ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я останусь здесь и буду с удовольствием наблюдать, как он будет выкручиваться. И советую тебе тоже не трепыхаться. Ментам и без тебя есть, кем заниматься.Андрей вернулся в комнату, упал на диван. Куда он, в самом деле, идет? Ведь идти-то некуда. Конечно, оставаться здесь опасно. Можно навлечь серьезные неприятности не только на себя, но и на Люську. Если организатор кражи сообщит о нем ментам, а он это сделает обязательно, они будут здесь с минуты на минуту. Но, с другой стороны, прошло уже два часа, как они нагрянули в ограбленную квартиру, и значит, уже давно повязали бы Махрова, а что-то пока не слышно топота сапог и звонков в дверь. Неужели всей банде удалось уйти? Тогда до утра можно спать спокойно. Но утром припрется Махров и будет выяснять, откуда вдруг нагрянули серые шинели, когда их никто не ждал. Но это будет потом. А сейчас он наверняка залез в свою нору. И оттуда не скоро вылезет.Он притянул её за руку, усадил рядом с собой на диван. Люська спокойно смотрела на него, чувствуя свою правоту. Только так и можно было свалить Махрова, выдав его с головой. Пускай теперь им занимаются органы. Теперь он не опасен. Во всяком случае, этому парню он уже ничего сделать не сможет. И ей тоже. Никому. Осталось спасти подругу Таньку от лап Груздя.— До утра у нас есть время подумать, — сказал он, обхватил её за талию, прижал к себе, поцеловал в губы. Он чувствовал, что все её тело напряжено, как натянутая струна. Прошептал: — Расслабься. Пока ничего не произошло.Она растаяла и обмякла. Напряжение ушло, и в его руках оказалось мягкое, податливое тело. Невесомое, словно вата.Через полчаса они устало лежали в постели после его мощного наскока на её нежную и ломкую плоть. Он завладел ей с такой страстью, словно чувствовал, что это происходит в последний раз. Люська тоже ощущала что-то подобное, и отдалась ему с не меньшей страстностью. А может, она просто действительно все это долгое время ждала его, продолжая обманывать себя показным равнодушием. Кто знает… Он удовлетворенно откинулся на подушку. Она натянула на себя одеяло, ехидно улыбнулась.— Ты делаешь успехи. С каждым разом все лучше. Не скажу, что ты все умеешь, но мне нравится.— Дурное дело не хитрое, — буркнул он и блаженно закрыл глаза, надеясь как следует отоспаться.Люська откровенно засмеялась. Постепенно её смех перешел в какое-то всхлипывание. Он открыл глаза, оторвал голову от подушки, повернулся к ней. По её щеке текла слеза. Она смахнула её ладонью.— Ты что, Люся?— Я не верю, что ты появился. Прошло всего два дня, а уже все развалилось. Вся выстроенная махина рухнула в один момент. Мне казалось, что я от него никогда не избавлюсь, но вот появился ты, какой-то подзаборный бродяга, оборванец без кола и двора, и его уже нет. Этого отпетого головореза. Это просто невероятно!Андрей серьезно смотрел на неё без тени тщеславия и гордости за содеянное.— Самое страшное, что он ещё есть. И он на свободе. Я в этом уверен. Иначе бы здесь уже давно толкались посторонние в серых шинелях, и ты объясняла бы им, кто я такой, как я попал к тебе и какое ты имеешь отношение к ограблению квартиры. Так что, если твой престарелый любовник на свободе, он уже собирается к нам в гости. Я думаю, сейчас он больше всего на свете хочет поговорить со мной.Вдруг взорвался телефон. Люська замерла и напряженно слушала протяжные звонки. Андрею даже пришлось подтолкнуть её, чтобы она взяла трубку. Она выбралась из постели и нерешительно направилась в комнату. Андрей отправился следом, встал в дверях и с наслаждением смотрел на её обнаженное тело, пока она слушала разъяренный голос Махрова.— Где он? Где он, я тебя спрашиваю! — орал разобиженный авторитет. — Где этот волчара, которому я должен был свернуть шею, но пожалел ради тебя?— Понятия не имею… — протяжно зевнув, ответила она. — Ты меня разбудил. Я спала. Что там у вас случилось? Он что, сбежал?— Дура! — крикнул Махров. — Он все провалил. Советую тебе спрятать его подальше. Потому что я все равно найду его и оторву ему сначала яйца, которые ни хрена не могут, потом руки, которые ни хрена не умеют, а напоследок голову, которая ни хрена не соображает!