порог дома моего деда. Неужели для вас нет ничего святого? А вы! — Тут она перевела пылающий взор на своего предполагаемого партнера. — Не могу представить, как вы могли допустить столь бесцеремонное поведение. Пожалуйста, сию минуту выпроводите ваших гостей. А потом извольте зайти ко мне в кабинет моего дедушки.
Джек долгую минуту выдерживал ее взгляд, потом повернулся к Уолтеру Крауну и пожал плечами.
— Как я уже говорил, «Шпора» не продается, даже за двойную цену. Но я хотел бы переговорить с вами. Не здесь, разумеется. — Он выразительно поднял бровь в сторону Тринити. — Но со временем, если я приму решение вступить в деловые отношения с мисс Стэндиш, надо будет многое обсудить. В частности, вопросы о поголовье, о заборе и так далее. Когда придет время, мы можем с вами договориться о встрече в городе, если вас это устроит.
— Приезжайте на ранчо, — благодушно и даже радостно сказал Уолтер. — Добро пожаловать в любое время.
И не спешите отвергать мое предложение. Когда вы разберетесь как следует в здешних делах и обстоятельствах, вы можете прийти к заключению, что это единственный выход.
Тринити подступила совсем близко к ранчеру и помахала пальцем у него перед носом.
— Ты еще смеешь угрожать нам, убийца и трус!
Встревоженный Джек поспешил встать между ними и произнес с виноватой улыбкой:
— Она просто обезумела от горя, утратив единственного родного человека.
— Обезумела от горя? Да она просто бешеная кошка.
Скоро вы сами в этом убедитесь, — пробурчал Краун. — И вам крепко достанется от ее норова. Она его унаследовала от своего деда, и будь я проклят, если он не из-за этого разорил ранчо. — Уже направляясь к выходу, Краун добавил, повернув к Джеку голову:
— Говорят, вы толковый делец. Вероятно, это так и есть. Вы кажетесь мне неглупым малым. Но только глупец вложит хотя бы пенни в это ранчо, поняв, что партнер у него — всего-навсего испорченная девчонка, которая предпочтет, чтобы ее собственность перешла к банку, но не примет выгодное деловое предложение от единственного человека, который в этом заинтересован.
— Ты кое о чем позабыл, па, — с наглой ухмылкой вмешался в разговор Фрэнк. — Райерсона здесь привлекают не только деньги. Он готов терпеть ее не в меру бойкий язычок ради той ночи, когда окажется с ней на брачном ложе.
Джек сгреб верзилу за глотку и так ударил головой о стену, что на секунду подумал, не лишил ли он парня сознания. Но глаза у Фрэнка были полуоткрыты, и Джек решил, что тот его слышит. Сухим, методичным тоном он произнес:
— Отец сказал правду насчет твоих манер. И пока ты не научишься вести себя как джентльмен, держи рот закрытым насчет женщин — особенно моих женщин, — иначе я сам заткну его тебе.
На минуту наступило мертвое молчание, потом Уолт начал смеяться.
— Малый заслужил трепку, Райерсон. Клянусь, я бы не поверил, что городской парень вроде вас может ударить его и остаться в живых. Я просто поражен.
— А я не поражен, — проговорил Джек, с брезгливым выражением на лице отпуская Фрэнка. — Забирайте его и уходите. И если мисс Стэндиш выразилась недостаточно ясно, позвольте напомнить вам, что вы и ваши сыновья нежеланные гости в «Шпоре».
— Сказано вполне ясно. — Краун хлопнул сына по спине. — Идем, парень. Отыщем твоего брата, и прочь отсюда.
Глаза у Фрэнка все еще были мутными; он бросил на Джека косой взгляд и, пошатываясь, заковылял к двери впереди отца. На крыльце они оба в один голос громко окликнули Рэнди, и Джек, стоя в дверях, видел, как младший сын быстро прибежал к ним.
Джек был недоволен собой — зачем он позволил незнакомому юнцу ухаживать за Луизой? — и почувствовал облегчение, когда увидел, что она вышла из-за угла дома и помахала Рэнди на прощание с приветливой улыбкой. Тот, в свою очередь, вскочив в седло, широко улыбнулся и приподнял шляпу, прощаясь с девушкой. Потом, без дальнейших церемоний, трое Краунов унеслись галопом прочь.
Джек взглянул через плечо на Тринити:
— Я скоро присоединюсь к вам. Сначала мне нужно кое-что сказать Луизе.
Тринити в ответ только прикусила нижнюю губу, кивнула и, повернувшись, ушла в кабинет.
Джек понимал, что она злится, но не знал, имеет ли она представление, что и он порядком рассержен. Он проехал тысячи миль не за тем, чтобы его прилюдно отчитывали. И, само собой, не намерен был допускать, чтобы нервные взрывы и мстительная предубежденность мешали ему изучать все способы спасения «Сломанной шпоры». Продажа собственности Краунам, разумеется, не выход из положения, но есть ведь и другие возможности.
