ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ей показалось, что этот учтивый мент вряд ли будет хватать за горло и бить по щекам, выбивая у неё показания.— А позвольте узнать, где вы работаете?— В салоне Владислава Черновца, манекенщицей. Он довольно известный модельер. Правда, пока только в нашем городе. Может, скоро будет известен и за его пределами. Надеюсь.— Слышал, слышал, — кивнул Самохин. — Кажется и по ящику видел пару раз. Все у нас по местному телевидению рекламируют ваш салон. Что, действительно, хороший модельер?— Замечательный, — буркнула Люська. — Ему б в Париже, а он здесь, бедняга. Тут и одевать-то некого. Одна серость…— Вы не правы, — влез Сурков. — И у нас любителей хорошо одеться хоть отбавляй! — Он одернул пиджак, и сразу стало ясно, что имеет в виду он себя.— Никогда не думала, что менты хорошо одеваются, — заметила Люська. — В смысле, работники милиции. Форму и ту носить не умеют. Все мешком висит.Капитан насупился, полез за сигаретами, закурил, не спросив позволения.Полковник решил сменить тему. Он вынул из кармана пиджака бумажник, из него извлек небольшую фотографию, протянул Люське.— Ну, ближе к делу. Скажите, вы знаете этого человека?Люська взяла фотографию, принялась её основательно изучать, наморщив лоб, словно мучительно пыталась вспомнить, кто это такой, наконец, вернула обратно.— Нет. Первый раз вижу. А кто это? Что за пацан?— Андрей Волков. Бывший студент политехнического института. Правда, фотография шестилетней давности. Сейчас, думаю, он выглядит посолидней. Значит, нигде не видели?— Нет, не видела. — Люська убедительно замотала головой. — У нас в салоне кто только не ошивается. Всех не упомнишь. Но этого нет…— Ну, что ж, на нет и суда нет, — вздохнул Самохин. — Вы не принесете нам водички? Жарко.Люська хмыкнула, поднялась с дивана и, вертя задом, протопала на кухню. Самохин внимательно оглядел комнату и остановил взгляд на своем помощнике. Сурков словно ждал его вопроса.— Как думаешь, она могла сообщить о налете?Сурков даже не думал. Он был уверен.— Запросто. И по-моему, Волкова она знает.— Мне тоже так показалось, — кивнул Самохин.Люська принесла два стакана с водой на подносе. Мужчины с удовольствием выпили, словно это была не обычная вода, а изысканное вино. Тоже, видно, могли изобразить любые эмоции.— Спасибо, — сказал Самохин и поставил стакан на столик. — И последний вопрос, чтобы не утомлять вас скучными расспросами. Скажите, пожалуйста, это вы сегодня в четыре часа ночи известили милицию об ограблении квартиры в доме номер шестнадцать по Трубниковской улице?Люська заметно вздрогнула, но сдержалась. Во всяком случае её нервное движение сразу бросилось в глаза. Оперативники поняли, что она уже созналась.— Я известила милицию об ограблении? — удивилась она довольно правдоподобно. — Чушь какая-то! О каком ещё ограблении?Сурков подсел к ней поближе, насколько это было возможно, и задышал в лицо, пыхтя от возбуждения.— Понимаете, милочка, какая-то женщина позвонила по мобильному телефону в милицию. Наряд приехал на место через пятнадцать минут и задержал воров на месте преступления. Один из них назвал вас и дал нам ваш адрес. Он утверждал также, что вы хорошо знакомы с организатором кражи Андреем Волковым.Люська выслушала его совершенно спокойно. Ни один мускул на лице не дрогнул. Откинулась на спинку кресла и вдруг рассмеялась во весь голос, хотя смех её вышел какой-то нервный и дерганный.— У вас, гражданин Мегрэ, концы с концами не сходятся, — язвительно сказала она Суркову. — Если я знакомая организатора кражи, то зачем же мне звонить в милицию? Вы ещё скажите, что он попросил меня в милицию позвонить!Сурков не ожидал такого наскока и слегка растерялся. Самохин пришел ему на помощь.— Вот что выходит, Людмила Витальевна. Мы опросили жильцов, и оказалось, что никто из них ничего не видел и не слышал, а тем более в милицию не звонил, а если бы и звонил, то с домашнего телефона, а не с мобильного. Значит, звонил тот, кто знал о готовящемся ограблении и был как-то связан с бандой. Ну, а если один из бандитов называет вас, вывод напрашивается сам собой.