ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Фрост остановился, сунул в зубы сигарету, прикурил от старенькой зажигалки, двинулся дальше.
Поравнялся с наблюдателями, повернул голову. Все в этих двоих — уверенная, небрежная стойка, внимательный, вбирающий все разом и ничего не упускающий взгляд, предусмотрительно расстегнутые пиджаки — выдавали опытных, знающих свое дело бойцов.
Наемник затянулся.
— Неужели приятно стоять столбами, когда вокруг так пасмурно и сыро? — проскрежетал он.
— Давай поговорим, — спокойно предложил человек повыше и поплотнее. Говорил он с несомненным западным акцентом.
— Валяй, говори, — ухмыльнулся Фрост, вынимая “Кэмел” изо рта и держа сигарету между большим и указательным пальцами.
— Возле моста мы, конечно, засветились, и ты все понял. Давай проясним положение. Мы не враги, мы — друзья. Поэтому воздержись от неразумных выходок. Иначе можешь пострадать.
Фрост промолчал, но слегка прищурился.
— В благополучии мальчика мы заинтересованы точно так же, как и ты.
— Приятно слышать, — рассеянно сказал наемник, изучая свои новые шестидесяти пяти долларовые туфли, начинавшие промокать и блекнуть. Больше ни за что не стану покупать подобных, подумал Фрост. Не везет мне с ними…
Второй человек откашлялся и вмешался в разговор:
— Удостоверений предъявлять не станем. Но поверь, Фрост, мы попросту обеспечиваем тебе тыловое прикрытие. Тебе — и мальчишке. Спокойно занимайся своим делом, бот и все.
— Врешь, как сивый мерин, — улыбнулся Фрост. — А возможно, и нет. Но только в этом случае все же изволь показать симпатичную книжечку и блестящий значок.
Сигарета, небрежно зажатая в пальцах наемника, догорела до половины.
— Неблагоразумное требование.
Фрост опять улыбнулся.
— Что же, я ждал такого ответа.
Наемник пожал плечами и точным щелчком послал окурок в лицо говорившему. Человек отшатнулся, отступил, вскинул руку к глазам. Спустя мгновение Фрост уже схватил его за лацкан и нещадно двинул коленом в пах.
Лезвие ножа тускло блеснуло и уперлось прямо в кадык второму.
Со стоном и немалым усилием распрямившись, первый незнакомец выдернул из-под мышки внушительный смит-и-вессон. Ухватил обеими руками, прицелился Фросту в живот.
— Замри!
Наемник вздохнул с невыразимым облегчением.
Если бы эта неприятная парочка принадлежала к бандитской братии, выстрел последовал бы тотчас, невзирая на приставленный к горлу товарища нож. Неприятель же вел себя вполне разумно, а посему, вероятно, и впрямь обладал значком ФБР. Американская и канадская полиция, невзирая на душераздирающие россказни обывателей, весьма неохотно отправляла людей на тот свет, а уж о собственных товарищах заботилась вовсю.
Однако, надлежало закрепить успех.
— Можешь палить, приятель, — осклабился Фрост. — Но пуля, видишь ли, не убивает мгновенно. Я успею перерезать эту нежную глотку, а не успею перерезать — надавлю и проткну. Повреждение трахеи само по себе угрожает жизни. А остановить кровотечение при подобном случае следует в пределах минуты. От силы — полутора. Ты что, медицинский гений?
Полторы минуты Фрост назвал наобум, однако человек с револьвером не страдал манией величия и не считал себя хирургическим светилом.
— Хорошо, — выдавил он хриплым голосом. — ФБР. Вот мое удостоверение.
Раскрытая книжечка в черной кожаной обложке очутилась на расстоянии фута от фростовского лица.
— Великолепно. То ли подлинное, то ли подделка — вопрос. Выяснение отложим, будем исходить из того, что сказана чистая и неопровержимая правда. Выкладывайте, в чем загвоздка.
Федеральный агент, которого Фрост готовился нанизать на клинок, отрицательно мотнул головой. Наемник еле заметно усилил нажим острия. Человек замер, точно каменное изваяние.
— Не валяй дурака, Фрост, — произнес первый. — Мы знакомы с твоим личным делом. Ты не из тех, кто хладнокровно прирежет полицейского. Довольно блефовать.
— Подробно поведаешь о моем личном деле вдове этого парня, — окрысился Фрост. — Изволь рассказать, зачем вы меня пасете.
Разумеется, капитан отнюдь не рассчитывал услыхать подлинную историю. Но удостовериться в том, что они и впрямь полицейские, следовало немедленно.
