ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— удивленно пробормотал Андрей. Вот те раз! Это что ещё за офис в двухкомнатной квартире? Какой такой работой она может заниматься под вечер, вместо того, чтобы проводить рабочий день в салоне мод?— Ну кто там еще? — послышался из спальни хриплый мужской голос.И тут Андрей все понял. Ему сразу стало ясно, какой работой она сейчас занимается, очевидно, подрабатывая после основной. Или основная только для прикрытия? Нет, никак не думал он, что Люська пойдет на панель. Просто отказывался в это верить. Он положил руку ей на плечо, отодвинул её в сторону, распахнул дверь и ввалился в прихожую. Люське пришлось отступить, так настойчиво он полез напролом.— Ну, давай же ты, проваливай! Если не хочешь стать побитой собакой, уходи отсюда! — все ещё говорила она, пытаясь скрыть за явной грубостью страх. Она испугалась не на шутку, что сейчас Андрей натворит черт знает что, не осознавая даже, с кем имеет дело и к каким последствиям это может привести.Она схватила его за локоть и со всей силы потянула назад. Андрей мягко высвободил локоть из её руки и упрямо шел в спальню, несмотря на её увещевания и слезные просьбы.А в спальне его взгляду предстала идиллическая картинка. На широкой постельке под одеялом возлежал немолодой уже мужик и спокойно таращился на него. Сразу было видно, что это хоть и приходящий трахальщик, но чувствует он себя здесь достаточно уверенно и в постели расположился по-хозяйски.Андрей остановился на пороге, не решив ещё для себя, как ему поступить — сразу вышвырнуть гостя на лестницу или подождать, пока тот оденется. Он посмотрел на Люську, судорожно хватающую его за локоть, и с несвойственным ему сарказмом сказал:— На работе, значит! А я думал, ты мне вяжешь свитер ко дню рождения.— Уходи, кому говорят! Вали ты отсюда, дубина! Сам не понимаешь, во что ввязываешься, — хмуро бормотала Люська, начиная осознавать, что он просто так не уйдет, потому как встал на защиту её женского достоинства, рыцарь долбанный.Андрей увидел лежащую на стуле одежду, в спешке снятую с себя Махровым, когда тот возбудился от люськиных прелестей и поскидывал её в один момент. Он собрал его шмотки, свернул их комком и бросил на постель.— Одевайтесь, гражданин. Чем бегать по девочкам после работы, шли бы лучше к жене и детям.Махров хмуро смотрел на Андрея, перевел взгляд на Люську, не меняя выражения лица и не понимая еще, что за тон выбрал для беседы этот сумасшедший.— Люська, это что за придурок? — попытался выяснить он. — Я что-то давно не встречал таких ненормальных, которые бы обращались ко мне на «вы».— Уходи, Андрей, уходи, — настойчиво говорила перепуганная Люська, безуспешно пытаясь сдержать нервную дрожь. — Вали отсюда, пока цел и можешь передвигаться сам.Андрей никак не отреагировал на её слова, даже не пошевелился и не дернулся к двери, чтобы уйти.— Мы с Люсей давно знакомы, — сказал он. — Очень давно.— Это что, твой бывший муж? — хмыкнул Махров. — Ты мне как-то рассказывала о своей школьной любви, да, Люсь. Но чтобы у тебя был когда-нибудь муж, такого я не слышал. Может, ты давно его бросила с двумя детьми и забыла, а теперь он явился сюда за алиментами?— Нет! — крикнула Люська, и немного успокоившись, перестала дрожать. — Мы с ним были знакомы, пока он не сел в тюрьму.— Да что ты! — изумился Махров, продолжая спокойно лежать в постельке. — Свои люди, сочтемся…Андрей переводил возмущенный взгляд с Люськи на голого мужика, лежащего в постели, и всем своим видом выражал недовольство обманутого мужа, застукавшего жену с любовником.— Давайте выметайтесь, вам говорят! Или я за себя не ручаюсь.Махров хмыкнул и зло засмеялся.— Ты хоть знаешь, с кем имеешь дело, пацан?— Не знаю и знать не хочу.— Я её теперешний муж! Мы с ней уже давно расписаны на всех ресторанных меню, и теперь вот занимаемся супружескими обязанностями. Понял ты, козел?Если слова Махрова о супружеских обязанностях Андрей мог выслушать спокойно, то последнее высказывание ему резко не понравилось. Он с агрессивным видом двинулся в сторону постели, но был перехвачен по пути насмерть перепуганной Люськой, схватившей его за локоть обеими руками.