ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

К вящему удивлению Джека, огромная скотина повернулась и без дальнейшего сопротивления потрусила к стаду. Однако Рейнджер следовал за быком по пятам, прихватывая его зубами сзади при малейшем намеке на замедление, до тех пор, пока животное не вернулось куда положено.
— Неплохо, — похвалил Джека Клэнси.
— Как вы и говорили, Рейнджер сам проделал всю работу.
— Некоторым парням надо несколько недель, чтобы этому научиться. А бывает, кого-то и вообще не научишь.
А ты самородок, сынок. — Клэнси из симпатии к Джеку перешел на более короткое обращение. — Если бы тебе не надо было разобраться в цифрах и подсчитать все доллары, я бы тебя уговорил постоянно работать тут, с нами.
— Я не прочь научиться некоторым трюкам с лассо, которые вы обещали мне показать, — ответил Джек. — Должен признаться, в этом есть свой смак. Работа, что и говорить, тяжелая, но и увлекательная.
— Если хочешь по-настоящему позабавиться, понаблюдай, как Рейнджер управится вон с тем бурым здоровилой. У него на боку клеймо в виде короны.
— Приблудный? — усмехнулся Джек. — И что я должен делать?
— Просто направь Рейнджера к нему, остальное он сам сделает.
Джек поступил в точности, как велел его наставник, и снова Рейнджер взялся за дело не мешкая и прихватывал бычка Краунов зубами до тех пор, пока тот не покинул стадо. Некоторое время они рысили за чужаком по дороге, но скоро Рейнджер убедился, что тот уже не вернется, и повернул назад к тому месту, где стоял Клэнси.
— Ну как тебе это понравилось? — спросил тот у Джека.
— Просто удивляюсь, почему вы не пускаете Рейнджера к стаду без всадника.
— Есть такой соблазн, — признался Клэнси. — Ты покрутись здесь еще немного, если хочешь, сынок, а потом нам надо возвращаться домой. У меня там дельце, хоть и не очень приятное.
— А мне надо просмотреть несколько счетных книг, — сказал Джек, умолчав о том, что ему надо успеть помыться и переодеться к обеду: не стоит появляться перед «нареченной» в пропыленной и грязной одежде, особенно в свете ее предложения «познакомиться поближе».
Так похожа на Эрику, рассуждал он, объезжая вокруг стада верхом на Рейнджере. Полная невинность в сочетании с вызывающим желанием грешить. Но на сей раз он не намерен противиться. С чего бы, собственно говоря? К тому же Тринити вовсе не хочет, чтобы их «интимность» зашла чересчур далеко.
«А кто знает? — не без веселости подумал Джек. — Может, опекуны сиротского приюта и вправду отклонят твое предложение, и ты будешь делить постель с этой красавицей целых полгода. Так потрать грядущие две недели на то, чтобы по крайней мере подготовить ее к этой потрясающей судьбе».
Он усмехнулся, понимая, что вероятность подобной ситуации равна нулю. Опекуны мгновенно сообразят, что надежда получить хоть что-нибудь из наследства Эйба Стэндиша состоит лишь в том, чтобы принять предложение Джека. А если не сообразят, он им подскажет либо посоветует обратиться к официально практикующему юристу. Иначе говоря, он должен сделать все от него зависящее, чтобы этот брак не состоялся.
— Слишком скверно, — обратился он к Рейнджеру с философической усмешкой. — Она соблазнительна во многих отношениях, однако потом… — Его игривое настроение сменилось жесткой решимостью. — Такой была Эрика. Я не хочу еще раз совершить подобную ошибку, на время или иначе.
* * *
Четырьмя часами позже Джек чувствовал себя усталым, как никогда в жизни, к тому же у него возникло ощущение, что в последующие часы ему придется страдать от душевной боли, не менее сильной, чем усталость. Однако день оказался продуктивным: он близко познакомился с той работой, на которой было основано и от которой зависело процветание «Сломанной шпоры» в настоящем и будущем.
Они вместе ехали домой, и Клэнси оказался превосходным источником сведений по истории ранчо, особенно во всем, что касалось вражды между Стэндишами и Краунами. Джек заметил, что забор между двумя владениями не соответствует своему главному назначению — удерживать стада по отдельности: за все время, что он провел, объезжая стадо верхом на Рейнджере, он то и дело натыкался на животных с клеймом в виде короны. Да и Клэнси подтвердил, что забор этот не более чем символ. Он принес с собой куда больше проблем, чем реальной пользы, и обходился дорого, особенно если учесть необходимость постоянного патрулирования и столь же постоянных починок. Но Эйб Стэндиш настаивал на его возведении, а Клэнси неукоснительно следовал традиции.