К тому же, понял Фрост, вся легенда, изложенная Эндрью Диконом, разваливалась на куски. И была полной, неведомо зачем измышленной сказкой. Сам Дикон, конечно же, знал, где зарыта собака, но предпочел сделать Фроста безмозглой пешкой в непонятной игре…
— Хорошо… За мальчишкой охотятся террористы… Заезжая сволочь. Намерены похитить, потребовать выкуп. Скартвелл, как ты убедился, неимоверно богат. Мы страхуем и мальчика, и тебя, и… Ну, понимаешь. Не доставало еще бандитского нападения посреди Канады, отстреливающегося американского наемника, трупов, шумихи в мировой печати…
Что ж, смахивает на правду. Не на полную, разумеется, но все же…
Именно поэтому Фрост и не поверил ни единому слову.
— Недобитые баадер-мейнхофские подонки? Да с ними справиться еще проще, чем с вами, братцы. Не извольте беспокоиться.
Фрост обернулся напоследок, отпустил полицейского, перехватил клинок.
— Ежели и впрямь читали мое личное дело, то знаете: я вполне прилично стреляю.
Наемник демонстративно сунул освободившуюся правую руку за отворот куртки, в пустую и бесполезную кобуру.
— Теперь вы оба! Швырните пушки в свою машину, туда, на сиденье. Малейшее ложное движение — или, не приведи Господи, третий, припрятанный ствол появится — не взыщите. Понятно?
Первый агент кивнул и повиновался. Туман понемногу превратился в мелкую, противную морось. Подойдя вплотную к наемнику и своему товарищу, полицейский забрал у коллеги пистолет, отправил вослед собственному.
— Теперь, — буркнул Фрост, — гони ключи от машины. Медленно и осторожно — или я надавлю на острие.
Агент обогнул автомобиль, выдернул ключ зажигания, оснащенный кольцом.
— Запри все дверцы. Быстро.
Полицейский исполнил приказание и приблизился.
— Я брошу ваши ключи рядом со своей машиной. Подбирайте и спокойно катите прочь. Но только не следом, понятно?
Фрост опустил герберовский нож, не вынимая правой руки из-за отворота куртки.
— Ты за это поплатишься, — прошипел обретший дар речи агент. — Либо прямо здесь, либо в Штатах. Обещаю: это тебе даром не пройдет.
Фрост ухмыльнулся:
— Не испытывай моего терпения, дружок. Я раздражителен и могу выстрелить в припадке чистейшего бешенства…
Спрятав нож, Фрост завладел автомобильными ключами и быстрым, пружинистым шагом направился к форду, где поджидали сгоравшая от беспокойства Бесс и Кевин Чильтон.
Потом припустил трусцой. Обернулся. Полицейские топтались рядом с линкольном. Промокший до костей, задним числом по-настоящему обозлившийся Фрост поднял руку, демонстративно зазвенел маленькой связкой ключей и метнул их в глубокую, большую лужу поодаль.
Бесс уже распахнула водительскую дверцу.
Глава шестая
Фрост выбрался из-под горячего душа, завинтил краны, стал вытираться мохнатым полотенцем. Слышно было, как серый, монотонный дождь колотит по гостиничным окнам. В комнатах царил полумрак, ибо наемник посоветовал до поры до времени не зажигать света.
Стоявшая рядом в одной лишь легонькой, напитавшейся паром и сделавшейся совершенно прозрачной блузке Элизабет хлопнула капитана по плечу.
— Кругом! Дай хорошенько разотру спину. Простуженный телохранитель — не работник.
— А кстати, где Кевин?
— В гостиной. Изучает математику. Фрост повернулся, взял со стеклянной полочки свежую черную повязку.
— Оставь, — попросила Бесс. — Я прекрасно знаю, как ты выглядишь, и ничуть не смущаюсь. Дай лицу передохнуть.
Элизабет окончательно высушила спину и грудь капитана, до красноты растерла кожу, подала купальный халат.
— Любовью, о мой старый добрый друг, — улыбнулась она, — займемся попозже. Сперва немного выпей. Нужно согреться полностью — не хватало только воспаление легких заработать.
— Федеральные ищейки не шибко боялись воспаления легких, — буркнул Фрост. — Чем я хуже, интересно?
— Ты лучше. Но они — моложе.
— Благодарствую, крошка, — вздохнул уязвленный Фрост.
— Марш в постель, и я хорошенько разотру тебе ноги спиртом.
— Откуда такая роскошь?
