ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Надо бы познакомиться с ним поближе. Интересно посмотреть, как он будет косить под честного бизнесмена и разыгрывать платоническую любовь к своему директору.— Чтобы вор в законе бизнесом занимался? — хмыкнул Костя. — Это то же самое, что какому-нибудь медвежатнику в третьем поколении работать на общих работах. Западло. Наверняка, чпокнул коммерческого директора, чтобы его долю себе хапнуть. Глава 4 Манекенщицы вышли скопом на подиум, чтобы показать всю коллекцию одежды целиком. Разноцветье красок и фасонов подтверждало безграничность фантазии модельера, но то, что называется единым стилем, отсутствовало напрочь. Тем не менее многочисленная публика бурно аплодировала. Блестели вспышки фотографов. Владик выскочил из-за кулис, улыбаясь и кланяясь, схватил Люську в сиреневом платье за руку, потащил за собой. Люська тоже улыбалась и легко порхала по подиуму. Сорвав аплодисменты, манекенщицы легким игривым шагом удалились за кулисы.Люська устало скинула «гордость» Владика, навесила её на плечики, размяла спину, слегка разогнувшись назад. Потом натянула легкую маечку, облачилась в свободный черный костюм.Танька переодевалась рядом с ней, она сняла вечернее платье с глубоким вырезом впереди, стала натягивать колготки. Завистливо заметила:— Почему это он тебя вытащил, Люсь? Как самую красивую или как самую любимую?Люська засмеялась, накинула пиджак, застегнула пуговицы.— Чихал он на меня! Ты же знаешь, Тань, у него теперь женский пол вызывает неприязнь. Просто ему это сиреневое платье с голым пупком покоя не дает. Больше всех с ним носился. Платье самое любимое, а не я.— Не скажи, Люсь. Я же знаю, как он к тебе неравнодушен. Просто твоего Махрова боится. У него тебя не отобьешь. Сразу нарвешься на неприятности.Танька уже влезла в джинсы, надела легкий пиджачок. Люська заботливо поправила ей воротничок.— Дура ты, Танька. Да Владик сам меня к нему в койку подложил. Ему надо будет, он и тебя подложит. Под первый подходящий денежный мешок. А вот он уже и приперся!— Кто? — Татьяна развернулась к двери.— Мешок! — усмехнулась Люська.Плотный упитанный человек лет с короткой шеей, широкими плечами и солидным пузиком, одетый в дорогой добротный костюм, скорее всего от кого-то из европейских модельеров, стоял у двери и любовался на полуголых манекенщиц, обводя зал хитрыми заплывшими глазками. Рядом с ним, чуть позади, топтался рыжий Чекунь.— А кто это, Люсь?— Кто! Груздь, собственной персоной. Чего ему тут нужно, интересно? На голых девочек пришел посмотреть, что ли?Два заезжих молодца с интересом разглядывали суетящихся манекенщиц, между которыми фланировал Владик, то и дело выныривая из-за вороха платьев. Валера Груздь молча кивнул Чекуню, указывая на модельера. Чекунь оторвался от хозяина и неспешно двинулся напрямик, по пути цепляя за бедра шмыгающих мимо манекенщиц. Он встал у Владика за спиной и, ухмыляясь, ждал, когда тот обратит на него внимание. Наконец, Владик почувствовал на себе посторонний взгляд и обернулся.— Посторонним сюда нельзя, — расстроился он. — Здесь женщины переодеваются. Выйдите отсюда в фойе.— А я не к женщинам, — хмыкнул Чекунь. — Я к тебе. Отойдем, разговор есть.Владику этот рыжий тип показался знакомым. Обладая от природы неплохой зрительной памятью, он сразу вспомнил, где его видел. Как-то они вместе с Махровым сидели в ресторане, и Сергеич показал ему одного бугая, назвав его Валерой Груздем и представив крупным городским «авторитетом». Рядом с Груздем тогда сидел этот рыжий. Владик почувствовал подкатывающую тошноту. Она, словно индикатор, всегда верно указывала на любую возникающую опасность. Владик понял, что отказать он не в состоянии, обреченно вздохнул и нехотя поплелся вслед за Чекунем.— Давно хотел с тобой познакомится? — улыбнулся Валера, но улыбка вышла кривая и недоброжелательная. Улыбаться ему было несвойственно. — Ну, прими мои поздравления. Здорово ты баб разодел! Мне понравилось.Владик хмуро смотрел на Груздя, не выказывая никаких эмоций. Вернее, все эмоции он постарался запрятать поглубже, да и то из эмоций остался один страх. Чего он боялся, Владик ещё не знал, но страх уже сидел в нем прочно.