Но она права в своих суждениях об их сущности, во всяком случае, в суждениях об этом ублюдке Фрэнке, отметил он про себя, дожидаясь, когда к нему подойдет Луиза.
Глаза у девушки перестали сиять, точно звезды, едва Рэнди скрылся вдали. Испустив медленный мелодраматический вздох, Луиза наконец заметила двоюродного брата и бросилась к нему на шею.
— О, Джек, как я счастлива, что ты привез меня сюда!
Джек прижал ее к себе и внимательно посмотрел на лицо Луизы.
— Он не позволил себе никаких вольностей по отношению к тебе?
— Вольностей? — Луиза рассмеялась восторженно. — Он такой застенчивый, дальше некуда. И самый милый мальчик из всех, кого я знала. Он помогал мне складывать белье и, когда наши пальцы соприкасались, вздрагивал, извинялся и пятился так поспешно, что даже упал на корзину.
Джек усмехнулся, представив себе эту картину.
— Что ж, приятно слышать. Его братец — грубая деревенщина, да и отец, как мне кажется, недалеко от него ушел.
— Рэнди вел себя как настоящий джентльмен. А ты обратил внимание, какие у него чудесные голубые глаза?
Я просто таяла от каждого его взгляда. — Луиза взяла Джека за руку и спросила ласково:
— Можно пригласить Рэнди в воскресенье к нам на обед? Я знаю, что Тринити терпеть не может его отца…
— Она считает, что это он убил ее дедушку, так что скорее всего Рэнди не состоит в ее списке возможных гостей за обедом. Я уверен, что поблизости найдутся и другие голубоглазые юноши, которых ты вполне можешь пригласить на обед. На твоем месте я постарался бы забыть о Рэнди. Сомневаюсь, что тебе доведется еще раз с ним встретиться.
Луиза вроде бы намеревалась спорить, но только покачала головой со словами:
— Я не позволю тебе портить такой хороший день своими предсказаниями, Джек Райерсон. Тебе надо куда-то идти?
— Пожалуй, что и так, — признался Джек и погладил Луизу по щеке. — Радуйся своему чудесному дню, милая.
И присмотри, пожалуйста, некоторое время за Мэри и Джейни, хорошо? Нам с мисс Стэндиш надо обсудить кое-что очень важное.
Глава 7
Тринити расхаживала по кабинету деда, обмахиваясь его завещанием и надеясь, что справится со своими чувствами до возвращения Джека. Она должна вести себя спокойно и быть объективной, если хочет снова взять под контроль будущее партнерство, К несчастью, она даже не могла взять себя как следует в руки! Образ Джека, схватившего Фрэнка Крауна за глотку, полностью завладел ее воображением. Сердце бешено колотилось о стенки грудной клетки. Она говорила Джеку, что он станет для нее героем, если спасет ранчо, но он уже заслужил этот титул — вместе с ее вечной благодарностью — в одно молниеносно краткое мгновение.
Разве Джейни так не сказала? «Джек теперь герой — он защитит вас». А Луиза выразила это еще более ясно:
«Теперь вы тоже одна из женщин Джека». И Джек сам подтвердил ее слова, запретив Фрэнку приближаться к «его женщинам» и разговаривать с ними.
Возбуждение Тринити росло с каждой секундой, она была почти в панике. Ей не следовало настаивать на немедленной встрече с ним. Надо было убежать в ярости и отказаться говорить с ним сегодня.
«Сделай это сейчас, — посоветовала она себе, рванувшись к двери. — Попроси Элену передать ему, что ты плохо себя чувствуешь и просишь тебя не беспокоить».
Но едва ее пальцы коснулись дверной ручки, как раздался громкий стук в дверь; сразу после этого дверь распахнулась, и Джек вошел в комнату. Он выглядел в точности так, как хотелось бы выглядеть ей самой: спокойный, уверенный в себе, непроницаемый. Тринити отступила на шаг и залепетала:
— Я считаю, что нам следует отложить эту встречу, сэр, из опасений сказать что-нибудь недопустимое в пылу раздражения.
Его близость сильно подействовала на нее, и картина изгнания Фрэнка почему-то совместилась с воспоминанием об их поцелуе в прошлый вечер. Она почти верила, будто ощущает жар, исходящий от его сильного, мускулистого тела.
— Мисс Стэндиш! — Он положил руки ей на плечи. — Вы гневаетесь на меня за то, что я позволил Краунам переступить порог дома вашего дедушки, не так ли?
Тринити сглотнула, потом молча кивнула.
— Вы полагаете, что это доставило мне удовольствие?
Насколько мне известно, этот человек — убийца. Самое малое, он несет ответственность за нынешнее состояние «Сломанной шпоры». А его сын… — На лице у Джека появилось неодолимое отвращение, но он почти тотчас совладал с собой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

загрузка...