— Стой, идиот! Ты даже не представляешь себе, кто этот человек и что он может с тобой сделать!Андрей остановился и зло посмотрел на нее.— Да тут и знать нечего! Это какой-то проходимец, которого ты подцепила во время своих прогулок по панели и притащила к себе домой.Махров перестал усмехаться и вытаращил глаза. Обращение к себе на «вы» он ещё мог как-то пережить, но такое! Он чертыхнулся и стал натягивать под одеялом брюки, затем вылез из постели, натянул рубашку, судорожно заправил её в брюки, надел пиджак, всунул ноги в ботинки, бормоча при этом:— Ах, ты, мать твою! Я думал, ты хороший парень, и хотел отпустить тебя с миром, а теперь вижу, что ты напрашиваешься на грубость и ждешь, не дождешься, когда кто-нибудь съездит тебе по морде. Ты уже дождался! Раздавлю, букашка!Он подскочил к Андрею, чтобы исполнить задуманное, но видно, хотел съездить по морде как следует, и потому долго размахивался. За это время он успел как следует разглядеть физиономию наглеца и заметить внушительный, хотя и уже побледневший синяк под его глазом. Он остановил кулак на полпути, и это предотвратило драку. Андрей уже готов был ответить тем же, сжав кулак и отведя руку для размаха.— Ты кто такой? — буркнул Махров.— Не имеет значения! — запальчиво ответил Андрей, все ещё держа кулак наготове.— Отвечай, когда спрашивают, сопляк!— Слушай, папаша, иди домой, пока я не разозлился!— Сейчас договоришься! — рявкнул Махров. — Так ты сидел?— Тебе-то что? Хочешь, чтобы я поделился опытом?— Заткнись! — Махров был пониже ростом и, стоя вплотную к Андрею, смотрел на него снизу вверх, сверля черными глазами. — Когда вернулся?— Может, тебе всю биографию рассказать?— Домушник?— Сам ты домушник!Махров тяжело вздохнул, поняв, что здесь толку не добьешься, и посмотрел на Люську. А Люська поняла, что если она сейчас не вмешается, эта ссора закончиться очень скверно и, может быть, даже смертельно для одного из них. Кто будет этим неудачником, она ни секунды не сомневалась.— Да прекрати ты, долбанутый! — Она схватила Андрея за локоть и попробовала оттащить. — Если не хочешь оказаться в морге с дыркой в башке, убирайся отсюда немедленно!Андрей выдернул руку, не желая отступать ни на шаг. Но Махров отошел от него сам, вынул из кармана пиджака мобильный телефон, стал набирать номер. На другом конце было занято, он ругнулся, набрал снова, и, не получив ответа, сунул телефон обратно в карман.— Слушай меня, недоносок! Есть одно серьезное дело для тебя. Ты только никуда не уходи, ладно! Я сейчас вернусь, поговорим по душам. — Махров пошел в прихожую, открыл входную дверь и исчез.Андрей проводил его хмурым взглядом, вполне удовлетворившись позорным бегством противника.Люська в отчаянии опустилась на кровать. Она ощутила всеми своими нервами, что сейчас произойдет нечто ужасное и гнусное. Этого недотепу просто размажут по стенке, устроят мордобой у неё на глазах и зальют кровью всю квартиру. А вида крови она не выносила. Особенно, когда она растекается лужей на полу.— Ну какой же ты идиот! — причитала она, сидя на постели и раскачиваясь вперед-назад, как китайский болванчик. — Это же не человек, это Махров! Он тебя отправит на тот свет и даже не почешется. У него же целая банда отпетых головорезов. Один Боксер чего стоит — такая туша, взмахнет кулаком, и тебя нет. На его счету уже десяток таких, как ты!Наконец до Андрея дошло, что он связался не с простым любителем прогулок на стороне, а с какой-то серьезной фигурой. Этот человек, которому он без задней мысли высказал несколько нелестных слов, может быть действительно опасен. Что-то неприятное зашевелилось внутри, но страха не было. Такого страха, чтоб бежать без оглядки, он совсем не ощущал. Понимал, что вроде бы нужно чего-то бояться, но как-то совсем не было страшно. Нет, все-таки тюрьма калечит человека. Обычные человеческие чувства уже не доступны.— Что, правда? Вот, черт возьми! А мне показалось, так, плюгавенький какой-то, пришел развлечься, пока жена думает, что он на работе.