— Простите, с кем имею честь? — пробубнил он, хотя имел полное представление не только о том, с кем имеет честь, но и о том, насколько эта честь может быть для него рискованной.— Валерий Притыкин, бизнесмен, — представился Груздь. — Может, слышал?Владик кивнул и попытался улыбнуться, но скулы свело судорогой, и он только процедил сквозь зубы.— Мне о вас что-то рассказывал мой большой друг, Юрий Сергеич Махров. Может, слышали?Чекунь презрительно хмыкнул, а Валера снова скривился.— Слышал, слышал… Да ты не трепыхайся и не вспоминай про него. Он этого не заслуживает. Вот с кем не хотел бы никаких дел иметь, так это с ним. А с тобой хочу. Так что я к тебе по делу. Заказ хочу сделать.Поняв, что дело ограничится простым заказом, Владик немного оттаял, заулыбался и предложил другим тоном:— Пройдемте в мой кабинет. Здесь довольно шумно. Да и женщины не любят, знаете ли, когда посторонние.Он повел их в комнату для приемов важных заказчиков, расположенную на втором этаже. Такие заказчики стали появляться теперь частенько, как только Черновиц начал входить в моду у местных «новых». Этому отчасти способствовал Махров, проведя массированную рекламную кампанию среди городской элиты.Валера уселся в удобное кресло, а Чекунь остался стоять, вернее, принялся разглядывать эскизы моделей, развешанные на стенах, делая вид, что их разговор его не интересует.— Мне костюм надо пошить к юбилею, — начал Валера. — У меня тут юбилей намечается скоро — тридцать пять со дня рождения и двадцать пять «творческой» деятельности. Я ведь, можно сказать, давно того…— Поздравляю, — проговорил Владик и откинул прядь волос со лба.— Так вот, в это знаменательное событие хочется надеть на себя что-то приличное. Чтобы сразу бросалось в глаза. Такое, что-нибудь, моднючее и экстравагантное. Короче, полет твоей фантазии и толщина моего кошелька должны совместиться в этом костюме. Так что о цене можем не договариваться. Сколько скажешь, столько и будет.— Да дело совсем не в деньгах, — смущенно пожал плечами Владик. — Если вы хотите полет фантазии, то она у меня безгранична. Я могу вам сшить такой костюм, какого нигде в мире нет. Кстати, несколько моих последних моделей стоят на уровне дизайна лучших парижских домов.— Ну и замечательно, — равнодушно протянул Валера, ничуть не восхитившись парижским уровнем провинциального модельера. — Надеюсь, мы с тобой найдем общий язык. Я в искусстве тоже кое-что петрю. У меня дома своя картинная галерея. Правда, я её широкой публике не показываю. Только друзьям. Станем друзьями, покажу.— Надеюсь, — заулыбался Владик.Груздь приподнялся, чтобы вылезти из кресла, но переглянувшись с Чекунем, плюхнулся обратно.— Да, чуть не забыл, ты, может, не знаешь, я хорошим людям очень нужную и своевременную услугу оказываю. У меня ведь своя охранная фирма. Можем тебя охранять. Будешь, как за каменной стеной. Ни одна собака не сунется. Плата копеечная — десять процентов с прибыли.Владик перестал улыбаться, побледнел и почувствовал сильный приступ тошноты. Нервно забросил волосы назад, пробормотал растерянно:— Я же вам сказал, Махров — мой большой друг. Он меня уже охраняет. Я думаю, что к вашему предложению он отнесется с непониманием. Если не сказать более грубо. Как бы чего не вышло…— Кто, Бурый? Да он совсем старый уже! — махнул рукой Валера, словно отгоняя назойливую муху. — Скоро на покой уйдет. Или помогут уйти. Да и людей у него нет. Так, фраера какие-то. А у меня армия. После него, знаешь, сколько собак набежит. Не отобьешься! А мы будем на страже. Подумай.— Я подумаю, — затрепетал Владик, бледнея ещё больше.— Ну, а костюмчик модный сшей. Очень тебя прошу. Юбилей все-таки. Не каждый год бывает. Хочется выглядеть в духе времени. Чтобы не ударить мордой в грязь. Завтра подъеду, мерку снимешь. Ну, гуд бай!Валера вылез из кресла и двинулся к двери. Чекунь бросил на Владика уничтожающий взгляд и вышел следом.