ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Ждать, — кратко бросил Карась, прислонился к стене и отдышался.— Чего ждать? Чего ждать? — занервничал Мятый. — Когда они нас тут захомутают?Он попробовал ещё раз выглянуть наружу, но Карась схватил его за руку, потянул назад. Показал сжатый кулак.— Не лезь! — Вынул из бокового кармана переговорник, включил, негромко проговорил: — Сергеич? Сергеич? — В ответ не раздалось ни звука. — Не отвечает, падла. Может, они свалили?— Стоят еще. Нас ждут. Давай, прорываемся, — забормотал Мятый. — Чего тут стоять? Когти рвать надо!— Куда рвать? — рявкнул Карась. — Сразу засекут.— Прям засекут? Мало ли кто из другого подъезда вышел! — Мятый топтался на месте, не в силах терпеливо ждать благоприятной ситуации. Почему-то он считал, что лучшее средство спасения, это быстрые ноги, а не бесконечное ожидание неизвестно чего. Наконец, остатки его терпения кончились, и он снова выглянул из приоткрытой двери.Во дворе ситуация изменилась. Менты удалились к машинам, и перед подъездом торчал только один, да и то он смотрел в противоположную сторону.— Они ушли, — прошипел Мятый, горя глазами. — Я пошел, Петрович. Ты тоже давай за мной. Не засиживайся. Они нас не заметят.— Ну, иди! — огрызнулся Карась.Мятый выглянул в дверь и, улучив момент, когда менты возле машин отвернулись, выбрался из подъезда и, не спеша, вразвалочку, двинулся прочь. Но его заметили. Один из ментов оторвался от машин и двинулся за ним, ускоряя шаг.— Эй, гражданин! — прикрикнул он.Мятый прикинулся глухим и прибавил шагу. Мент понял, что дело не чисто, и бросился вдогонку. Мятый почувствовал за спиной тяжелые шаги, приближающиеся с неумолимой быстротой, и рванул в сторону. Не успел он сделать и двух прыжков, как мент навалился сзади, сбив его с ног. Ему заломили руку за спину, подняли и поволокли к машинам.— Да ты чего, мужик, я с собакой гуляю! — начал было оправдываться Мятый. Он огляделся по сторонам и позвал: — Бобик! Бобик!— Иди, иди, Бобик! — Мент подтолкнул его, и Мятый чуть не споткнулся.Тут подошли и остальные менты. Кто-то из них догадался заглянуть в подъезд, из которого вышел Мятый. Два мента юркнули туда и познакомились с ещё одним представителем ночной профессии. Они схватили его под белы руки и повели к машинам. Карась вырывался и крыл всех матом.— Я, блин, на работу иду! Первая смена, блин! Пустите, мать вашу!Менты заломили ему руки. Он крякнул и затих. Его затолкали в ту же машину, что и Мятого. Карась бросил на Мятого хмурый взгляд и отвернулся. Мятый сжался в комок. Тут один из ментов заметил в стоящем на парковке «опеле» шевеление и решил удостовериться в том, что ему это не показалось. Он присмотрелся повнимательней, увидел две тени на переднем сидении и направился к ним.— Нас не должны здесь видеть, — тихо проговорил Махров.Витек понял его высказывание, как приказ, повернул ключ зажигания и вдавил педаль газа в пол.Мент не успел отскочить в сторону. «Опель» долбанул его в бок, подлетел к выезду со двора, сиганул на газон, обошел стоявшие машины и выскочил на улицу. Развернулся, протяжно засвистев покрышками, и помчался прочь, набирая скорость. Первый «жигуленок» развернулся на одном месте и помчался в погоню, включив мигалку и заливаясь на всю округу противной режущей слух трелью.Карась и Мятый тоскливо наблюдали, как их последняя надежда стремительно скрылась из вида. Водила-мент включил зажигание, тронул машину и выехал со двора. Их повезли туда, откуда есть только один выход, да и тот связан с долгим и мучительным ожиданием за высоким забором с колючей проволокой.Две машины неслись по пустым ночным улицам, взрывая тишину ревом двигателей. «Опель» никак не мог оторваться, видно, был уже не молод, с заезженным движком, и не вытягивал приличную скорость, которая позволила бы ему в мгновение ока оторваться от преследователей. Менты сидели на хвосте, как приклеенные. «Жигуленок» тоже, видно, побывал в боях, но ещё держался крепко, и старался изо всех сил, чтобы не отстать. Скоро через равные отрезки времени к нему пристроились ещё три, привлеченные сообщением по рации и подоспевшие из других концов города.