— То есть… Не спиртом, конечно, — джином.
— Ближе к истине.
— И запомни: я даже не подумаю лечь с тобою рядом, пока не согреешься полностью.
Фрост попытался обнять молодую женщину, однако Элизабет со смехом освободилась и ускользнула.
— Ну-ка, ложись… Кевин!
— Да!
— Я буду спасать Фроста от возможной простуды, растирать спиртом и поить горячим. А еще мы должны потолковать наедине о вещах, не предназначенных для постороннего слуха…
— Пожалуйста, — откликнулся Кевин. — Я все понимаю. Мама говорила очень похожие вещи, когда уходила в спальню вместе с папой. И дедушка объявляет о секретных переговорах, если запирается со своей секретаршей, мисс Экклер. Так что не стесняйтесь…
— Это не ребенок, — простонал Фрост. — Это…
— …умница, — подхватила Элизабет. — Ложитесь-ка на брюхо, милостивый государь. И дайте за собою поухаживать.

— Знаешь, у нас уже мог бы расти такой же мальчик… Стоило только пожениться сразу…
— Таким наш мальчик сделался бы еще через пяток лет. Но, во-первых, Кевин — малолетний гений, а во-вторых, даже снисходительнейший человек не сможет вообразить меня в роли отца.
— Я могу, — ласково улыбнулась Бесс.
— И крепко заблуждаешься. Лучше разденься окончательно, а?
— Через минутку-другую… Мышцы хорошо разогреты, давай-ка еще раз обработаю плечи.
— Ох! — непроизвольно вырвалось у Фроста. Изящные, тонкие пальцы Элизабет обладали неожиданной и немалой силой.
— Расслабься. Невозможно массировать напрягшегося пациента. Смотри, мышцы чуть ли не узлами собираются!
Фрост прилежно постарался лежать расслабившись.
— И давай поговорим начистоту.
— О чем? — с опаской осведомился наемник.
— Ты сам отлично знаешь, о чем. Тебя едва не убили в Бирме. А до того чуть не пристукнули неонацистские свиньи. А еще раньше…
— Знаю, знаю. Избавь от полного перечня, хорошо?
— Может быть, лучше избавить от моего присутствия? — жалобно спросила Бесс.
Ее руки ослабли, замедлили движение.
— Нет, об этом речи не было, — поспешил возразить Фрост, поворачивая голову.
— Как поживает спина? — промолвила Элизабет через некоторое время. — Есть улучшение?
— После операции в Израиле — не жалуюсь.
— И сколько, по-твоему, продлится это неимоверное везение? Сегодня ты вынул паршивый ножик и отправился брать за глотку двух вооруженных револьверами людей…
— Отличный ножик. Настоящий Гербер.
— Да тебя могли застрелить на месте!
— Что еще оставалось делать? Послать им воздушный поцелуй?
— Почему ты не хочешь найти обычную работу?
Фрост промолчал.
— Сам говоришь: Эндрью Дикон сделал из тебя подсадную утку. На месте Дикона я поступила бы точно так же. Ты — незаменимый кандидат в подсадные утки. Несравненный!.. Положи, пожалуйста, мои серьги на столик.
Подержав на ладони пару маленьких золотых сережек, Фрост вздохнул и определил их рядом с “Омегой” и хромированным браунингом.
— Какую же “обычную” работу предлагаешь выбрать?
— Это серьезный вопрос, или насмешка?
Лица подруги наемник не видел, но в голосе Бесс прозвучали дрожащие, обиженные нотки.
— Совершенно серьезный.
— Мы поженимся хоть когда-нибудь, или ты намерен держать меня вечной любовницей? Да к тому же не единственной? Ведь я знаю и про Сандру Линдсей, и про…
— Что я могу ответить? — искренне огорчился Фрост.
— Ничего не отвечай. Просто мне, сам понимаешь, не сладко.
Фрост начал было переворачиваться на спину, однако Элизабет прижала узкую ладонь к его затылку и удержала наемника на месте.
— Ну, обнимешь меня. Будешь любить. Ласкать. Но дальше-то — что? Я тоже люблю тебя, Фрост, очень люблю, — но что же нам делать?
Удрученно и глубоко вздохнув, капитан уставился мимо Элизабет, на блестевшие рядом серьги и браунинг.
— Я ведь уже не раз, и не два объяснял, Бесс! Нужно заработать. Заработать хорошие, настоящие деньги. Спекуляция оружием в Новом Орлеане выручила бы нас, позволила зажить по-иному.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...