ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Очень удобный для погонь, внезапных таранных ударов, сбрасывания со склона и тому подобных эволюции.
Фрост откинулся на спинку сиденья, проверил ремень безопасности, расстегнул ремешок наплечной кобуры. Преследователи выдали себя с головой и, разумеется, сами знали об этом. Оставалось ждать решительных — по всей вероятности, малоприятных — действий. Кто же именно движется по пятам? Вопрос был насущным, но совершенно риторическим. Прояснить обстановку могла только встреча лицом к лицу, а именно ее-то Фрост и намеревался избежать.
В конце концов, рассудил наемник, не исключено, что нефтяной магнат позаботился о дополнительной охране для внука. Выслал своего рода негласное прикрытие. Вполне разумно… Фрост припомнил рассказ Тартаро о немецких террористах, просочившихся в Канаду и намеренных учинить очередное злодейство. Скартвелл не хочет рисковать, и правильно делает. Малолетний наследник огромного состояния — добыча неплохая и весьма желательная.
А возможно, старик вовлек в дело ФБР. Ведь обратиться в службу Diablo ему рекомендовали оттуда. Либо миллионер потихоньку заручился поддержкой Федерального Бюро, либо само бюро взялось прикрывать Кевина по собственным соображениям.
Фрост покосился на мальчика, затем опять поглядел в зеркало. Черный автомобиль пропал из виду. Что ж, если по пятам движутся профессионалы, им самое время сменить машину…
— Вы по-прежнему исходите из предположения, что за нами следят? — осведомился Кевин.
Мальчишка произнес эту фразу, даже не потрудившись оторвать взгляда от раскрытого учебника.
— А ты откуда знаешь? — спросил Фрост. Он, разумеется, и намеком не сообщал юному Чильтону о своих мыслях.
— Я обратил внимание на усложненный и противоправный маневр, совершенный вами немедленно за мостом. Помимо этого, не присущая представителям вашей профессии задумчивость весьма красноречива. С достаточной уверенностью могу сказать: вы заподозрили погоню.
— Разреши задать вопрос.
— Будьте любезны, — снисходительно улыбнулся Чильтон, поворачивая голову.
— Каким, черт побери, образом ты, будучи на тридцать с лишком лет моложе, ведешь себя, как человек на десять лет старше? А?
Ответа Фрост не услышал, ибо немедленно отвлекся, увидев за собой тускло-зеленый автомобиль, вынырнувший из-за поворота и пристроившийся ярдах в пятидесяти позади. Следующие пятьдесят миль Фрост решал довольно хитрую задачу: притормозить ли, вынудить ли этих неведомых “пастухов” уйти вперед? С другой стороны, догадавшись, что обнаружены, люди в зеленой машине могли, в свою очередь, затормозить и завязать с наемником и мальчишкой близкое, неприятное знакомство. Даже обменяться “артиллерийским салютом”. А это уж никуда не годилось бы.
Фрост воздержался от экспериментов, и ничего из ряда бон выходящего не последовало.
Уже смеркалось, когда капитан пересек городскую черту Монреаля, отыскал улицу Св. Екатерины, затормозил у входа в гостиницу. Кевин мирно спал на переднем сиденье, убаюканный однообразной поездкой. Сперва наемник решил было не тревожить мальчика до последней минуты, но передумал, растолкал и вместе с ним вошел в просторный вестибюль.
Рисковать попусту не стоило.
Кевин продолжал дремать на ходу. Измотался, подумал Фрост. В конце концов, парню только семь, хотя и болтает он похлеще любого академика…
— Поднять я тебя поднял, — улыбнулся наемник, опуская ладонь на мальчишеское плечо. — А вот разбудить позабыл.
— А?.. Что?.. Я еще не…
— Идем, идем, — сказал Фрост уже гораздо резче, и потряс Кевина гораздо внушительнее.
— Где мы, капитан Фрост?
— В Монреале. В гостинице. Нужно отметиться у клерка, потом, если хочешь, отправимся поужинать.
— Хорошо, капитан Фрост.
— Послушай, ведь я не зову тебя мистером Чильтоном? Правда?
Кевин медленно помотал головой.
— И ты не зови меня капитаном Фростом. Просто Хэнк. Это придется в самый раз. Уговорились?
— Уговорились, — пробормотал Кевин со слабой улыбкой.
Невзирая на все укоренившиеся предубеждения, Фрост начинал испытывать к юному гению нечто вроде симпатии.
Наемник зарегистрировался в номере из двух смежных комнат. Проследил за доставкой багажа. Затем уговорил Кевина возвратиться в машину, и отправился в небольшой итальянский ресторан, где Чильтон уписал огромный гамбургер, а Фрост ограничился тарелкой спагетти с томатным соусом.
Потом они возвратились в отель.
Кевин включил телевизор, а наемник налил себе немного виски со льдом и перелистал глянцевый роман, прихваченный мальчиком из автомобиля.
— Эгей! — воскликнул Фрост четвертью часа и двумя главами позднее: — Дедушка знает, какую беллетристику ты изучаешь? Это, мягко выражаясь, откровенная повесть…
Кевин оглянулся, лениво посмотрел на Фроста, который привольно растянулся на кровати, подложив под голову сразу две подушки.