Скорее всего, он со злостью швырнул трубку, потому что его голос резко прервался, а в трубке зазвенели короткие гудки отбоя. Люська положила трубку на телефон, немного постояла, не двигаясь, и медленно повернулась к нему лицом.— Ну, что? — спросил Андрей. — Он пожелал тебе спокойной ночи?Она пошла на него, слегка улыбаясь и покачивая головой.— Ему нужен ты. Он сказал, что оторвет тебе голову. И все остальное. Теперь тебе в любом случае придется уехать, хочешь ты этого или нет. Он тебя из-под земли достанет. Или я сознаюсь в содеянном. И тогда буду отвечать за все сама.Он обхватил её обеими руками, прижал к себе, погладил по мягкой нежной спине и округлым плечам.— Даже не думай! Не хватало еще, чтобы он тебе оторвал голову. Пускай уж поохотится за мной. Ничего, попробуем устроить ему настоящую охоту. Если бы только ты согласилась уехать со мной…Люська покачала головой. Самоуверенно улыбнулась, глядя ему в глаза.— Я его не боюсь. Теперь он меня и пальцем не тронет. Сам будет бояться ментов и заляжет на дно. Он теперь из своей норы и носа не высунет.— Плохо ты про него думаешь… — вздохнул он. Глава 18 Последние несколько часов Махров пребывал в крайнем раздражении, вымещая его на «приемном сыне» и своих охранниках, стороживших его особняк и не имеющих к провалу никакого отношения. Они с Боксером так и не легли спать в эту ночь, пили водку и ругались друг с другом, обвиняя остальных участников неудавшейся кражи во всех смертных грехах. У Махрова никак не укладывалось в голове, как такая тщательно спланированная операция могла рухнуть в один момент. Перебирая все возможные варианты, он пытался понять, из-за чего произошел столь позорный провал, что послужило причиной краха и кто виноват в том, что ему, одному из влиятельных людей в криминальной городской структуре пришлось удирать от ментов, как какому-нибудь трамвайному карманнику. Как он мог допустить промашку в подготовке дела, не учтя этого примитивного препятствия в виде ментовских архаровцев. Значит, решил он, какая-то сволочь намеренно подкинула ему такую подлянку.— Я знаю, какая, — уверенно убеждал его Витек. — Эта сволочь — он! Этот дегенеративный урка, которого ты, Сергеич, зачем-то присобачил к нашему делу. Этот подонок наверняка не отключил сигнализацию и смылся до приезда мусоровозов. Надо было его кончить, надо!— Ты все-таки думаешь, это он?— Больше некому! Ты помнишь, как он, гнида, торопился уйти? Сидел, как будто ему шило в задницу воткнули.— Тварь! — Махров схватил со столика бокал с остатками водки и шмякнул его о стену.Стакан просвистел рядом с ухом Витька, и тот вовремя успел пригнуть голову. Махров, видно, уже отправил в стену пару-тройку бокалов, и Витек был настороже. Во всяком случае, вся противоположная стена гостиной, оклеенная белоснежными обоями, была в водочных разводах, а под ней лежала груда битого стекла. Выплеснув таким образом небольшую порцию раздражения, Махров ненадолго успокоился и попробовал поразмышлять.— Погоди, а сколько прошло времени, как он вскрыл дверь и впустил Карася. Не меньше получаса. Да ещё с полчаса они с Карасем ящик искали. Если бы сигнализация сработала, мусора минут через пятнадцать-двадцать уже были бы на месте — у них отделение в двух кварталах. Ну, не сорок же минут они собирались бы?Витек налил себе водки, заглотнул её одним глотком и набросился на закуску. Пока шеф ударился в воспоминания, можно спокойно перекусить. Он смахнул с тарелки ломтики ветчины, услужливо нарезанные охранником Сашей, и принялся за колбасу.— Не, Сергеич, — проговорил он с набитым до отказа ртом, — мусора могли и два часа собираться. Ночь ведь на дворе. Пока проснулись, да пока по тачкам расселись. Так что это он нам группу поддержки вызвал. Его благодари.— Ну, если это так, я ему лично между глаз маслину законопачу. Не люблю крови, но ему — не побрезгую.— Давай я, Сергеич. Я и брезговать не стану. Мне это в удовольствие. — Витек подмял уже все, что было на столе, и, нацепив на вилку последний колбасный кружок, пристально разглядывал его, не решаясь отправить в рот.