ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Уютный двухэтажный особнячок в тихом лесном дачном поселке Разгуляево скрашивал Махрову напряженные и суетливые будни. Здесь он отдыхал душой и телом под охраной трех костоломов. Двое из них, Саша и Геша, торчали тут безвылазно, охраняя дом от непрошеных гостей в отсутствие хозяина, ну а третий — Витек, сопровождал шефа постоянно и охранял не только его тело на работе, но и его покой на отдыхе. Саша, плечистый коротышка с мощными умелыми руками, был тут за повара, он мог с одинаковым успехом и суп сварить, и пушкой помахать. Геша, бывший боксер из команды Витька, трудился завхозом, устраняя мелкие неполадки в электрике и сантехнике. Впрочем, оба были не дураки выпить. Спален в доме было предостаточно, и каждый занимал отдельную, поэтому приводить телок на ночь никому не возбранялось.После короткого завтрака Махров потащил невыспавшегося Витька в свой кабинет, усадил в мягкое кресло, откупорил бутылку Боланже, как незаменимое средство от похмелья, разлил по бокалам. Он вообще был человек простой, терпеть не мог лакеев, и поэтому предпочитал обслуживать себя сам.— На сколько твоему Твердому можно верить? — уточнил он для начала.— Не знаю на сколько, — зевнул Витек, раскрыв рот на всю ширину, — но он придумывать не станет. Фантазия слабовата.Заглотнув бокал шампанского одним глотком, он потянулся за бутылкой, налил ещё один, глотнул и его, и только тогда немного перевел дух.Махров с жалостью смотрел, как его приемный сын уничтожает на глазах безумно дорогое вино, словно какую-нибудь пепси-колу.— Ладно, мы не будем выяснять, дело он говорит или пургу гонит. Не у кого да и некогда. Надо сейф Груздя брать и как можно скорей. А там посмотрим, что у него за компромат. Дельный или так, фуфло.Витек смачно рыгнул и уставился мутными стеклянными глазами на шефа.— Ты что, Сергеич, и вправду хочешь его хату брать. Неужели мы опустимся до этого. Давай его грохнем и дело с концом!Махров в это время сделал небольшой глоток, несмотря на перегар оценив отменный вкус настоящего французского шампанского, и чуть не подавился.— А потом все его бумажки попадут в руки ментов? Ты это мне предлагаешь? Они же в первую очередь станут его хату потрошить и этот поганый сейф откроют в один момент. Я не хочу провести остаток жизни на нарах из-за какого-то ублюдка, который когда-то научился писать и записывает все, что нужно и не нужно. Наверняка, и на тебя там тоже есть материал.Витек перестал зевать и задумался. У него забегали глаза, как и всегда в такие моменты, когда ситуация грозила непредвиденными последствиями.— Ну, Сергеич, ты голова! А у меня после вчерашнего башка, как чугунная труба — гудеть, гудит, а ничего не варит. Точно, сначала надо забрать эти бумажки, а потом уже кончать с ним. Только вот кто полезет в его хату?— Найдем кого-нибудь. Надо выяснить ситуацию на рынке труда. Кто на что способен и кто что в этой области может сделать.— Ладно, Сергеич, пообщаюсь с народом, может, кто и согласится, — предложил Витек.Махров помолчал немного, обдумывая ситуацию. Помотал головой.— Не надо. Иначе вся округа будет знать, что мы собираемся лезть в чью-то хату. Надо найти каких-нибудь простаков залетных, которые Валеру в глаза не видели.— Почему простаков?— Потому что ни один здравомыслящий шнипарь не полезет в хату, не зная, кто хозяин и какие могут быть последствия. Даже такие люди ценят свою жизнь дороже денег.Витек выполз из кресла, подошел к бару и отыскал там ещё одну бутылку шампуни попроще. Откупорил, налил себе бокал, хотел налить и шефу, но Махров только поморщился. Витек плюхнулся обратно в кресло, жалобно скрипнувшее под его объемистыми ягодицами.— Ничего, сейчас за хорошие бабки не то что в хату к авторитету, к черту за пазуху полезут.— Не полезут. Да ещё и нас сдадут. А мы сейчас с тобой на таком крючке сидим — одно неосторожное движение, и все, дело уже открыто. Эти шакалы за каждым нашим шагом следят. Заметил вчера в ресторане ментов?— Нет, — удивленно буркнул Витек.— А я заметил. Сидели два мужика цивильных, не пили, не жрали, все на нас пялились. На лбу написано — штемпы.