Когда они добрались до загонов, Джек задал вопрос, который уже много часов сидел у него в голове.
— Вы верите, что Уолтер Краун убил Эйба?
Клэнси сложил губы трубочкой:
— У старика Уолта много плохого. Я у него проработал пять лет, мне это хорошо известно. Убийца ли он? Такого я не мог бы сказать ни об одном человеке, если бы не был полностью уверен.
— Я разделяю это чувство. И вы слышали, я уверен, что шериф и врач считают смерть Эйба результатом несчастного случая.
— Да, я об этом слышал.
— Эйб упоминал при вас о приступах головокружения?
Клэнси кивнул.
— Они все время усиливались.
— Стало быть, возможно, что произошел несчастный случай?
Клэнси в ответ передернул плечами и сказал:
— Но ведь человек, у которого то и дело кружится голова, не станет слишком близко подходить к самому краю обрыва, верно?
— Это как сказать.
— Я считаю, что его толкнули, — произнес наконец Клэнси. — Но я не могу утверждать, что толкнул его Уолт.
И не могу придумать, кому еще это было бы нужно. А вы?
Он устремил пристальный взгляд на Джека, словно бы говоря: «Думайте что хотите, но не вынуждайте меня называть убийцей кого бы то ни было без прямых доказательств».
— Все ясно, — сказал Джек.
Он спешился, потрепал по шее Плутона, на котором ехал теперь, и подошел к Рейнджеру, желая освободить тяжело поработавшую лошадь от седла и сбруи. Рейнджер вполне заслужил право побегать на свободе.
— С лошадьми я сам управлюсь, — заявил Клэнси. — А вы побудьте пока с вашими девочками. Как вижу, они нашли для себя полезное дело.
Джек обернулся в ту сторону, куда смотрел старый ковбой, и, к своему великому удовольствию, увидел, что Мэри и Луиза и вправду занялись полезным делом: они снимали с веревок, натянутых между кухней и кладовой, высохшее на солнышке белье. Джек быстро направился к ним и похвалил обеих за готовность поработать. Потом спросил, где Джейни.
— Она в конюшне вместе с Тринити, — ответила Луиза. — Ей только бы играть с поросятами, больше ничего.
Работник натаскал в стойло много свежего сена, так что Джейни может забавляться не пачкаясь. — Тут кузина окинула Джека неодобрительным взглядом. — А ты опять весь в пыли.
Джек хлопнул ладонью по своим брюкам, в воздух поднялось облако пыли, и Мэри закричала:
— Уходи отсюда! Ты перепачкаешь чистое белье!
— Простите, мисс. — Джек улыбнулся и приподнял шляпу. — Пойду в дом и вымоюсь, пока вы обе сделаете тут всю работу.
Мэри рассмеялась.
— Это вовсе не похоже на работу. Какой чудесный был день! Я так рада, что ты взял нас с собой.
— Я тоже рад. — Он обратился к Луизе:
— Ну а ты?
Тоже рада?
Луиза пожала плечами.
— В Сан-Франциско мне больше понравилось. Но и здесь неплохо. По крайней мере пока.
— Ей скучно, потому что здесь все мужчины старые, — съязвила Мэри.
— Все молодые заняты объездами, — объяснил Джек, про себя добавив, что оно и к лучшему. Меньше всего он сейчас нуждался в целой ораве букару, выманивающих по ночам Луизу из ее спальни через окно.
Джек глянул в сторону конюшни, подумав, что забавно было бы полюбоваться на Джейни, играющую с поросятами, но решил, что стоит переодеться, прежде чем встречаться с хозяйкой дома. Направляясь к дому мимо кораля, он с удивлением заметил на дороге трех всадников, скачущих прямо к парадному крыльцу.
— Гром меня разрази! — буркнул Клэнси, хлопнув Плутона по крупу, чтобы тот отправлялся в загон. Потом старый ковбой затворил ворота загона, не сводя глаз с нежданных гостей.
— Вам эти люди вроде бы знакомы? — спросил Джек.
— Это Уолт Краун и два его парня.
— Ну, в таком случае и меня разрази гром.
— Я скажу, что им тут делать нечего.
Джек удержал старшего рабочего за руку.
— Не спешите. Как я понимаю, это может быть хорошим знаком. Возможно, им, как и мне, опостылела кровная вражда и они решили начать все заново.