Владик посидел несколько минут, обдумывая свое рискованное положение. Если Груздь навестил его салон, то, скорее всего, не для того, чтобы заказать костюм. Он же заметил наметанным глазом, какой костюм был на этом бандите. Сразу чувствовалось европейское качество, какого он, Черновиц, никогда не сможет достичь, сколько бы не пыжился и не изображал из себя выдающегося модельера. С нашими руками такого просто не сшить. Значит, Груздь приходил за другим. Именно за тем, о чем сообщил в конце беседы. А это уже сфера интересов Махрова. Вот пускай Сергеич этим и занимается.Владик немного успокоился, осторожно приоткрыл дверь и выглянул наружу. В приемной никого не было. Секретарша Верочка как ни в чем не бывало подкрашивала длинные ресницы, уставившись в маленькое зеркальце.— Они ушли? — прошептал Владик.Верочка удивленно посмотрела на шефа.— Ушли. А кто это?— Так, бизнесмены липовые, — пробормотал Владик, покинул комнату приемов и спустился вниз.Люська с Татьяной уже собирались уходить, и он направился сразу к ним. Подхватил Люську под руку и отвел её в угол, где никто не мог их услышать.— Люся, ты знаешь, кто сейчас приходил? — шепотом зашипел он.Люська посмотрела в его испуганные глаза и усмехнулась.— Конечно, знаю. Валера Груздь. Большой друг Махрова. Как встречаются, сразу морду друг другу бьют. Вот такая у них дружба. А ты уже испугался?Владик нервно откинул свисающие на лоб волосы.— Он хочет на меня наехать. Люся, передай это Махрову. Пускай он сам с ним разбирается. А я с Груздем конфликтовать не хочу. У меня сейчас проблем и без этого хватает. Столичный показ надо готовить.Люська раздраженно поморщилась.— Как мне все это надоело! Когда же они перегрызут друг другу глотки? Наверное, не дождусь! Ладно уж, позвоню. Спасу ещё раз твою задницу. Может, когда-нибудь мне это зачтется.— Люсь, ты ведь знаешь, я тебе по гроб обязан, — заныл Владик. — Все тебе воздам по заслугам. Уж и так тебя на руках ношу и облизываю со всех сторон.Люська ласково провела рукой по его щеке, словно надеясь на ответные чувства. Глаза Владика увлажнились.— Ладно, не унывай, — улыбнулась она. — Махров разберется. Это не твоя забота.Танька, поджидающая подругу, нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, наконец не вытерпела и отправилась на её поиски. Она нашла её в углу за вешалкой с ворохом висящих на ней платьев.— А что, собственно, случилось? — поинтересовалась она.— Тебе об этом лучше не знать, — отрезала Люська.Владик внимательно смотрел на Татьяну, окинув изучающим взглядом её фигуру и словно проверяя, как на ней сидит костюм.— Хочешь, Тань, я тебя с одним бизнесменом познакомлю? — вдруг предложил он.— С тем, что приходил? Познакомь, — обрадовалась Татьяна.Люська возмущенно сверкнула карими очами.— Ну и сволочь же ты, Владик. Свою задницу готов прикрыть любой ценой. Никого не жалко. Я тебе Таньку не отдам.— Если хочешь жить, приходится чем-то жертвовать, — вздохнул Черновиц.— А что? — не поняла Татьяна. — Мне этот бизнесмен очень даже приглянулся. Статный симпатичный мужчина. И, наверное, богатый. Мне как раз не хватает такого мужика. Надоело самой тряпки покупать. Хочется настоящей мужской заботы.— Дура ты, Танька! — раздраженно проговорила Люська. — Тебя же продают, даже не договариваясь о цене.Люська не стала звонить Махрову из салона. Тема разговора не предназначалась для чужих ушей. Да и просто не хотелось привлекать внимания к своим отношениям с ним. Хотя это не являлось ни для кого секретом. Все манекенщицы знали про её покровителя, но не все догадывались о том, кем он является на самом деле. Вернее, об этом знала только Татьяна, но она понимала, что о личности люськиного ухажера лучше не распространяться.Люська подбросила подругу домой и, оставшись одна, позвонила ему из машины по мобильному. Махров только что закончил отбиваться от въедливых оперативников, которые вывернули из него душу, и был измотан до предела.— У тебя есть для меня две минуты? — для начала уточнила Люська. Она чувствовала себя немного виноватой за свое утреннее раздражение, знала, что он её не простил, но Махров даже не вспомнил о ссоре.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...