— Мой дед резонно и справедливо считает меня достаточно взрослым и зрелым человеком, чтобы определять круг чтения по собственному выбору.
— Да, но…
Фрост осекся. Он уже намеревался выпалить: “Да я бы своему сыну оборвал уши за подобное!” Но понял: именно в этом и дело. Кевин отнюдь не его сын.
Около часа ночи наемник уговорил подопечного улечься, предварительно загнав его в душевую. Странным образом, невзирая на гениальность, Кевин был весьма ленив по части мытья. Как оно и полагается обычному семилетнему ребенку.
Еще через час наемник тоже начал клевать носом. Он захотел было выключить свет, но передумал, заглянул в соседнюю комнату, убедился, что Кевин давно, и вполне мирно, посапывает. Фрост вернулся к себе, присел на краешек постели, вынул из внутреннего кармана бумажник. Посмотрел на цветное фото Элизабет. Светлые волосы, зеленые глаза, хорошенькое лицо…
Завтра — нет, уже сегодня, — он увидится с Бесс.
Фрост откинулся на подушки и, не выключая лампы, задремал.

Завтракали в том же самом итальянском ресторанчике. Застольная беседа вращалась, в основном, вокруг фростовского браунинга.
— Как вижу, — веско произнес Кевин, — вы приверженец легкого длинноствольного оружия, чьи заряды сообщают пуле большую начальную скорость и производят неизмеримо больший шоковый эффект, нежели крупнокалиберные пистолеты с короткими стволами, сохраняющие достаточную убойную силу только на близкой дистанции. Кажется, исследовательские институты, работающие на полицию, пришли к такому же выводу и дали службам правопорядка соответствующие рекомендации.
— Послушай, на свете осталось хоть что-нибудь, чего ты не знаешь? — почти жалобно полюбопытствовал Фрост.
— Безусловно, — улыбнулся Кевин.
Фрост кивнул и потребовал у темноволосой официантки счет. Любезно откланялся, усадил мальчика в машину и поехал в аэропорт. Самолет, на котором летела Бесс, опаздывал и должен был приземлиться лишь через час. Предстояло убивать время. Фрост решил погулять с Кевином в окрестностях взлетного поля, показать подопечному самолеты, поболтать о том, о сем.
Прогулка превратилась в подробную лекцию о новейших летательных аппаратах, прочитанную Кевином и ошеломленно выслушанную Фростом. Когда вконец уничтоженный морально капитан догадался поглядеть на циферблат “Омеги”, до встречи оставалось не более трех минут. Фрост ринулся к пассажирскому выходу бегом, волоча мальчика на буксире.
Электронное табло сообщило, что самолет уже приземлился. Но только двадцать минут спустя наемник увидел хорошо знакомое, любимое лицо. Элизабет миновала паспортный контроль одной из первых.
Светлые волосы были коротко подстрижены и едва достигали плеч. Коричневое, туго подпоясанное пальто с огромным меховым воротом… Сапожки — тоже коричневые; а с правого плеча свисает большая дорожная сумка. Тоже коричневая.
Что ж, Элизабет всегда умела выбирать подходящие друг другу цвета.
Она увидела Фроста, замахала рукой, бросилась бежать навстречу. Безо всяких особых церемоний подтолкнув Кевина, капитан ринулся к подруге. Они остановились, разделяемые каким-то ярдом свободного пространства, среди толчеи, сопутствующей каждому прилету, среди гомона, металлического кваканья из многочисленных репродукторов, сообщавших последние сведения попеременно по-английски и по-французски.
— Здравствуй, Фрост!
Наемник сделал широкий шаг, обнял Элизабет за талию, притянул к себе.
— Идем, — произнес он почти шепотом.
И, нимало не стесняясь присутствием Кевина, поцеловал женщину прямо в губы. Обернулся, поглядел вниз, отступил.
— Прошу прощения. Знакомьтесь. Кевин, это Бесс Столлмэн, моя… мой старый добрый друг.
Фрост улыбнулся и поглядел на Бесс. Зеленые глаза лукаво блеснули в ответ. Согнав с лица улыбку, Фрост продолжил с преувеличенной серьезностью:
— А это — Кевин Чильтон, тот самый молодой человек, которого я имею честь сопровождать, пока не появится его отец, известный ученый Мильтон Чильтон.
Бесс уже присела, и лицо ее оказалось вровень с физиономией Кевина. Мягким, ласковым голосом женщина осведомилась:
— Так, значит, вы и есть обладатель неимоверно светлой головы? Очень рада встрече, Кевин. Очень.
Она подняла голову и задорно передразнила наемника:
— Мы с капитаном Фростом — старые добрые приятели. Польщена, что он позаботился представить нас друг другу.
Фрост буквально просиял и выпалил:
— Тогда предлагаю позавтракать основательно, а потом Кевин посмотрит передачу по телевизору, или подремать уляжется, а мы… а мы спокойно уединимся и побеседуем.
— Спокойно уединимся, Фрост?
Элизабет покосилась на Кевина, затем перевела взгляд на капитана.
— М-м-м-да… Я хотел сказать… Ну, то есть…
— У меня есть предложение получше. Основательно позавтракаем, а потом, вместо сна или телевизора, предложим Кевину хорошую прогулку по Монреалю. Вообразим себя простыми туристами, посмотрим все местные достопримечательности, а?
— Да, но…
— