ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Прошелестела перед его носом розовыми бумажками.— Скажи спасибо, достала чуть ли не последние. Надо же мне было на вокзал таскаться! Но чего не сделаешь ради подруги. Держи.Танька положила билеты ему в руку. Андрей тупо смотрел на билеты, словно не понимая, что это за бумажки. Автоматически засунул их себе в нагрудный карман, продолжая задумчиво глядеть куда-то в пространство.— Я обещал Люське на ней жениться. Как порядочный человек, я просто обязан это сделать. А женитьба — это серьезно. Такими вещами не шутят.Танька опустилась рядом с ним на кровать, толкнула в плечо.— Эй, ты что? Бредишь, что ли? На ней нельзя жениться. Это просто невозможно. На мне пожалуйста. Только я ещё подумаю. Но на Люське? Тебя за одно намерение отправят на тот свет. Махров с тобой сразу разберется. Но если ты предпочитаешь подохнуть вместо того, чтобы спокойно сесть на поезд, тогда пожалуйста. Я тебя отговаривать не буду.— Я предпочитаю подохнуть, — проговорил он. — Я без неё не смогу жить.— Да ладно, все вы так говорите. — Танька даже засмеялась. — А неделю поживешь с ней и слиняешь, как будто тебя и не было. Потом не сможешь без другой жить. Был у меня такой. Три месяца жили душа в душу. Он мне тоже плел, что без меня жить не может. Жениться хотел. Я верила, как дура. А потом раз, и к другой ушел. Ни с того, ни с сего. Я даже не поняла, что произошло. Думала, он куда-то уехал. Теперь он спокойно без меня живет. Так что давай, проваливай. И не трепи Люське нервы. Она из-за тебя вообще до ручки дошла. В какую-то доходягу превратилась. Я же видела: мешки под глазами, руки трясутся, нечесаная, немытая. Как какая-то шлюха привокзальная. Понял? Давай, езжай! А то опоздаешь на поезд.Она подтолкнула его, чтобы он не засиживался. Он поднялся на ноги, сделал несколько шагов. Хоть и качался, но стоял твердо. Двинулся к двери.— Знаешь, как до вокзала доехать? — спросила она.— С закрытыми глазами.— У тебя деньги есть?Андрей сунул руку в карман рубашки, пошарил по карманам пиджака, потом брюк, ничего не нашел.— Нет.Танька хмыкнула, возмущенно покачала головой, открыла кошелек, вынула несколько десятирублевок. Добавила ещё сотенную.— На, держи. Возьмешь частника. За двадцатку до вокзала подбросит. Остальные на дорогу. Все, давай, двигай!Он, не глядя, сунул деньги в карман вслед за билетами. Да, теперь он не просто подзаборный бомж, а приличный человек. Есть билет и деньги на дорогу. Садись себе в поезд и езжай, куда глаза глядят. Что ещё нужно человеку, не обремененному семьей и домом?— Спасибо, Танька. Хорошая ты девка! Кто бы ещё так помог. Билеты купила. Зачем-то… — И он пошел к двери. Глава 28 Уже совершенно стемнело. Холодный осенний ветер подметал разбросанные опавшие листья, сгребая их в кучи по углам. Блеклые фонари высвечивали небольшие пятачки на тротуаре. Прохожие спешили добраться до горячего домашнего ужина.Андрей вышел из подъезда, запахнул поплотнее пиджачок, покинул двор и спустился на улицу. Мимо проносились машины, двигаясь навстречу друг другу. В сторону вокзала шел встречный поток, и ему нужно было перейти на другую сторону. Воспользовавшись просветом между машинами, он перебежал улицу и увидел на обочине «девятку», в которой отдыхал молодой парень. Андрей направился прямо к ней, постучал согнутым пальцем в боковое окно.Костя хмуро глянул на него, нехотя опустил стекло.— Шеф, подбрось до вокзала.— Куда подбросить? — удивленно пробормотал Костя, начиная осознавать, что это лицо он уже где-то видел. В памяти отчетливо всплыла фотография Волкова. Опер почувствовал, как у него побежали мурашки по спине. На всякий случай он сунул правую руку под мышку и снял пистолет с предохранителя.— До вокзала. За двадцатку.— Да я…— Ну, тридцатку. Здесь ехать минут пятнадцать. Дольше базарим.