— Черт бы их взял! — ругнулся Махров и поглядел на Боксера. — Жми, Витек. Заснул, что ли?— Заснешь тут, — огрызнулся Боксер. — Давно так не уходили. Ну, гнида, попадешься ты мне! Душу вытрясу!— Думаешь, он? — задумчиво пробормотал Махров.— А то кто? Карась, что ли! Этот дебил сигнализацию оставил.— Не ожидал. Разыгрывал перед нами порядочного фраера. А оказался обычной сволочью. Ну, теперь будет молить Бога, чтобы подарил ему быстрый конец.— Сразу надо было его кончить! — Витек бросил взгляд в зеркало заднего вида.Менты, казалось, стали приближаться. Во всяком случае, они не отставали ни на метр. Четыре машины в ряд гнали за «опелем» во весь дух, разливаясь третью на всю округу, словно пытались сыграться в крыловский квартет.Махров оглянулся назад, скривился.— Вот настырные попались! Видят, что не догонят. Ну, и отвали себе! Так нет, устроили гонки, понимаешь!— Может, пальнуть? — предложил Витек.— Вряд ли ты попадешь водиле в глаз, — резонно заметил Махров. — Тут тебе не в тире стрелять. Да и у них тоже пушки есть.Впереди показалась ещё одна мигалка. Она неумолимо приближалась, пока не выросла в солидный гаишный «форд». Их пытались зажать с двух сторон.— Ну, вот и долгожданная встреча, — пробормотал Витек. — Что будем делать, Сергеич? Встречаться? — Он потянул из наплечной кобуры ствол.— Ни малейшего желания… — буркнул Махров. — Давай, уходи вбок.Боксер заметил впереди поворот, и снизил скорость. Менты приблизились вплотную. У самого поворота Витек резко дал по тормозам и крутанул руль. «Опель» занесло в какой-то проулок, и он полетел в сторону от улицы. Менты проскочили поворот, резко тормознули, свистнув покрышками, две машины налетели друг на друга, помяв бока, неловко развернулись, мешая и толкаясь, наконец бросились вдогонку. Но разрыв уже увеличился на несколько сотен метров.— Еще один такой фокус и оторвемся, — удовлетворенно сказал Витек. Видно, вторым его любимым занятием после мордобоя было управление автомобилем. Оно доставляло ему истинное наслаждение, к тому же смертельная опасность погони изрядно подогревала азарт.— Все, хватит фокусов, — недовольно проворчал Махров. — Достаточно на сегодня. Пора заканчивать представление. Давай к заводу. Последний фокус, и фокусник исчезает.«Опель» вылетел в район заводов. С одной стороны дороги потянулся глухой бетонный забор. Гаишный «форд» шел за ним в нескольких сотнях метров, не отставая и не приближаясь. Четыре милицейских «жигуленка» плелись у него в хвосте, заливаясь в ночной тишине истошной трелью.«Опель» влетел в какой-то проезд с вечно открытыми воротами и резко затормозил. Махров с Витьком выскочили из машины, подбежали к воротам, быстро закрыли створки. В руках у Витька оказался металлический прут. Он обхватил им крайние стойки створок, согнул и завязал узлом, словно бантик на коробке с тортом. Они запрыгнули в машину. «Опель» взвизгнул покрышками и, подняв за собой столб пыли, исчез между сараями.«Форд» тормознул у закрытых ворот, чуть не долбанув их бампером, за ним подлетели «жигулята», окружили, засветили маяками по черному небу. Менты повыскакивали из машин, начали трясти створки, надеясь, что они отвалятся сами собой, подточенные ржавчиной и старостью. Но не тут-то было. Один из ментов взялся было за прут, хотел его разогнуть, напрягся, потом плюнул, оставил в покое.— Ушли, сволочи! — высказался другой.— Ничего, ещё изловим. Никуда эта тачка не денется!Менты расселись по машинам и, не солоно хлебавши, поехали обратно.Но тачка все же делась. «Опель» даже не выезжал с территории цементного завода. Он остановился у одного из сараев на подсобном участке. Махров с Витьком выскочили из машины. Витек снял с дверей замок и, открыв створки, выгнал оттуда красный «фольксваген». Затем загнал в сарай «опель», навесил замок обратно. После этого без всякого напряга погнал «фольксваген» к выезду на Загородное шоссе — дороге, прямиком ведущей в Разгуляево. При выезде из города Махров оглянулся назад и увидел сзади тихое пустынное шоссе, потонувшее в утреннем сумраке.