Люська удивленно вытаращила глаза, словно её огорошили каким-то невероятным известием. Ее возмущение столь откровенной клеветой было настолько правдоподобным, что даже полковник засомневался.— Мало ли кто кого назовет! Завтра ограбят какой-нибудь банк, и воры скажут, что организатором был мэр нашего города. Вы что, потащите его в кутузку?Люське нельзя было отказать в логике. Но Самохин тоже был не лыком шит.— Видите ли, Людмила Витальевна! Мы ведь легко можем установить, с какого номера был сделан звонок. Сегодня же это установим. И я уверен, что номер будет ваш.— Ну и устанавливайте! — огрызнулась Люська и вскочила с дивана. — Делать мне больше нечего, как по ночам в милицию звонить! Спала я, понятно! Всю ночь. С одиннадцати до восьми. Еще вопросы есть?— Нет, больше вопросов нет, — строго сказал Самохин. — Пока. Потом появятся. И скорее всего, вам придется отвечать на них следователю.— Отвечу! — рявкнула Люська. — До свиданья!Она полетела в прихожую и распахнула входную дверь. Мужчины переглянулись, вылезли из кресел и пошли на выход. Самохин протянул ей визитку. Он ещё надеялся на её благоразумие. Но у женщины благоразумие исходит из сердца, а эта материя тонкая и анализу не поддается.— Если что вспомните, звоните.Люська швырнула её на тумбочку и, проводив их мрачным взглядом, с силой захлопнула за ними дверь и громко щелкнула замком.Оперативники дождались лифта и поехали вниз.— Она все знает, — уверенно сказал полковник, когда они зашли в кабину.— Что она знает, не знаю, — буркнул Сурков. — Но баба вредная.— А по-моему, ничего! Симпатичная дамочка! — хмыкнул Самохин. — А, как тебе, Анатолий? Ты в женщинах знаешь толк.— Стерва! Гонора много. Попала бы к нам, быстро обломали. Может, возьмем?— Ну, зачем ты так сразу! С женщинами надо разговаривать вежливо. Улыбаясь и говоря комплименты. Тогда они тебе раскроют не только душу, но и тайну сердца. А грубостью от них ничего не добьешься.— Добьешься, — буркнул Сурков.— Только вот зачем она сообщила о краже? Неужели, хотела их всех сдать?— Может, у неё были личные мотивы, чтобы завалить Волкова, — предположил Сурков. — Он её обманул, ограбил, предал. Да мало ли… Женщины обид не прощают. Они мстят. Коварно мстят. В такой момент, когда меньше всего этого ждешь.— Да, это вполне возможно, — согласился Самохин. — Надо бы здесь посадить Тарасенко. Пускай понаблюдает за квартиркой. Такая женщина не может долго сидеть одна. Кто-нибудь обязательно заявится.Они приехали на первый этаж, вышли из лифта. Сурков затормозил у двери.— Давайте, я посижу пока, Аркадий Михалыч? А вы потом подошлете смену.— Идет.Самохин покинул подъезд и сел в машину, в которой отдыхал водитель. Сурков остался в вестибюле. Он закурил и следил из открытой двери, как отъехал полковник.Андрей приник к оконному стеклу на лестничной площадке и наблюдал за тем, как отъехала «волга». Он видел, что Самохин уехал один. Второй так и не показался, и значит, остался на стреме. Андрей спустился по лестнице на люськин этаж, постучал в дверь квартиры. Люська открыла ему. Он приложил палец к губам, шагнул в прихожую и аккуратно прикрыл за собой дверь, стараясь не щелкать замком. Люська смотрела на него с недоумением.— Один уже засел, — сообщил он.— Где?— Там, внизу. О чем они тебя спрашивали?— Да, всякую ерунду. — Отмахнулась она и пошла в комнату.Он двинулся за ней, не отступая ни на шаг. Если ими заинтересовались оперы, то все идет так, как он и предполагал. Теперь он не вольный пахарь, он — беглец. А это накладывает на человека особые обязанности — прислушиваться, подозревать всех и каждого и оглядываться назад. Эти обязанности лишают его покоя, аппетита, сна. Он становиться нервным и раздражительным. И скоро сдает. Или бежит ото всех на край света, или приходит с повинной. Страх беглеца не проходит сам собой, как насморк. От него можно излечиться только перестав быть беглецом.— Самохин за ерундой не ездит. Если он куда и отправляется, то только в случае крайних обстоятельств. Значит, они уже наступили.— Ну, о чем спрашивали… Сплю ли я по ночам, не знаю ли тебя и не я ли звонила ночью в ментуру.— И что ты им ответила?— Про все наврала. Они сказали, что взяли воров на месте преступления. Один из них назвал тебя, как организатора кражи, и меня, как твою подругу. Так что теперь мы с тобой оба на крючке. Ты — организатор банды, я — бандерша.— Кого же они могли поймать, интересно? Махров ушел. Значит, захомутали старика. Уж он-то не будет меня выгораживать.Люська устало опустилась на диван, тяжело вздохнула.— Как мне все это надоело…Он сел рядом с ней, обнял её за плечи.— Значит, мы уедем вместе? Ты тоже здесь больше не можешь оставаться?— Могу, не могу — не знаю… — она устало отстранилась. — Надо подумать.Вдруг загремел звонок. Громкий и резкий, как удар. Они невольно вздрогнули и затихли. Люська испуганно посмотрела на Андрея.— Кто это?— Тот, снизу.Звонок ударил ещё раз.— Думай быстрее, — сказал Андрей. — На раздумье одна секунда.— Ладно, все, едем! — выдохнула она. — Что дальше?— Дальше вот что! — Андрей вскочил с дивана, оглядел комнату, быстро проскользнул в спальню, открыл шкаф и отодвинул висящие там платья. — Можешь открывать. Да, если он про меня опять будет спрашивать, скажи, что я сегодня ещё не появлялся. — Он скрылся внутри шкафа, прикрыл дверцу.Люська пошла в прихожую, посмотрела в глазок и открыла дверь. За ней нетерпеливо топтался Сурков. На его лице сияла глупая ухмылка, с какой мужчина разговаривает с понравившейся ему женщиной. Люська загородила проход, ухватившись за косяк.— Вы что-нибудь забыли, гражданин капитан? — выдавила она.— Нет. Просто старый посадил меня в подъезде, но там грязно и противно. Нельзя ли мне устроить засаду прямо у вас? Нам очень хочется встретиться с этим студентом. Может, он нам расскажет что-нибудь про ночной налет.— Не знаю я никакого студента! — рявкнула Люська.— Возможно. Но я думаю, он хорошо знает вас. И вполне может сюда прийти. Надо же, чтобы кто-нибудь вас от него защитил.Не дожидаясь приглашения, он взял её за руку. Люська брезгливо отдернула её и освободила проход. Воспользовавшись этим, он протиснулся между ней и дверью, по-хозяйски прошел в комнату и плюхнулся на диван. Ей пришлось закрыть дверь. Она двинулась следом за ним, застыла на пороге комнаты.— Вы что, так и будете здесь сидеть?— А вас это сильно смущает? Если вам надо переодеться, я отвернусь.— Мне скоро уходить. Работы невпроворот. Вы думаете, манекенщицы только по подиуму шлындрают? Они ещё и работают, между прочим. Так что вам придется отсюда вытряхиваться.— Посижу хоть немного. — Он похлопал диван рядом с собой. — Да вы тоже присядьте. И не волнуйтесь. Давайте поговорим по душам.— Наговорились уже. С души воротит.Люська нехотя опустилась на подлокотник кресла, не зная, чего ждать от вероломного мента. То, что он так нагло ввалился в квартиру, уже ничего хорошего не предвещало. Обычно входят без приглашения только представители закона или те, кто с законом не в ладах. И те и другие действуют примерно одинаково.Сурков вольготно развалился на диване, задрал ногу на ногу, самодовольно ухмыльнулся.— Так кто же все-таки звонил в милицию, а, Людмила Витальевна?— Понятия не имею, — буркнула Люська.— А мы ведь установим, кто звонил. Обязательно установим. И тогда вам придется давать показания в другом месте. А бывает так, что иногда там бьют. И даже крепкие мужчины рассказывают то, чего никогда и не было. Где уж вам выдержать, такой молодой, хрупкой и красивой женщине.— На понт берешь, мент, — зло проворчала Люська.Сурков перестал улыбаться, вдруг изменив тон, сказал грубо и резко:— Это ты будешь Махрову объяснять, кто тебя на понт берет! Мне ведь известно, кто был организатором на самом деле. Он, поди, сейчас рвет и мечет, не зная, кто ему сюрприз приготовил. А это, оказывается, ты приготовила!— Да пошел ты, ментяра! — Люська со злостью отвернулась. — Не запугаешь! Плевала я на него! Он мне ничего не сделает. А тебе сделает, если сейчас отсюда не свалишь.— Ну чего ты такая злая, а? — Сурков придвинулся к ней поближе, положил руку ей на колено, стал двигать к телу, погладил ляжку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...