ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Послушайте меня. — Он ласково обнял ее за плечи. — Если наш брак будет ненастоящим, в любом смысле слова, Краун победит. Он вынудит приют обратиться в суд, и они выиграют дело. Если мы поженимся, а мы должны пожениться, то всерьез и надолго. Вы это понимаете?
— Джек…
— Ясно. — Тон его снова сделался резким. — В один прекрасный день вы предпочтете развестись со мной или просто уйти от меня. Любое супружество не исключает подобную возможность. Но мы не можем вступать в брак с подобным пониманием дела. Если мы это сделаем и вам придется давать показания под присягой, вам придется либо лгать, либо проиграть Крауну.
— Ну а как насчет вас? — спросила Тринити, и голос у нес дрогнул. — Если они подадут на нас в суд и вас спросят, любите ли вы другую женщину…
— Я никого не люблю! Неужели вы считаете меня полным идиотом?
— Конечно, нет. — Тринити вызывающе вздернула подбородок. — Скажите, чего вы хотите от меня, и я это сделаю.
Джек снова положил руки ей на плечи:
— Простите, что я повышаю голос. Сегодня был тяжелый день.
— Я не виню вас, — сказала она и с облегчением почувствовала, что это правда. — Я обвиняю Уолтера Крауна.
Джек кивнул:
— Да, это презренный тип. Вы были правы. Все они мне отвратительны. Вся шайка.
— Правда? — Тринити изобразила понимающую улыбку. — Ну и что дальше?
Она заметила, что Джек стиснул зубы.
— Вы говорите, что у нас в запасе пять недель, но я предпочел бы, чтобы свадьба состоялась как можно скорее. И хотел бы, чтобы все выглядело убедительно.., короче, надо пригласить гостей.
— Я поговорю об этом с Эленой. В то же время… — Она поморщилась. — Что мы скажем девочкам?
— Я позабочусь об этом сегодня за обедом.
— Понятно. Пойдите и отдохните, Джек, я зайду перед обедом и разбужу вас.
— Я буду в кабинете, — ответил он тоном ровным и Непререкаемым. — Ставка слишком велика, Тринити. Мне нужно действовать с предельной осторожностью. Вам придется подписать некоторые документы.
— Глупости. Я доверяю вам.
— Эти документы защитят и меня, и вас.
— Ладно, тогда, разумеется, я подпишу все, что вы велите.
— Вы ничего не должны подписывать не глядя, — жестко поправил он ее. — Вы прочитаете со всем вниманием каждую бумажку.
Тринити прикусила губу, подумав при этом, что «прежний Джек» не стал бы огрызаться на нее, как этот мужчина. И все потому, что он вынужден жениться на ней.
Это было невыносимо, и ей хотелось заявить ему об этом прямо в глаза. Отказаться подписывать что бы то ни было.
Отвергнуть его грубое, равнодушное предложение вступить с ним в брак и пообещать вместо этого продать ранчо Уолтеру Крауну, чтобы возместить «дяде Оуэну» его чертову выплату по закладной.
Но она не могла себе это позволить. Ее гордость, пусть "задетая Джеком, настоятельно требовала повергнуть Крауна во прах.
— Идите и отдохните, — повторила она. — У вас был неудачный день.
— Я буду в кабинете. — Он вдруг улыбнулся — измученной улыбкой. — Я привел вас в ярость?
— Меня приводит в ярость Уолтер Краун. И я сердита на дедушку и мистера Брэддока. Но вы? — Тринити взяла его руку и поцеловала. — Вы мой герой, сэр. Вы забыли об этом?
Она думала, что это вызовет у него улыбку, если не мир в сердце, но вместо этого с лица Джека исчезли последние следы недавней решимости. Пробормотав: «Вы заслуживаете лучшего», — он вышел из комнаты, предоставив Тринити размышлять, как они оба переживут этот злосчастный союз.
* * *
Тринити оделась к обеду просто; она собиралась действовать в точном соответствии с планами Джека, какими бы они ни были. Она сказала ему что думала: он ее герой, потому что отказался позволить Крауну торжествовать победу.
Он был ее героем и потому, что предпочел, чтобы она вышла замуж за него, а не посылала Брэддоку депешу с просьбой о новом претенденте, совсем чужом для нее человеке. У них обоих есть основания опасаться этого брака, но они по крайней мере относятся друг к другу с уважением и испытывают взаимную физическую тягу, вполне нормальную. Значит, можно надеяться, что их первая брачная ночь, как бы Тринити ее ни страшилась, окажется вполне переносимой.