Витек в очередной раз протяжно зевнул и махнул пятерней. Поставил открытую бутылку на пол.— Да брось, Сергеич. Показалось тебе. Мнительный ты стал. Стареешь, что ли?— Старею! — Махров выскочил из-за стола, как ужаленный тараканом, и забегал по кабинету от окна к бару. Витек подобрал ноги, чтобы тот на них случайно не налетел. Шеф как будто говорил сам с собой. — Поживешь с мое, тогда будешь за каждым кустом тень замечать. Пойми, дурья башка, мы с тобой, как монумент Лысого на центральной площади. На нас все смотрят. Шаг в сторону, одно неосторожное движение — и ты уже на нарах. Чем большее пространство ты организовал вокруг себя, тем более оно хрупкое и ненадежное. Каждый пришлый может его разрушить в любой момент. Вот так все время и оглядываешься по сторонам, кто ещё по тебе ударит. И чаще всего получаешь удар оттуда, откуда не ждешь. Кто на тебя завтра наедет, одному Богу известно. А Бог, он все видит. И в самый неподходящий момент такую подножку подставит, что будешь лететь, кувыркаться и молить: «Господи, спаси ради Христа!»Витек удивленно смотрел на шефа. Вот такого он ещё от него не слышал.— Ты чего, Сергеич, никак верующим стал? — пробормотал он, враз перестав зевать.— Станешь тут! — рявкнул Махров. — В Бога, в черта, в чертову бабушку, во все поверишь! Кстати, в церковь нам с тобой сходить не помешает. Отстоим службу, может, Он и вразумит. Давай, разузнай, в какой церкви сегодня вечером служба есть. Ну, что смотришь? Я серьезно говорю.Витек все пытался понять, что это за новая напасть нашла на шефа. Уж не двинулся ли он на почве переживаний? Видно, к старости совсем очумел. Ну вот, теперь таскайся с ним по церквям и отстаивай службы! А завтра он что придумает? Позовет за собой в монастырь? Пожалуй, с приговором Валере пока лучше повременить. Пускай поживет еще. Будет к кому перебежать, когда Бурого повезут в психушку. А может, лучше для него пулю и припасти. Тогда Груздь примет с распростертыми объятиями. Погодим-ка пока стрелять наугад!Витек нехотя вылез из кресла.— Ну что, я поехал тогда? Мне ещё на кладбище надо, Сереге место выбивать.Махров выдвинул ящик письменного стола, достал оттуда разрисованную карту, сложенную в маленькую книжечку, сунул ему в руку.— Вот тебе карта города. На ней все церкви крестиками отмечены. Покатайся часок после кладбища. А я тут съезжу в одно место.Витек тяжело и недовольно вздохнул, но карту взял, и, не говоря ни слова, вышел из кабинета.Махров посидел ещё с полчасика, поразмышлял и пришел к выводу, что найти взломщика, согласного рисковать жизнью ради кучки бумажек, не так просто, как ему казалось. Одно дело лезть в квартиру бизнесмена, у которого все вооруженные силы состоят из двух ленивых до отупения охранников при двери офиса, и совсем другое дело наступать на ногу авторитету с целой бандой натасканных и отмороженных боевиков. Он представил себе, как если бы кто-то залез в его любимый сейф, он бы сам перевернул весь город, но нашел наглецов и устроил бы им такой показательный суд, что у всего остального ворья надолго бы отпала охота брать чужие вещи. Да, сказал он себе, нужно искать какого-нибудь простака-гастролера или человека, для которого не существует авторитетов. А такой человек у него был на примете.В этом доме, расположенном в самом центре города недалеко от вокзала, жил когда-то старый опытный вор-медвежатник Карась. Махров познакомился с Карасем ещё во время первой ходки, и прибыл сюда лет пять назад, собственно говоря, по его наводке, чтобы заняться организацией квартирных краж. Но довольно скоро бросил это хлопотливое и рискованное занятие, заработав к тому времени достаточный авторитет и сколотив банду из бывших спортсменов и местной шпаны, пригодной для активного силового воздействия на предпринимателей. Карась же, умудренный и побитый жизнью человек, напрочь отказывался заниматься рэкетом, как Махров его ни уговаривал. Слишком нервным и грубым казалось это занятие для старого вора, предпочитающего работать без лишнего шума. В конце концов они разругались и перестали контактировать.