ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Что-то я не слышу, как ты воешь, — заметила Танька. — Зато вижу, как поблескивают брюлики у тебя на шее. Если мне тоже так будут глотку резать, я согласна.— Помяни мое слово, Тань. Не связывайся ты с этим Груздем. Он ещё хуже, чем Махров. Мой хоть под порядочного косит. Хоть поболтать есть о чем. А этот Валера — быдло неотесанное.Танька посмотрела на сапоги и бросила их Люське.— Да на, забери ты их. Не надо мне твоих подарков. Злая ты какая-то, Люсь. Завидуешь, что у меня молодой любовник будет. Да твой старпер ничем не лучше Валеры. Такое же быдло. Так что, какая разница, с кем в постели лежать. И чего ты на меня злишься, не пойму?Они молча проглотили по паре бутербродов с кофе, обидевшись друг на дружку, оделись и поехали в салон.В салоне стояла деловая суета, которую нагонял сам Владик своей кипучей деятельностью. Через неделю предстояло везти всю новую коллекцию в столицу. Надо было срочно переделывать несколько моделей, провалившихся на вчерашнем показе. Провалом, как считал Владик, стал равнодушный прием у зрителей, которые почему-то не аплодировали некоторым его творениям столь же активно, как другим. По каким критериям определял Владик активность хлопков, было известно только ему одному. Может, он считал количество хлопающих зрителей, а может, обладая музыкальным слухом, улавливал высоту тона общего хора. Тем не менее, модели, не получившие одобрения капризной публики, он решил кардинально переделать. Все портнихи, манекенщицы и чуть ли не сам модельер сидели за машинками и перекраивали наряды, расшивая или зауживая платья, добавляя детали или убирая лишние.В этот момент в салоне и появился Валера Груздь в сопровождении рыжего Чекуня. Чекунь отыскал Владика в пошивочной и притащил к Груздю, как тот не упирался, оправдываясь нехваткой времени. Когда Черновиц увидел мрачную валерину физиономию, ему чуть не стало плохо от подкатившей тошноты.— Здорово, Владик! — надменно бросил Валера. — Да на тебе лица нет. Что тут у вас происходит? Приезжает Пьер Карден?Модельер горестно развел руками.— Я уезжаю с моей коллекцией в столицу. Так что сейчас запарка. Боюсь, не смогу выполнить ваш заказ в ближайшее время.— А я не тороплю, — успокоил его Валера. — Мой юбилей ещё через полгода. Будет время — сделаешь. Но мог бы хоть мерку снять для начала.Владик занервничал, еле сдерживая раздражение. Было ясно, что костюм Груздю нужен, как дворнику фрак, он просто хочет наехать, унизить и запугать. Владик еле сдерживал тошноту и понял, что запугать его уже удалось, и сейчас будут унижать. Но делать нечего, и он повел гостей в комнату для приемов.— Какой вы хотите пошить костюм? — поинтересовался модельер, когда Валера с Чекунем расселись по креслам, а он сам стал расхаживать по кабинету, пытаясь унять нетерпеливое напряжение.— Как это какой? — удивился Валера. — Обыкновенный. Пиджак и брюки. Но чтобы под мой вкус подходило. Не люблю, когда костюм синий, а галстук желтый. Не в кайф это! Я же не попугай! Так что ты мне самую лучшую ткань подбери. Только учти, я привередлив, как старая теща. Терпеть не могу яркого, но и не люблю похоронного.Владик почувствовал себя не в своей тарелке.— Я имел в виду, какого фасона вы хотите сшить костюм?— Что? Фасон? — Валера сделал вид, что задумался. — Тебе лучше знать, какой фасон! Это ты модельер, а не я. Если бы ты меня спросил, какого фасона тачку брать, я бы тебе ответил. Сам придумай фасон. Я же сразу сказал — всецело полагаюсь на твою фантазию. Но чтоб по моде и чтоб такой, какого ни у кого.— Понятно, — кивнул Владик и подскочил к двери. — Подождите немного. Я сейчас закройщицу позову, она снимет мерку. — Он вылетел из кабинета.Валера вальяжно развалился в кресле, вынул из внутреннего кармана пиджака сигару, снял обертку и, чиркнув зажигалкой, выпустил струйку вкусного дыма. Чекунь удивленно смотрел на него, не понимая, что здесь вообще происходит.— Чё то он нервный какой-то, — осторожно заметил он. — Ненормальный, что ли? Не заказывай ты у него ничего, Валер. Сошьет тебе какой-нибудь кривой. Будешь потом пугалом ходить.