— Мисс Тринити не понравится их появление здесь И она не одобрит вашего знакомства с ними.
— Она мне только сегодня говорила, что доверяет моему суждению во всем, что касается управления ранчо. И к тому же, — добавил он, подмигнув, — она сейчас в конюшне с Джейн и пробудет там еще какое-то время. Давайте сделаем хотя бы первый шажок.
Он встал перед домом и, положив руки на бедра, ждал, пока всадники не подъехали совсем близко. Тогда он сдвинул шляпу на затылок и проговорил совершенно невозмутимо:
— Добро пожаловать в «Сломанную шпору». Я Джек Райерсон, друг семьи. Чем могу быть полезен?
— Вы новый партнер? — спросил старший из троих всадников, перебрасывая ногу через спину лошади и тяжело опускаясь на землю; улыбнувшись, он протянул Джеку руку. — Я Уолт Краун. Полагаю, вы обо мне уже слышали.
Джек кивнул и пожал протянутую руку.
— Вы владелец ранчо, расположенного к югу от «Шпоры».
— Это все, что вы слышали? — Уолт Краун усмехнулся и повернулся к своим спутникам. — Два эти кисляя — мои сыновья. Ну, мальчики, идите сюда. Где же ваши хорошие манеры?
Старший из парней нахмурился и даже не подумал выполнить приказ отца. Младший, помедлив самую малость, спрыгнул на землю. Вытер ладонь о штаны и протянул Джеку руку.
— Я Рэнди Краун, сэр. Приятно познакомиться.
— Взаимно, — сказал Джек и пожал руку Рэнди.
— Фрэнк, а ну, тащи сюда свою задницу, живо!
Старший сын зло прищурился, однако подчинился отцу и присоединился к остальным. Прежде чем протянуть Джеку руку, он окинул его быстрым оценивающим взглядом.
Джек собрал волю в кулак, поняв по выражению лица Фрэнка, что тот готов скорее сломать, чем просто пожать ему руку. Однако он не дрогнув выдержал мощную хватку и произнес:
— Добро пожаловать в «Сломанную шпору», мистер Краун.
Отец снова усмехнулся, понимая, что мужчины готовы схватиться не на шутку вопреки деланному внешнему бесстрастию. Оба наконец опустили руки, старательно скрывая неприятные ощущения, и Уолт сказал:
— Мы не ожидали, что нас встретят дружелюбно, Райерсон.
Джек обменялся с ним выразительным взглядом и ответил:
— И тем не менее вы приехали.
— Нам с вами необходимо кое-что обсудить.
Джек заметил в глазах у главы семейства проблеск удивления и подумал, уж не впервые ли Краун переступает порог дома Эйба Стэндиша. Судя по выражению лица старшего из сыновей, тому это было не по душе.
А младшему? Глаза у Рэнди были широко распахнуты, а рот приоткрыт, но это относилось явно не к приглашению войти в дом. Внимание парня было приковано к чему-то другому, и это «другое» находилось у Джека за спиной.
Джек обернулся, полагая, что на сцене появилась Тринити и вот-вот начнется сражение, однако он ошибся: это Луиза неслышно подошла к собравшимся и теперь с испытующей улыбочкой на хорошеньком личике разглядывала нежданных гостей.
— Это моя кузина, мисс Луиза Райерсон. Милая моя, этот джентльмен — наш новый сосед, Уолтер Краун. А это его сыновья, Фрэнк и Рэнди.
— Добро пожаловать в «Сломанную шпору», — проворковала Луиза, не сводя глаз с младшего Крауна.
Уолт приподнял шляпу.
— Добрый день, мисс Райерсон.
Младший Краун подошел ближе к девушке.
— Приятно с вами познакомиться, мисс. Я Рэнди. Живу вон там. — Он ткнул рукой куда-то назад и глуповато улыбнулся. — Я очень-очень рад нашему знакомству.
Луиза покраснела.
— Я тоже рада с вами познакомиться.
Уолт расхохотался:
— Мы приехали сюда поговорить по делу, Райерсон, но, как я понимаю, от этого парня нам теперь никакой пользы не будет. Мы слышали, что вы привезли с собой вашу семью, но никто не упомянул о том, какие у вас красивые родственницы. — Повернувшись к Рэнди, он добавил сухо:
— Почему бы тебе не познакомиться поближе с мисс Райерсон, пока мы с Фрэнком потолкуем о делах с ее двоюродным братом?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

загрузка...