За обедом Джейни, как всегда, весело и неумолчно болтала, а ее старшая сестра то и дело перебивала ее насмешливыми замечаниями. Луиза была молчаливой, но выглядела довольной, молчал и Ники, он ел с аппетитом, не поднимая глаз от тарелки. Никто, кажется, не замечал мрачного настроения Джека, но если кто и замечал, то, видимо, приписывал это усталости после долгой верховой поездки и не считал нужным высказываться. Тринити со своей стороны следовала примеру Ники и молила небеса, чтобы поскорее кончились и трапеза, и вечер.
— Можно мне уйти? — спросила Джейни, привстав со стула еще до того, как слова сорвались у нее с языка. — Пора кормить моих деток.
— Погоди минутку. — Джек откашлялся, в то время как все члены его семейства уставились на него вопросительно. — Я должен кое-что сообщить вам и уверен, что это вас всех очень обрадует.
— Ты нашел сундучок с драгоценностями? — спросила Джейни. — Где он был? Мы искали везде! Даже в тех местах, куда не велят ходить.
— Этого не может быть, — возразила Мэри. — Джека целый день не было дома. Он, наверное, что-нибудь узнал в городе.
— Или в приюте для сирот, — предположила Луиза; она вспыхнула и обняла Ники за плечи. — О Господи! Джек?
Тринити съежилась, заметив проблеск надежды в глазах у Ники.
— Нет-нет, ничего похожего! — поспешила сказать она.
— Ну-у, вы уже знаете, — обиженно протянула Джейни. — Джек никогда не говорит секреты мне первой.
— Это потому, что ты не умеешь их хранить, — рассмеялась Мэри.
— Могу!
— Довольно! — Джек строго посмотрел на сестер. — Вместо того чтобы обмениваться догадками, лучше послушайте меня.
Теперь девочки уставились на Джека так, словно у него выросла вторая голова, потом Луиза пробормотала:
— Значит, новости плохие. Жестоко с твоей стороны понапрасну обнадеживать Ники, Джек.
Джек готов был огрызнуться, но сдержал себя, глубоко вздохнул и сказал, подчеркивая тоном голоса каждое слово:
— Если я это сделал, прошу прощения. — Он улыбнулся мальчику. — Мистер Эверетт просил передать тебе привет.
Ники кивнул со стоическим выражением лица.
— Продолжайте, Джек, — мягко напомнила Тринити. — Все слушают вас.
Он откашлялся еще раз.
— Как я уже говорил, новости хорошие. За последние несколько недель мы все полюбили Тринити…
— Мы остаемся! — Джейни вскочила со стула и взлетела к Джеку на колени. Обняла его изо всех сил и выпалила:
— Это самый лучший сюрприз! Я так не хотела расставаться с моими поросятами. Ну и… — Тут она вежливо улыбнулась Тринити. — И с вами тоже.
Тринити улыбнулась в ответ:
— Я тоже очень рада. Мне по многим причинам хотелось, чтобы вы остались, и одна из них — эти вот наши обеды. Если бы вы уехали, мне бы их ужасно недоставало.
— Сядь, пожалуйста, на свое место, Джейн, — сказал Джек, спуская девочку с колен на пол. Джейни послушалась, а Джек приподнял одну бровь с притворной угрозой. — Мне следовало предупредить вас, что у меня два сообщения. Да, мы остаемся здесь по крайней мере до конца года.
Джейни взвизгнула в новом приступе восторга, а Мэри сказала:
— Я тоже очень этому рада, Джек. Мне очень не хотелось оставлять Тринити одну с этими отвратительными Краунами, которые хотят отобрать у нее ранчо.
— Они не все отвратительные, — напомнила ей Луиза и обратилась к двоюродному брату:
— Это очень хорошая новость, Джек. А другая какая?
Джек поморщился и встал, держа в руке наполовину полный бокал. Переглянулся с Тринити.
— Мисс Тринити Стэндиш оказала мне честь, приняв Предложение выйти за меня замуж.
Мэри и Луиза охнули в унисон, а Джейни спросила:
— Что это значит?
— Это значит, детка, что мы с Джеком решили стать мужем и женой, — ответила девочке Тринити.
Джейни сдвинула тоненькие брови:
— Но я это знала.
— Как это?
— Мистер Брэддок заставляет людей жениться, даже если они этого не хотят. Поэтому Эрика и убежала.