Валера задрал ноги на столик и поучительным тоном произнес:— Да мне этот костюм на хрен не нужен. У меня этих костюмов уже штук тридцать. От Кардена, от Версаче, от Сен-Лорана и ещё от кого-то. На кой мне костюм от какого-то Черновца? Я его пощупать хочу, попровоцировать. Если ссыт, то дожмем. Пускай Бурому нажалуется. Бурый взбелениться и начнет войну. И тогда мы ответим из всех орудий!— Так бы сразу и говорил, — засмеялся Чекунь.Владик помчался в пошивочную мастерскую, где Танька с Люськой работали вместе с портнихами, доводя до совершенства свои модели. Он подхватил Таньку под локоть. Люська даже не заметила, как он отвел подругу в сторону.— Танюш, можешь оказать мне неоценимую услугу? — шепотом зашипел он. — Надо снять мерку с одного солидного заказчика. Он вчера заходил после показа. Пузатый такой. Ты ещё хотела с ним познакомиться.— А, Валера Груздь, — обрадовалась Танька. — И совсем он не пузатый! Довольно симпатичный мужчина. Конечно, хотела познакомиться. Только снять-то я могу, а что у меня получится. Я же не закройщица.— Какая разница, — поморщился Владик. — Снимешь мерку для виду. Просто измеришь ему живот и все. Давай, пошли. — Он протянул ей портновский метр.И тут выплыла Люська. Она заметила отсутствие подруги и отправилась на её поиски. Увидев, что Черновиц зажал её в углу и усиленно убеждает в чем-то, она сразу все поняла. Если он говорит с кем-нибудь втайне от всех, значит, замышляет какую-нибудь гадость.— Ну что, Владик, уже продаешь? — презрительно сказала она. — И не жалко тебе ее? Я-то ладно, человек конченный, а она ещё чистая, непорочная, было-то всего пара парней дефективных, да и те её бросили. Попадет в это болото, засосет и все — песенка спета.— Да ладно, Люсь. Хватит тебе проповеди читать, — возмутилась Танька. — Надоели твои поучения. Сама как-нибудь разберусь.Владик попытался их успокоить. Ссор и скандалов он не любил и старался всегда идти на компромисс.— Потише, девочки. Ну что вы раскудахтались! Давайте не будем афишировать ваши отношения с криминальным миром.Танька отправилась снимать мерку, а Владик чуть ли не бухнулся перед Люськой на колени и стал умолять её срочно вызвать в салон Махрова. Люська согласилась при одном условии — если он не станет впутывать в это Татьяну. Владик сказал, что Танька — не малое дитя и сама соображает, с кем ей путаться. Люська решила, что подругу надо срочно спасать, и сделать это сможет только Махров.Владик побежал в кабинет, а Люська позвонила Махрову на мобильный и сообщила о приезде Груздя. Он разозлился и обещал подъехать.Танька сразу приглянулась Валере, и он вожделенно смотрел на её стройную фигуру и глубокий вырез на груди, особенно, когда она нагибалась, чтобы измерить ему длину ног. А когда она начала измерять ширину его груди и объем живота, он совершенно обалдел от её прикосновений.— Набрось два сантиметра, — смущенно улыбаясь, попросил он. — А то я после обеда в штаны не влезу.Танька ласково улыбнулась и довольно эротично обхватила его живот, выплеснув наружу свою полуоткрытую грудь. Валера уставился в её вырез и тяжело задышал. Чекунь тупо смотрел на шефа, не понимая, что это творится с ним, и куда подевалась его обычная хамоватая манера обращения с народом.— Что же ты, такая красивая девушка, а портнихой работаешь? — спросил Валера. — С такой фигурой, как у тебя, и с такими ногами могла бы по подиуму шастать. А, Владик, разбазариваешь кадры.— Ну что вы! — выступила Танька. — Я и так манекенщица. Вы разве не помните меня на вчерашнем показе. Я была в таком голубом платье с вырезом на животе.— Так это ты была в голубом платье? — наигранно удивился Валера. — Извини, я тебя даже не узнал. Кстати, мне эта модель понравилась больше всех. Слушай, Владик, продай мне это платье, а? Я его Танюшке подарю.— Хорошо, могу и продать, — Владик нервно пожал плечами, — но только после показа в столице. К сожаления, сейчас не могу разбивать коллекцию.— А что ты делаешь сегодня вечером? — поинтересовался Валера. — Хочешь пойти со мной в один классный ресторан?