— Да я знаю, тебе любого положить — удовольствие, — недовольно проворчал Махров, наливая себе ещё водки. Он махнул её и удивленно осмотрел пустой стол, пытаясь найти, чем бы закусить. Крикнул в кухню: — Сашок, принеси ещё чего-нибудь на зуб.Услужливый охранник притащил из кухни ещё пару тарелок со снедью. Поставив тарелки на стол, он удалился с важным видом, словно говоря, что вот он бы никогда не сел в такую лужу.— Скажешь, Сергеич, любого, — обиделся вдруг Витек, расчувствовавшись от выпитой водки. — Я же не киллер какой-нибудь сраный, который отца родного за тридцать сребреников в распыл пустит. Мне тоже человека мочкануть не в кайф. На душе скребет потом. Думаешь, я совсем ничего не чувствую? Только если от гниды какой-нибудь избавиться. Если для дела…— Для дела оно в кайф, да? — Махров уставился куда-то в пространство отсутствующим взглядом. Видать, его тоже проняло. Или он вдруг задумался о вечном, на что частенько накатывает после стакана. — А я, Витек, и для дела не могу. Так мерзко на душе. До тошноты. Как представлю себе бардовую липкую жижу, которая растекается, растекается, и вот начинает под тебя подтекать… М-м, не могу.— Стареешь ты, Сергеич, — констатировал Витек. — Извини, конечно, но такова се ля ви. Становишься слишком впечатлительным. Нельзя с такими чувствами дела делать. Совсем авторитет потеряешь.— Может и старею…— Вот потому всякие гниды, вроде Груздя, и лезут. Чувствуют твою слабину. Давно мы их мочили? Я уж и забыл, когда последний раз кого-то грохнули. Чулима, кажется, этого зарвавшегося ханурика. Когда это было? Полтора года назад. А надо все время о своей силе напоминать. Постоянно. Даже если нету повода.Махров налил себе полный бокал и хлопнул его в один присест, закусил бутербродом с ветчиной. Немного успокоился, расфилософствовался:— Да, это ты прав, о силе напоминать надо. Сталина почему боялись? Потому что о своей силе постоянно напоминал. По делу, не по делу — неважно. Главное, напоминать. Чтобы не забывали, кто главный пахан в стране. Вот кто был настоящий «авторитет». А мы перед ним — фраера недобитые. Шушера мелкотравчатая. Какой-то тухлый город держим. А он всю страну держал. Вот она — организованная на уровне государства преступность. А мы сейчас кто? Так, её загнивающие отростки.Боксер блаженно развалился в кресле, вытянув ноги на середину комнаты и положив огромные ботинки друг на друга. Прикрыл глаза, намереваясь поспать.— Ты вот о чем лучше думай, Сергеич — как теперь отмазываться будем? Если там у Груздя по делу написано, туго придется. Да и как бы Карась твой сраный нас не сдал. А то, может, пора манатки собирать и в бега?Махров поднял на него глаза, возмущенно дыхнул в его сторону перегаром, стукнул кулаком по столику, смахнув пару тарелок на пол.— Ты мне не указывай, о чем думать, сын драный! Я Карася знаю так давно, как ты маму свою не знаешь. А за него я, как за себя… Чтобы он кого ментам сдал? Скорее на себя наговорит. А бумажки эти выкупим. В ментуре всегда найдутся люди, которые хотят подзаработать. Я даже знаю одного. И ты его знаешь. Так что отмажемся, не впервой. И Карася отмажем. Чего ему опять на зону топать на старости лет! Дам ему бабок, пускай на воле отдыхает. Он свою работу сделал.Витек всхрапнул, приоткрыл один глаз, буркнул:— Тебе видней, Сергеич. — И погрузился в сон.На дворе уже стояло утро.Валера Груздь не привык ночевать в гостях. Он обожал свою трехспальную кровать, на которой можно было растянуться хоть вдоль, хоть поперек. Он вообще не любил тесноты. Малогабаритные квартиры, шестиметровые кухни, низкие потолки и узкие проходы были ему отвратительны. Он во всем предпочитал широту и размах. И крохотная танькина квартирка вызвала у него что-то вроде боязни замкнутого пространства. Несмотря на это, он остался у неё до утра.В первом часу ночи, совершенно разомлев от шампанского и вкусной еды, которую ей скормил Валера, Танька вылезла из-за столика ресторана «У Мартына», славящемся отменной кухней и благочестивыми нравами.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...