ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


“Что за ребенок! — подумал Фрост. — Что за изумительный малыш!”
Атомной бомбой немедля завладели канадские специалисты и, с величайшими предосторожностями погрузив “свинтусам в особый трейлер, укатили прочь. Неделю спустя улетел в Соединенные Штаты Майкл О’Хара, призываемый служебной необходимостью. Они с Фростом обменялись адресами, пообещали ездить друг к другу в гости — ежели, конечно, разрешат обстоятельства.
Эндрью Дикону капитан Фрост очень долго и выразительно излагал по телефону все, что думал о нем самом в частности, и о службе Diablo в целом.
— Касаемо Кевина! — прорычал он под конец. — Лет через двадцать парень будет баллотироваться в президенты, помяни мое слово! И только попробуй проголосовать против!
— Что ты, что ты, Хэнк! — ответил Дикон с небывалой мягкостью. — Конечно, я проголосую “За”…
— Я вернусь и еще побеседую с тобой, старая боевая лошадь, — пообещал Фрост. Ухмыльнулся, положил трубку.
Израильтяне исчезли столь же неожиданно и загадочно, как и появились. Они промелькнули на сцене просто группой статистов, — однако, подумал Фрост, чрезвычайно полезных и нужных…
Террористы были почти полностью перебиты. Нескольких уцелевших захватили полицейские. Но не всех. На свободе по-прежнему оставались двое: сестра блондинки, застреленной Фростом на лугу, возле готовившегося взмыть “Нетопырям, и ее напарник. А сам “Нетопырь”, невзирая на чрезвычайные обстоятельства первого испытания, произвел истинный фурор. Военные вопили от восторга.
В довершение всего, Кевин, имевший случай управлять самолетом, внес пару-тройку дополнительных предложений, тот же час принятых к сведению инженерной братией.
Да, вздохнул Фрост. Рядом с этим ребенком чувствуешь себя полным и круглым остолопом…
Чильтоновский мерседес подкатил почти бесшумно, затормозил у бровки тротуара. Инженер вышел, приблизился, крепко пожал Фросту здоровую руку.
— Здравствуйте, капитан. А где Кевин?
— В магазине. Вместе с Элизабет.
Когда Фрост увидел доктора Чильтона впервые — бесчувственным, связанным, — он ощутил прилив яростной злобы: из-за тебя, дурака, все началось! Но теперь, помимо собственной: воли, наемник испытывал к сумасбродному авиаконструктору искреннюю симпатию. По ближайшем знакомстве Чильтон определенно понравился капитану.
— Папа!
Фрост обернулся и увидел Кевина, выскочившего из широких застекленных дверей, ринувшегося навстречу отцу каким-то противолодочным зигзагом: приходилось лавировать меж удивленными прохожими. Элизабет, несшая в руке небольшой сверток, появилась следом.
Фрост направился к ней, осторожно взял за локоть.
— Жалко, что Кевин не наш сын, — прошептала молодая женщина.
К собственному изумлению, Фрост машинально ответил:
— Да, пожалуй…
Чильтон стоял на месте и приветливо махал влюбленным рукой. Кевин бросился назад, по очереди обнял сперва Элизабет, потом наемника. Бесс ласково поцеловала мальчика.
— Хэнк!
— Что, воздушный ас?
— Давай иногда встречаться. Навещать друг друга. Ладно?
— Обязательно и непременно. Ведь мир очень тесен, сам хорошо знаешь, ты же гений…
Кевин засмеялся.
— До свидания!
— Чао, малыш! — ухмыльнулся Фрост. Он протянул Кевину здоровую руку, осторожно пожал детскую ладонь. Улыбнулся. Ребенок просиял, помахал обоим и ринулся назад, к отцу.
— Фрост, — шепнула Элизабет.
Наемник почувствовал, что женская туфелька, не особенно церемонясь, лягнула его раненую ногу. Поняв значение этого недружественного акта, Фрост поглядел вослед мальчику. Перевел взгляд на Элизабет. Потом окликнул:
— Кевин! Кевин!
Ребенок обернулся.
Фрост шагнул вперед, и мгновение спустя мальчик опять очутился подле капитана.
— Я буду скучать, — внятно и проникновенно сказал Фрост. — Очень. Честное слово.
Повиснув на шее наемника, Чильтон-младший завизжал от восторга.
— И я буду, Хэнк! Честное слово!
Оба расхохотались и расстались уже окончательно.
Мерседес мягко заурчал, тронулся и растаял в нескончаемом потоке мчавшихся вдоль широкой улицы автомобилей. Фрост поглядел на Бесс, неловко потупился. Попытался выдавить слово-другое, однако не сумел.