— Я что, тебе врать буду! — уговаривала его Люська. — Он же авторитет. У него свой район. Все ворье у него под началом. Он только кликнет, сразу сбегутся. И тебе конец. Так что вали отсюда, Андрей, уходи, беги, пока не поздно. Давай, убирайся!— Как же ты с ним связалась? — проворчал он. — Я ведь тебя оставил совсем другой. Ты была такая чистая и непорочная. А теперь что…Она хмуро смотрела на него, отвернулась, опустила глаза в пол.— Теперь наша жизнь стала такой, что надо под всех ложиться. Под спонсора, под начальника, под соседа. Только тогда чего-то в этой поганой жизни добьешься. Понял? А сейчас давай уходи и не трепи мне нервы.Андрей пожал плечами, взял и сел на стул.— А мне некуда идти. Понимаешь, Люся? Совсем некуда. Мать умерла. Квартиру отобрали. Там теперь какой-то дед живет.Люська вскочила с кровати, заходила у него перед носом и страшно заругалась.— Ты что, дурак? Неужели не понимаешь? Если ты сейчас не уйдешь, тебя отсюда вынесут. Вперед ногами. Он сейчас вернется сюда с этим боровом и все! Два удара и ты уже лежишь на полу, а душа отлетает к потолку!Андрей печально смотрел на нее, не спуская глаз. Люська стала ещё красивей и женственней, и она уже совсем не та худенькая девочка с длинными волосами, какой он её запомнил. Но куда-то подевалась её мягкость и теплота, она стала холодной и злой, и совсем чужой. Впрочем, он тоже не подобрел за эти годы.— Вообще-то, этот тип просил меня остаться. Кажется, он говорил про какое-то дело. А я как раз сейчас не занят. Может, стоит подождать, а, Люсь?Он, конечно, понимал, что сейчас прибежит этот самый Махров и, наверное, притащит с собой свою банду. Но пока он не совершил ничего такого, за что его стоило бы отправить на тот свет, как обещает Люська. Да и столько он натерпелся за эти дни, что такая неприятность, как разговор с криминальными личностями, особо не повредит. Он общался с ними на протяжении долгих лет, и они ему теперь как родные. К тому же, идти ему некуда, а возвращаться обратно на воровскую хазу нет никакого желания. Там грязно, холодно и тоскливо. И ещё он хочет есть. Сейчас бы перекусить немного и тогда он свалит. Не идти же голодным. В общем, он решил для себя так: будь что будет.Тем более, что Люська уже успокоилась, и её раздражение ушло. Вот только что ходила, кричала, ругалась, а тут сникла и смотрела на него с жалостью, как смотрят на убогих: чего уж там, все равно скоро загнется. Она подошла к нему, опустилась на колени, взяла его руки в свои ладони, заглянула в глаза. Хотела, чтобы он ей поверил.— Андрюша, дорогой, умоляю тебя, вали ты отсюда, а! Уходи ты! Он же сейчас вернется. Только не один, а со своим бугаем. Витек хороший парень, но когда его попросят, сразу достает ножик и режет любого на столько частей, на сколько закажут. Я ведь тебя не обманываю. Если он тебя попросил подождать, это значит, надо бежать без оглядки. Ради хорошего дела Махров не станет надоедать с просьбами. Я его знаю.Андрей искренне переживал, что не может выполнить её просьбу.— Люся, я тебе верю. Но и ты пойми меня. У меня осталась только ты одна. Я не хочу от тебя уходить.Она в отчаянии продолжала уговаривать, надеясь на последние остатки его разума. Ведь не настолько же он там, на зоне, отупел, чтобы не понимать очевидной опасности.— Потом поговорим, ладно. Завтра, послезавтра, через неделю! А сейчас беги давай и побыстрее. Каждая минута отнимает у тебя один шанс остаться в живых. Уразумел или ещё нет?Он это, конечно, уразумел. Но ничего уже поделать не мог. Ему так захотелось остаться здесь, что какие-то эфемерные угрозы казались наивным пустяком. Когда тебя гонят, так не хочется уходить. Впрочем, если бы этот крутой мужик хотел с ним расправиться, то не стал бы бегать за подмогой. В конце концов, он и не с такими имел дело, и ничего, вроде пока живой.— Люся, очень есть хочется. Сделай что-нибудь. С утра ничего не ел.Люська отбросила его руку и вскочила, скорее даже отпрыгнула от него.— Ну и черт с тобой! Мне-то что! Иди жри! Хоть наешься перед смертью!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...