— Это не имеет никакого отношения к Эрике. И к мистеру Брэддоку тоже, — строго ответил сестренке Джек. — Я приехал сюда по деловым соображениям, чтобы сделать инвестицию, а вовсе не за невестой. Но мне повезло, всего за две недели я и дело сделал, и невесту нашел. Ясно?
И снова девочки и Ники вперили в него изумленные взгляды. Вес молчали до тех пор, пока Тринити не потянулась к Джеку через стол и не похлопала его ласково по руке.
— Мы с Джеком надеемся, что вы все так же радуетесь этому, как и мы с ним.
— Вы рады выйти замуж за брюзгу, который делает всем выговоры за столом? — проворчала Луиза. — Я бы никогда этого не сделала, даже за спасение тысячи ранчо.
— Ш-ш, — шикнула на нее Тринити, не осмеливаясь даже взглянуть на Джека. — Нехорошо говорить такие вещи, Луиза.
— Вы его любите?
— Да. — Тринити покраснела. — Больше, чем ты можешь себе представить.
— Об этом я тоже знала, — шепнула Джейни на ухо Мэри. — Я много раз видела, как они целовались.
Тринити ее услышала.
— В амбаре? — спросила она.
— В кабинете у вашего дедушки. — Джейни прищурила глаза, такие же зеленые, как у брата. — Значит, вы его и в амбаре целовали?
Тринити рассмеялась с неожиданным для себя облегчением.
— Боюсь, что да. Видишь ли, он очень красивый.
— Джек, — обратилась к кузену Луиза с теплой улыбкой, — прости меня. Я ведь не знала.
— Все в порядке, — заверил он. — Ты рада?
— Это очень романтично. — Луиза протянула руку за спиной у Мэри и сжала плечо Тринити. — Будет большая свадьба? С гостями и танцами?
Тринити взглянула на Джека, он кивнул и сказал:
— Свадьба будет очень славная, но скромная. Ведь не прошло и полугода с тех пор, как Тринити потеряла дедушку.
— Но гости будут?
— Да, кое-кто из соседей.
— Можно я приглашу Рэнди Крауна? — У Джека отвисла челюсть, и Луиза поспешила добавить:
— Я знаю, что его отец и брат вели себя ужасно. Сомневаюсь, что они явились бы, даже если бы их пригласили, но Рэнди очень славный и добрый мальчик…
— Я знаю, что он произвел на тебя хорошее первое впечатление, Луиза, но пригласить его невозможно. Это исключено, — перебила ее Тринити, все еще опасаясь реакции Джека. — Не волнуйся, партнер для танцев у тебя будет, ведь все букару уже вернулись.
— Я хочу танцевать с Рэнди. — Луиза отвернулась от Джека, который угрожающе хмыкнул, и обращалась теперь исключительно к Тринити. — Он не похож на своих родственников. Я с ним недавно виделась.
Тринити вспыхнула:
— Где? Когда? Ох, Луиза, о чем ты только думала?
— Я была в полной безопасности. Я лишь должна была попросить его поцеловать меня в первый раз.
— Тринити спросила тебя, где все это имело место! — загремел Джек, и выражение лица у него было убийственное. — Я хотел бы услышать ответ на этот вопрос.
— Когда он в первый раз приезжал сюда, я рассказала ему про наш пикник на горке. Я сказала, что постараюсь уговорить Тринити взять меня туда на следующий день, и Рэнди обещал меня встретить. Потом… — Луиза прикусила губу и немного помолчала. — Потом вышла эта ужасная драка между тобой, Джек, и его братом, и я не посмела просить Тринити, но не хотела огорчать Рэнди…
— И ты убедила Клэнси, что хочешь посмотреть в подзорную трубу на то, как ковбои управляются со стадом.
Иными словами, ты солгала.
Луиза собиралась что-то ответить, потом просто пожала плечами.
— А после того?
— Он приходит ко мне, когда все уже спят. Просто поговорить, — поспешно добавила она.
— Как удачно, что ты устроилась спать на крыльце, — протянул Джек. — Это разрешение отменяется с сегодняшнего вечера. Для всех.
— А где будет спать мальчик? — сердито спросила Джейни.
Джек резко повернулся к ней.
— Его зовут Ники. Он будет спать в одной из комнат для гостей. Ты и Мэри вполне уместитесь вдвоем в одной спальне. Ясно?
— Ты противный, мы все тебя ненавидим!
Луиза вскочила со стула и в слезах побежала к лестнице.
Губы у Джека сложились в прямую, жесткую линию.
— Джейни, ты можешь пойти и навестить твоих поросят, если Мэри согласна тебя сопровождать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

загрузка...