Кто теперь жил в его квартире, Махров не знал, но надеялся на удачу. Он был уверен, что Карась разбогател на экскурсиях в квартиры богатеньких бизнесменов и сейчас обитает где-нибудь в загородном особнячке, если, конечно, не тянет очередной срок, и поэтому даже удивился, когда увидел седую голову Карася, открывшего ему дверь. Старый вор тоже был не на шутку удивлен.— Разбудил, что ли? — сочувственно спросил Махров, заметив его полусонное состояние. — Ну, извини, Петрович. Не забыл ещё меня?— Да ладно уж! — махнул рукой Карась. — Никак не ожидал увидеть твою рожу, Сергеич. Думал, это ты про меня давно забыл. Когда последний раз навещал? Видать, я тебе серьезно понадобился.Карась повел его в комнату. Махров брезгливо осмотрел дешевую обстановочку, вид которой ясно говорил о том, что Карась не купается в роскоши. Видавшая виды мебелишка, линялые обои и потрескавшийся паркет — это все, что нажил Карась за многолетнюю воровскую практику. «Да, заниматься рэкетом намного выгодней» — подумал Махров и удивленно поморщился, когда с промятого дивана из-под драного одеяла вылезла ещё одна полусонная физиономия.— А, Мятый, и ты ещё здесь! — усмехнулся он. — А я думал, ты давно припухаешь где-нибудь в Калмыкии. Ну что, вместе с Карасем помогаешь гражданам избавляться от собственности?— А то как же, Сергеич, помогаем! — заулыбался беззубым ртом Мятый. — Опять на воле, как видишь! Уже три раза там побывал, хватит.— Ну, давай, Сергеич, выкладывай, зачем пришел, — сказал Карась, усаживаясь за стол. На столе торчала одинокая бутылка водки и лежала дешевая колбаса. — Будешь?Махров брезгливо отказался от угощения, сославшись на то, что он за рулем, сел на продавленный стул и вкратце ввел старого вора в курс дела, которое не давало ему покоя со вчерашнего вечера. Он не стал распространяться о готовящейся войне с Груздем и рассказал сходу придуманную историю про бизнесмена, который должен ему значительную сумму. Он, Махров, якобы уже довел до изнеможения свою фантазию, пытаясь придумать способ запугивания этого бизнесмена вплоть до угрозы физической расправы, но денег как нет, так и не было. И потому он решил забрать их сам. Но его номер не прошел. Карась переглянулся с Мятым, вылез из-за стола, прошелся по комнате.— Что-то темнишь ты про своего бизнесмена, — проворчал старый вор. — Чтобы ты, Сергеич, не мог назад бабки стребовать? Да ты из любого бизнесмена веревку совьешь и другому бизнесмену на шею накинешь.— Представь, не могу, — буркнул Махров. — Слишком он заметная фигура. Ну так что, ты поможешь или мне другого шнипаря искать?Карась налил себе тридцать грамм, махнул их и погрузился в раздумье. Хатка была заманчивой. Хорошие бабки в ящике вызывали корыстные желания. Да и на картинах с антиквариатом можно хорошо погреть руки, давно не знавшие настоящего дела. К тому же Бурый сможет обеспечить надежную подготовку и полную безопасность. Но, судя по рассказу, хатка охраняется сигнализацией, да и замки там тоже серьезные, не то, что в каком-нибудь краеведческом музее, охраняемом пьяным сторожем. И есть ещё специфические трудности, которые никак нельзя скидывать со счетов.— Дверь, поди, стальная, — наконец произнес он. — Газом не разгуляешься, соседи увидят. А если пиявки подбирать, полдня провозишься. И как сигнализацию вырубать? Только если через окно влезть и изнутри отключить. А я уже не в том возрасте, чтобы по балконам лазить. Не первый этаж ведь, восьмой. Не, не полезу я, Сергеич. Ищи других альпинистов.Мятый ходил по комнате, стуча зубами от холода, и что-то искал, наконец, нашел в куче вещей старенький свитерок с рваными локтями, натянул его на себя и блаженно задрожал.— Теперя согреюсь, — пробормотал он. — Я, вон, ночью на бану так продрог, до сих пор согреться не могу. Хотя и дурку у одной мартухи увел. И знаешь, Сергеич, кого я там встретил? Не поверишь.— Кого? — нехотя спросил Махров. — Начальника угро Самохина с чемоданом, садящегося в поезд дальнего следования?— Скажешь тоже, Самохина!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...