ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Я его знаю. — Старик задумался, дымя, как паровозная труба.Витек включил кондиционер и немного приспустил тонированное стекло со своей стороны. Махров даже закашлялся.— И что? Ты не можешь оказать нам эту услугу?— Почему не могу? Могу. Но это будет связано с дополнительными трудностями. Тебе придется договариваться там! — старик показал скрюченным пальцем на крышу салона. — Могу тебе сразу сказать, там этого не одобрят. Он ведь не какой-нибудь задроченный банкир, который ни для кого не представляет интереса. Это человек из нашей капеллы.— Ничего, я договорюсь, — успокоил его Махров. — Это мои проблемы. Если ты согласен оказать нам эту услугу, говори свои условия.Старик вынул из кармана записную книжку, паркеровскую чернильную ручку, свинтил колпачок и золотым пером нацарапал на листочке пятерку с четырьмя нулями. Вырвав листочек, протянул его Махрову.— Со всеми посредниками это будет стоить столько. Можно по курсу, но лучше зелеными.Махров кинул на листочек взгляд и возмущенно вздохнул. Показал цифры Боксеру. Витек взглянул на листок и хмыкнул:— Да я за такие бабки сам его два раза… — начал он и осекся.Старик мрачно исподлобья смотрел на него, сверля серыми злыми глазами.— Не думаю, что после этого ты, пацан, протянешь больше трех дней. Я ведь не просто оказываю услугу. Я обеспечиваю заказчику полную безопасность. Ни исполнители, ни органы, ни тем более сам объект, словом, ни одна собака не узнает, кто заказал панихиду. Это я — засвеченный со всех сторон, и то, что я ещё хожу, означает, что без меня пока никто не может обойтись.— Надо подумать, — промычал Махров. — Ваши условия серьезные.— Дело тоже серьезное, — буркнул старик. — Короче, думай. Позвонишь. Все!И он, не прощаясь, дернул ручку дверцы, вылез из машины, пересел в «девятку». Она сорвалась с места, вылетела в проезд между рядами автомобилей и умчалась.— Старая плесень! — выругался Витек и завел движок.Махров прибыл в салон только через час после ухода Груздя. Владик провел его в комнату для приемов и чуть ли не расплакался. Он жаловался на все. На то, что Груздь заказывает себе какой-то дурацкий попугайский костюм из самой поганой ткани, какую он только мог здесь найти. На то, что тот отвлекает его от подготовки к столичному показу этим заказом. На то, что он, Владик, не может ему отказать, иначе потеряет лицо фирмы. И наконец на то, что Груздь попросту наезжает на него, предлагая ему ненужную «охрану» в обход вашего, Юрий Сергеич, величества.Тут в кабинет ворвалась Люська, хотя Владик и не хотел, чтобы она присутствовала при разговоре, и нажаловалась Махрову на самого Черновца, который струсил и начал лебезить перед этим быдлом, да ещё и сдал её лучшую подругу Таньку, подсунув под очи Груздю.— Вы предлагаете мне его убить? — отчетливо и внятно сказал Махров, когда стоны жалобщиков достигли апогея. — При всем желании не могу. Не хочу пачкать руки мокрухой.Владик испуганно уставился на Махрова.— Я не прошу тебя об этом, Сергеич, — промямлил он. — Я просто прошу разобраться с ним и поставить на место.— Можешь не беспокоиться, разберусь, — сказал Махров. — Иди готовься к показу. Нельзя же нам, в самом деле, ударить в грязь лицом перед столицей.Как только за издерганным модельером закрылась дверь, Махров притянул за руку Люську и усадил её к себе на колени.— Для тебя есть небольшое задание, малышка.— Хочешь, чтобы я с кем-нибудь трахнулась? — пренебрежительно спросила Люська.Махров удивленно усмехнулся.— Ну, что ты говоришь, Люсьен? Разве я могу тебя кому-нибудь отдать? Я же не этот педик Черновиц, распродающий своих телок направо и налево. Тебе придется немного поиграть в шалаву. Сегодня вечером в ресторане мы будем ужинать с одним человечком. Надо, чтобы он расслабился. У меня к нему накопилась масса вопросов, и я не знаю, в каком порядке он будет на них отвечать. Может быть, не захочет отвечать вообще. Так что надо его разогреть.— Почему это должна делать я? — удивилась Люська. — Не можешь пригласить шалаву с улицы?