Послышался звонкий смех.
— Я могла бы разболтать об этом везде и всюду, вдоль и поперек! Но я не желаю губить суровый образ капитана Фроста — наемника и детоненавистника…
Фрост засмеялся в ответ, взял Элизабет под руку, двинулся рядом с нею по серому, чисто вымытому недавним дождем асфальту.
Завизжали, заныли, заскрипели тормоза.
— Опять Кевин, — ухмыльнулся Фрост. — Забыл поцеловать милую тетушку Лиз еще разок…
Послышался частый, странно глухой кашель. Настоящий приступ кашля — кто-то крепко простужен, подумалось Фросту. Элизабет внезапно отскочила — по крайности, так почудилось наемнику, — оступилась, упала. Фрост поневоле упал прямо на нее, ибо пуля ударила точно в ребро — туда, где у человека расположен примерный центр тяжести.
Еще не сознавая творящегося, по чистейшей привычке, Фрост выдергивал из наплечной кобуры хромированный браунинг.
Сбросил предохранитель. Взвел курок движением большого пальца. Повернул голову.
Рядом с тротуаром стоял урчащий автомобиль. Рядом с автомобилем стояла оскалившаяся светловолосая женщина. Рядом с женщиной пригнулся, держа обеими руками зловеще выглядевший револьвер, кудрявый мужчина.
Экипаж бензовоза!!! Ах ты!..
Женщина, для разнообразия, сменила МАК—11 на израильский “Узи” — трофейный, что ли? Похоже было, загадочные коммандос все-таки потеряли кого-то… Глушитель, впрочем, оставался прежним. Или точной копией прежнего, виденного Фростом в сосновом бору.
И на револьвере красовался такой же.
Фрост выстрелил.
Поскольку на хромированном браунинге никакого глушителя не было, толпа, продолжавшая более или менее невозмутимо спешить по свои делам, застыла, как один человек, а потом с воплями ринулась врассыпную. Пуля угодила в женщину. Та качнулась, потеряла равновесие. Но стрелять не прекратила. Элизабет опять вздрогнула и дернулась — попали в нее.
Тогда Фрост заставил себя тщательно взять прицел и выпустил еще два заряда. Голова блондинки разлетелась буквально вдребезги, тело шмякнулось об асфальт, на котором вылетевший из рук автомат оставил заметную выщербину.
Террорист, вооруженный револьвером, почему-то медлил до последнего мгновения.
Возможно, сестра убитой хотела насладиться местью вполне и единолично. Что ж, тем хуже для тебя, тварь кучерявая, тряпка безмозглая… Ствол браунинга мгновенно сместился на полтора дюйма.
Два новых выстрела. Мужчина стал валиться назад. И Фрост, уже уверенный в победе, опустошил обойму. Вытер со лба кровь — то ли свою, то ли Элизабет.
Террорист лежал на мостовой, раскидав руки и ноги, в классической позе киноактера, который изображает убитого.
Уронив браунинг, Фрост перекатился, глянул на Элизабет. Бледная, закусившая от боли нижнюю губу, молодая женщина все же умудрилась выдавить:
— Я не умру, Хэнк… Обещаю…
Кровь текла из левого плеча и правого бедра, просачиваясь даже сквозь плотное пальто верблюжьей шерсти.
Фрост лихорадочно отыскал и прощупал пульс любимой. Учащенный, однако равномерный. Перебоев, присущих сердцу после смертельного ранения, не замечалось.
Собственное ребро мало заботило Фроста, ибо дело обошлось просто сильной контузией — пуля ударила в увесистое лезвие герберовского ножа. Согнула его, конечно. Возможно, врачи отыщут перелом — во всяком случае, трещина обеспечена, — однако, не более того.
— Не шевелись, родная. Сейчас примчится “скорая помощь”. Все будет хорошо, увидишь.
— Я и не волнуюсь… Фрост…
— А?
— Пожалуйста… Пока не поздно… Подыщи себе другую… работу…
Наемник склонился, и легонько, с предельной осторожностью коснулся губами щеки Элизабет. Если даже я потеряю все, угрюмо подумал Фрост, я не потеряю тебя… Обещаю! Обещаю, любимая! Он обернулся-Посмотрел на тело погибшей блондинки, лежавшее менее чем в трех футах расстояния. Стиснутые пальцы продолжали сжимать рукоятку автомата. Фрост шагнул.
Еще раз пристально поглядел на убитую. И плюнул на нее.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...