— Ну что, бараны в загоне? — усмехнулся он.— А воры в законе, — согласился Витек.Уже начало светать, и над полями по обеим сторонам шоссе стелился молочный туман.Люська ходила по комнате из угла в угол, размахивала руками и объясняла Андрею, зачем она сделала то, что сделала. Ее тон был крикливый и резкий, она скорее объясняла это самой себе. Возможно, это был не очень обдуманный поступок, но её вынудили его сделать все они. Убедив себя, она старалась теперь убедить его.— Так лучше, пойми! Его заберут и всё! Он больше не будет мучить меня. И не сможет расправиться с тобой. Это был единственный выход! Другого просто нет! Теперь ему придется оставить нас в покое и заняться собственным спасением.Андрей тяжело вздохнул и опустил голову. Он сидел в уголке дивана и молча слушал её объяснения. Да, она поступила так, подчиняясь порыву, но может быть, она и права. Женская интуиция иногда подсказывает правильный выход, до которого не додуматься ни одному трезвому рассудку. Возможно, именно так и надо было поступить. Сдать Махрова ментам и больше никогда его не видеть. Но если он уйдет от ментов, тогда будет совсем другой разговор.— Вряд ли у нас теперь будет покой, — наконец проговорил он. — Теперь мы будем бегать, как зайцы, прятаться по углам и бояться дневного света.— Да почему?— Потому что Махров, как только его возьмут, первым делом назовет мою фамилию. Он даже не будет ничего объяснять и оправдываться. Просто скажет: «Вот есть такой-то парень, он бывает там-то, он и брал хату». И даст твой адрес.Люська остановилась посреди комнаты, удивленно изучая его и словно не понимая, почему он отказывается от простого и ясного плана, давно обсужденного ими и принятого к действию.— Так ты же уедешь! Завтра утром сядешь в поезд и тю-тю! Тебя никто не найдет! Тебя никто и не будет искать. Зачем? Ведь у них в руках такой интересный собеседник, как Махров. Он им столько всего может порассказать, что твой рассказ будет уже лишним. А теперь ему придется долго и нудно объяснять оперативникам, зачем он полез в квартиру к другому известному авторитету.Андрей поморщился и энергично замотал головой.— Ошибаешься, Люся. Плохо ты его знаешь. Он ничего не будет объяснять. Он просто отмажется. Купит всех и все. И его отпустят. А кражу свалит на меня. Скажет, что я организовал эту кражу, и я же её осуществил. Докажи, что это не так.Он резко поднялся с дивана, обошел её и направился к двери. Открыл замок, потом другой. Схватился за ручку, чтобы открыть дверь. Люська подскочила к нему и со всей силы дернула за локоть.— Ты куда собрался идти среди ночи?— Неважно, — отмахнулся он. — Скажешь ментам, что меня не знаешь и никогда не видела. Они сейчас придут. Будет не очень хорошо, если нас застанут вдвоем. Сразу догадаются, что мы знакомы. Придется объяснять, что я здесь оказался случайно. Но они вряд ли этому поверят. И тогда тебе тоже будут задавать ненужные вопросы.Люська влезла между ним и дверью, заперла замок, повернулась к двери спиной. Смотрела исподлобья, словно собиралась прыгнуть на него, если он вздумает приблизиться к двери ещё раз.— Ты никуда не пойдешь! Я заварила кашу, я и буду её есть. Не для того я моталась тут всю ночь, чтобы ты так просто ушел. Если я для тебя что-то значу, положись на меня. Даже если ты не уедешь, я тебя спрячу в одном надежном месте.Он взял её за плечи, оторвал от двери, доверчиво заглянул в глаза.— Люся, пойми, я не хочу прятаться. Даже в надежном месте. Это будет не жизнь, а игра в прятки с судьбой. Я уже это проходил. Впрочем, если ты спрячешься вместе со мной, я согласен.Она оттолкнула его, ушла в сторону, отвернулась. Сказала резко:— Мне нечего прятаться. Я ни в чем не виновата!— Тебе тоже не дадут спокойно жить. Махров свернет тебе шею, если узнает, что это ты устроила ему бенефис.— Плевать мне на него! Он мне ничего сделать не сможет! Я так рада, что он сел на раскаленную сковородку. Вот теперь пускай попрыгает и подержится за задницу. Хватит изображать из себя аристократа! И я никуда не поеду.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...