— Люся, ты что, вчера родилась? Мы будем говорить о таких вещах, о которых посторонним знать совсем не обязательно. Скажу тебе по секрету — он был в команде Груздя и знает о нем много интересного. Витек будет его спаивать, ты ублажать, а я расспрашивать. Так что тебе предстоит веселая и легкая задача. Ты что, не хочешь помочь Владику?— О, Господи, как мне все это надоело! — вздохнула Люська. — Я только и делаю, что ему помогаю. Ладно, будем ублажать. Только не ради Владика, а ради Таньки. Эта дурочка запала на Валеру и хочет с ним сойтись.— С чего вдруг? — удивился Махров. — Чем ей приглянулся этот тюфяк?— Деньгами, чем же еще! Надоело ей, видите ли, самой покупать себе шмотки! Не понимает, во что ввязывается.— Она настолько корыстна, что готова лечь под любого?Люська хмуро посмотрела на Махрова и раздраженно бросила:— Мы все не без греха.Махров замолчал, задумавшись о чем-то.— Да, у неё могут быть крупные неприятности, — пробормотал он.— Вот я её и спасаю! Иначе она влезет в такое болото.— Обожаю тебя, Люсьен, — Махров поцеловал её в щечку. — Я знал, что ты настоящий друг. Давай, подъезжай после работы в «Ночные огни». Ты знаешь, это у вокзала. Не очень хороший ресторан, но зато со стриптизом. Так что не смущайся, если увидишь голых девок на сцене.— Ну и прохиндей ты, Махров… — заметила Люська, спрыгивая с его колен. Глава 7 Весь день Андрей бродил по улицам родного города, не зная даже конечной цели своей прогулки. Он посетил те достопамятные места, которые оставили в его душе неизгладимый след, пытаясь нащупать хоть какой-нибудь след, указывающий на местонахождение Люськи, но так ничего и не нашел. Под вечер он понял, что больше идти некуда. Он вдруг осознал то, чего не мог даже представить себе за шесть лет отсидки. Все, ради чего он терпел унижения и несчастья, исчезло в один момент. Женщин, которые его ждали, больше нет. А друзей? Друзья были. Но где они сейчас, кто знает. Наверное, уехали или обзавелись семьями, и, скорее всего, уже не помнят его. Но был один друг, который должен помнить, потому что у этого друга был перед ним один неоплаченный должок.Андрей позвонил в дверь и отошел в темноту. Дверь распахнулась и на порог вышел растрепанный мужик лет тридцати в майке и трениках. Он недовольно оглядел лестничную площадку и смачно сплюнул.— Хулиганье! — ругнулся он и хотел уже убраться обратно, как вдруг заметил у стены тень.Андрей вышел на свет.— Здорово!— Здрасьте… — мужик недоуменно смотрел на него, не узнавая и пытаясь принять агрессивный вид, какой принимают, чтобы скрыть страх.— Не узнал, что ли? — удивился Андрей, слегка улыбнувшись, чтобы выразить радость от встречи со старым другом.Однако этот друг был напрочь глух к чужой радости и совсем не разделял её.— Нет, — он отвел глаза и проверил площадку — нет ли кого еще.Андрей насупился. Этот парень не мог не узнать его, слишком многое их соединяло, слишком хорошо они когда-то знали друг друга. Неужели шесть лет могут изменить человека до неузнаваемости?Из квартиры послышался раздраженный женский голос.— Игорь, кто там?Тишину прорвал нервный плач ребенка. И опять недовольный женский голос, отпускающий нелестные эпитеты в адрес мужа.— С работы! — крикнул Игорь в квартиру, вышел на площадку и прикрыл дверь.— А я из-за тебя когда-то сел, — напомнил Андрей.— Ты сам был виноват.— Значит, узнал! — обрадовался Андрей.— Что тебе нужно? — Игорь набычился и смотрел на него исподлобья. Чувствовалось, что он готов отразить любую агрессию, какой бы она не была. Неприятные воспоминания о прошлом раздражают, и человек может пойти на любую подлость, лишь бы этого не вспоминать.— Что, даже на порог не пустишь? — Андрей в упор смотрел на него, пытаясь воззвать к остаткам его совести.Игорь отвел глаза и уставился куда-то в пол, словно разговаривал не с человеком, а произносил мысли вслух.— Со старым покончено. Я этими делами больше не занимаюсь.Андрей пожал плечами и сказал предельно убедительно:— Я тоже не собираюсь.— Тогда что тебе нужно?Андрей не ожидал такого приема. Конечно, он не надеялся, что своим визитом доставит несказанную радость, но и не предполагал, что его будут держать на лестнице.