Костя закашлялся, лихорадочно соображая, что ему делать: выхватывать пистолет и стрелять Волкову по ногам или попробовать задержать его голыми руками, несмотря на то, что Самохин просил этого не делать. Конечно, можно ткнуть ему стволом под ребра и попросить не двигаться. Но вдруг Волкову это не понравится, и он начнет качать права. Тогда придется его убить. А это уж совсем ни в какие ворота! Покойники обычно уже ничего не рассказывают. Но похоже, тот не догадывается о его назначении и не собирается делать резких движений. Может, лучше не торопиться, а подвезти его на вокзал и задержать с помощью дежурных ментов?— Ну, давай, садись.Андрей обошел машину, открыл дверцу и уселся на сидение рядом с ментом.Костя запустил движок, стараясь быть предельно естественным, повернул голову и даже выдавил подобие улыбки.— Кто это тебя так разрисовал?— Споткнулся пьяный, — пробормотал Андрей. — Налетел на ограду.— А-а… — Костя включил первую передачу, тронул машину и погнал её к вокзалу.Минут через пятнадцать, как и предполагалось, они въехали на площадь перед зданием вокзала, потонувшем в огнях. Костя припарковал машину на подъездной площадке напротив главного входа. Андрей тяжко вздохнул: слишком часто он оказывался здесь за последние дни. Над входными дверями светились квадратные зеленые цифры электронных часов. Двадцать один ноль пять. До отхода поезда всего десять минут. Можно попытаться быстро проскользнуть в вагон под покровом темноты. Даже если на вокзале сидят менты, он сможет от них уйти. Он знает, как.— Приехали. — Костя дернул ручник и заглушил движок.Андрей вынул из кармана деньги, протянул ему три десятки.Костя, не глядя, забрал их, сунул в нагрудный карман. Напряженно ждал, как поведет себя Волков. Наверное, сейчас вылезет и отправиться в здание вокзала, и тогда он мгновенно свяжется с дежурными ментами. Вместе с ними задержать этого бандита раз плюнуть.Андрей взялся за ручку двери, и вдруг увидел в ветровом стекле глаза. Блики фонарей слились в одно светлое пятно, и в этом пятне явственно прорисовались два больших карих глаза. Уголки глаз сощурились, и казалось, что они смеются. Андрей видел их совершенно отчетливо.— Ну что? — Костя потянулся за полу пиджака.Андрей повернул голову, бросил на него взгляд.— Слушай, мужик, знаешь, где Разгуляево?— Что? Какое ещё Разгуляево?— Я покажу. Отвези меня туда. — Андрей положил на полочку оставшуюся сотню и провел рукой по шее. — Вот так надо! Вопрос жизни и смерти.Костя нервно сглотнул.— Чьей?— Моей. Это недалеко. Километров десять от города.— На ночь глядя?— До ночи сто раз вернешься.Костя тяжело вздохнул, судорожно обдумывая предложение непрошеного пассажира. Довольно рискованное предложение, надо сказать. Тащится к ночи за город, это вам не по центральной площади разъезжать в светлое время суток. Завезешь этого бандюгу куда-нибудь, а он схватит за горло и дыхнуть не успеешь. Конечно, сами не лыком шиты, всегда успеем вынуть ствол в нужный момент. Неужели Волков просек, что он мент. Но как? Хрен его знает, как, эти рецидивисты всегда ментов нюхом чуют. А может, ему, действительно, туда надо? А чего сразу не поехал? Хотел на электричке? Ну да, знаем мы этот поселочек элитный в Разгуляево, туда на электричке вообще никак не доберешься. Значит, к какой-то шишке едет. Может, отвезти и проследить к кому? Подождать подмоги и всю малину скопом… Эх, что-то там в школе милиции говорили про профессиональный долг. Кажется, настало время его исполнять.— Ну что, шеф, задумался?— Ладно, куда ехать? — Костя повернул ключ зажигания.— Давай в сторону цементного завода.Костя дал задний ход, выехал из ряда машин, припаркованных на площадке, развернулся и выскочил на проезжую часть. Машина понеслась легко и свободно по полупустой улице, словно сама торопилась ввязаться в схватку.Скоро они вылетели в район заводов. С одной стороны потянулся нескончаемый бетонный забор, разрисованный футбольными болельщиками.— Теперь все время прямо, — сказал Андрей.Они выскочили на Загородное шоссе, по которому час назад уходил махровский «мерседес».— Что, на электричке долго? — попробовал наладить разговор Костя.— Туда электрички вообще не ходят. — Андрей сосредоточенно смотрел вперед.— Ты что, живешь там, в этом Разгуляево?— Нет, в гости еду. Один хороший знакомый там живет. Хочу с ним повидаться.— Тот, кто тебя разрисовал?