— Ничего не делаю, — искренне ответила Танька. — И запросто могу пойти.Тем временем Владик открыл шкаф и начал доставать оттуда образцы тканей, демонстрируя их Валере и широко по-купечески швыряя на стол.Валера равнодушно разглядывал их и, наконец, сказал:— У тебя, Владик, все какие-то похоронные тона. Эта черная ткань, эта серая, эта вообще не поймешь, какого цвета. Вот на чьи-нибудь поминки я у тебя другой костюм закажу. А на юбилей хочется что-нибудь поэкстравагантней.— Мне казалось, что вам лучше подойдет строгий костюм, — виновато сказал Владик. — Светлое будет выдавать полноту.— Начхать! — признался Валера. — Давай что-нибудь повеселее!Владик принялся показывать ткани ярких расцветок. Валера воротил нос, для понта капризничал, заставляя Владика нервничать и перебирать все ткани, какие только были. Наконец, после долгих препирательств он выбрал светло-зеленую ткань в красную полоску.Чекунь удивленно присвистнул.— Ты, Валер, в таком костюме точно попугаем будешь.— Заткнись, сынок, — спокойно сказал Валера. — Ты ничего не понимаешь в искусстве высокой моды. Это самая лучшая ткань. Правда, Владик? Мой тонкий эстетический вкус меня никогда не подводит.— Я бы не сказал, что это самая лучшая ткань, — пробормотал удивленный Владик. — Но если она подходит под ваш вкус, можно сшить и из нее.Когда все вопросы по поводу будущего костюма были решены, и Танька вышла из кабинета, Валера задал Владику вопрос, который давно висел в воздухе.— Ну как, ты подумал насчет моих услуг?Владик посмотрел на него испуганно и нервно.— Боюсь, что Махров будет очень недоволен. Он обещал сегодня подъехать. Вот вы с ним и договаривайтесь. А меня увольте. У меня своих забот хватает. У меня через неделю показ в столице.Валера помрачнел, как туча.— Я с тобой договариваюсь, а не с ним. Мне на него лично плевать! Я же тебе говорю, Владик, у него уже никакой силы нет. Его авторитет давно лопнул, как мыльный пузырь. Он мне уже компьютерщиков сдал, скоро и тебя сдаст. Так что ты за него не прячься. Он уже пень трухлявый. Пальцем ткни и развалится. Понял?— Понял… — прошептал насмерть перепуганный Владик.Ситуация сложилась критическая. Груздь явно лезет на рожон, раз он заявился в салон после того, как его предупредили о последствиях, грозящих крупной разборкой или настоящей войной. А по написанному кровью воровскому закону выживает тот, кто стреляет первым. И он, Махров, должен сделать этот выстрел. Он позвонил по заветному номеру телефона, о котором знали немногие, и назначил встречу с человеком, который мог ему в этом помочь. Они с Боксером подъехали на автостоянку за вокзалом, где кроме машин на сотню метров в округе ничего не было. Ровно в назначенное время к их темно-серому «мерсу» пристроилась обычная «девятка». Из неё вылез пожилой, худощавый человек в скромненьком пальтишке. Его проницательные глаза быстро окинули взглядом шестисотый «мерс», оценили престиж модели и заглянули в салон через приспущенное боковое стекло.— Вот он, родимый, — проговорил Витек и открыл заднюю дверцу.Старик невозмутимо забрался на сиденье рядом с Махровым и сказал:— Представляться не буду. Что вам с того, если я назову выдуманную фамилию.— Согласен, — кивнул Махров. — Взаимно. Какой, в сущности, прок в этих именах. Одно расстройство читать их в сводках уголовной хроники.— Курить можно? — спросил старик и, не дожидаясь разрешения, достал из кармана пачку «Беломора». Вынул одну папиросину, двумя пальцами смял её и засунул в рот. Чиркнул спичкой и блаженно затянулся, выпустив облако едкого сизого дыма.— У вас есть проблема. Так ли это?— Еще какая проблема! Нам нужно грохнуть… — влез Витек, но старик остановил его поднятой ладонью и злым сверлящим взглядом.— Я всего лишь оказываю услуги. Прошу так и говорить — услуга.Махров хмуро посмотрел на Витька, и тот заткнулся.— На каких условиях ты можешь оказать нам эту услугу? — спросил он.— Это зависит от важности объекта, — ответил старик.Махров полез в боковой карман, вынул фотографию Груздя. Старик бросил на неё быстрый взгляд и отвернулся.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...