— Мне негде переночевать, — признался он. — Как-то так получилось, что меня вычеркнули из списка очередников на жилье.Игорь решил сам начать наступление. Он подошел вплотную и со злостью посмотрел Андрею в глаза, надеясь напугать.— У меня жена и ребенок! Понял? Они ничего не должны знать! Ничего! Для меня больше никого не существует! И тебя тоже!Андрей отступил немного назад и повторил тихо, как будто для себя:— Мне негде переночевать. — И понял, что это похоже на просьбу.— Иди в гостиницу! — Игорь резко повернулся, не глядя больше на него, шагнул в квартиру и захлопнул за собой дверь. Щелкнули два или три замка.Когда-то, очень давно, так давно, что Андрей уже стал сомневаться, а было ли это на самом деле, они чистили квартиры. Игорь только отслужил в армии и не знал, чем себя занять. Ради спортивного интереса забрался как-то в квартиру на первом этаже, собрал все, что можно было собрать, и удачно сдал краденое в одни руки за хорошие деньги. Потом жил припеваючи месяца полтора, гуляя с девочками по ресторанам и рассказывая им про свою якобы работу контрактника, воевавшего на стороне сепаратистов в какой-то выдуманной стране. Деньги быстро кончились, и Игорь решил продолжить начатое дело, но скоро понял, что без помощника ему никак не обойтись.Андрей в это время просто бедствовал. После смерти отца он остался один с больной матерью на руках, с трудом растягивая на месяц крошечную пенсию и пытаясь мелкими заработками по вокзалам и магазинам свести концы с концами. Но кто будет достойно оплачивать услуги восемнадцатилетнего пацана — студента первого курса политехнического института. Армия ему не светила, поскольку у него на иждивении была больная мать. До настоящего работоспособного возраста было ещё далеко. Тут его и подобрал Игорь, сразу предложив работу и хорошие деньги.Они работали очень осторожно, не наглели, на новое дело шли только тогда, когда кончались деньги. Тщательно выбирали квартиру, долго пасли хозяев, изучая их распорядок дня, умудрялись даже заранее воровать ключи и приноровились отключать сигнализацию, если она была. Работали с молодецким азартом, свойственным их возрасту, но никогда не шли напролом, если видели, что все срывается, тут же уходили. Три года их не могли поймать. Оперативники, наверное, думали, что работают профессионалы, и даже представить себе не могли, что это дело рук пацанов. Но сколько веревочке не виться… Как-то они забрались через окно в квартиру. Игорь долго возился с хитроумной сигнализацией, чтобы открыть дверь, пока, наконец, её не отключил. Или сказал, что отключил. Андрей пошел по комнатам, собирая наиболее дорогие вещи, как вдруг нагрянула милиция. Их застукали на месте преступления. Вернее, так подумал Андрей, когда услышал топот ног и увидел вбежавших в квартиру оперативников. На самом деле замели его одного. Игоря уже в квартире не было. Потом на следствии Андрей убеждал следователя, что работал один, и в запале откровенности повесил на себя все предыдущие кражи. Как объяснил ему тогда один знающий человек, сосед по камере и большой специалист по угону автотранспорта, выдай он сообщника, его дело пошло бы по другому пункту статьи: как кражи, совершенные организованной группой, и срок мог бы оказаться значительно большим.Две полуголые девицы танцевали на сцене какой-то современный танец, сильно напоминающий ритуальные пляски аборигенов африканского континента. По ходу танца они резкими движениями снимали с себя последние остатки одежды. Каждая снятая вещь приводила мужчин, как, впрочем, и женщин, в бурный восторг, и они выражали его выкриками и рукоплесканиями. Как немного, в сущности, надо зрителю, чтобы быть на грани ликования. Что там шекспировские страсти — вполне достаточно одной молодухе стянуть лифчик.За одним из столиков в дальнем углу зала сидели три человека и мирно беседовали между собой, стараясь не привлекать к себе внимания громкими выкриками. Это были стареющий сердцеед Махров, его «приемный сын» Витек Торопцев и молодой бандит, обиженный на жизнь, Толик Филимонов по прозвищу Твердый.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...