Андрей повернул голову, посмотрел на Костю.— А ты парень любопытный. Нарвешься когда-нибудь.— Работа такая… — брякнул Костя, не подумав.Андрей смотрел на него внимательно. Костя поймал его взгляд, заморгал часто-часто, пытаясь изобразить невинный интерес.— В смысле, весь день за рулем. Хочется с кем-нибудь поговорить.— Ну-ну, — кивнул Андрей. — Подругу мою обидели. Хочу, чтобы прощения, что ли, попросили. А то как-то сволочно выходит. Она в слезах, я уезжаю, как последний подонок. Бросаю её в такую минуту, когда ей хочется тепла и заботы. А, как считаешь?Костя согласно кивнул.— Конечно, пускай извиняться. Если бы мою обидели, я бы не простил.— Вот и я не могу простить. — Андрей отвернулся и стал смотреть вперед.Машина понеслась по темному шоссе, освещенному только бледным светом луны, казавшейся обгрызенным с одной стороны блином.Рядом с полосой дороги мелькнул в свете фар столб с синей табличкой «Разгуляево». За ним вдоль шоссе выстроились рубленые домишки с покосившимися крышами. Андрей заметил на другой стороне указатель с надписью «Дачный поселок».— Все, приехали, — сказал он.Костя тормознул на обочине. Андрей распахнул дверцу. Вылез из машины.— Спасибо, шеф.Он быстро направился по боковой дороге в сторону дач. Оглянулся на полпути.Косте пришлось развернуться и отъехать. Но отъехал он недалеко, только до крайнего дома. Там он съехал на обочину и встал. Выключил движок и габаритки, выбрался из машины, поставил её на сигнализацию и короткими перебежками рванул вслед за Андреем, который уходил по дороге в сторону поселка.Впереди из-за леска показались трехэтажные особнячки. Темная фигура Волкова маячила впереди на дороге, он быстро шел по обочине. Костя сохранял дистанцию. Вынул из кармана мобильный телефон.— Аркадий Михалыч, это Костя! Никак нет, не сижу у подъезда! Чего мне там сидеть? Плохо слышно, потому что я далеко. За городом. Следую за Волковым. Он от меня в двух шагах. Хочу узнать, куда направляется. Мы находимся в дачном поселке рядом с деревней Разгуляево! Километров десять по Загородному шоссе. Понял, Аркадий Михалыч, не вступать! Буду ждать! Но если что, действую по обстоятельствам, сразу предупреждаю, не взыщите потом.Он отключил телефон, убрал в карман.Волков шел вдоль глухих бетонных заборов, скрывающих за собой широкие не засаженные участки с солидными кирпичными коттеджами, освещенные кое-где блеклыми фонарями. Костя решил не выставляться напоказ, если Волков вдруг вздумает обернуться, и спрятался за угол крайнего забора, устроив себе неплохой наблюдательный пункт, из которого просматривалась вся улочка.Люська лежала на постели в спальне на втором этаже. Она была измотанная и уставшая, и на предложение Махрова сесть с ним за стол хорошенько перекусить ответила отказом. Ее препроводили в спальню, закрыли дверь на ключ и оставили в покое. Она пыталась уснуть и забыться, но сон не шел, все мысли путались в голове, нагоняя какое-то мрачное беспросветное ощущение конца.Внизу в столовой орали мужики, о чем-то спорили и кого-то ругали. Люська лежала спиной к двери, уткнувшись в подушку, но все равно услышала, как повернулся ключ в замке, открылась дверь и в спальню зашел Махров. Она почувствовала резкий запах прокуренного перегара. Неслышно ступая по мягкому ковру, он обогнул кровать и плюхнулся рядом с ней. Матрас задрожал под его телом.— Как ты себя чувствуешь, дорогая? — заплетающимся языком проговорил он и опустил тяжелую руку ей на бедро. — Ты все ещё на меня злишься, Люсьен? Ну и зря! Пойдем лучше за стол. Нам не хватает женского общества.— Отстань, — бросила Люська, отдернула ногу и легла на другой бок, повернувшись к нему спиной.Он похлопал её по бедру, потом по ягодице, засунул руку под юбку, погладил ляжку, обтянутую чулком. Она ударила его по руке ладонью, словно прихлопнула комара.— Чего ты злишься-то? — недовольно проворчал он. — Это я должен на тебя злиться. Был бы на моем месте другой, хотя бы тот же Груздь, он бы с тобой церемониться не стал. Знаешь, что бы он с тобой сделал, за то, что ты мне сделала?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...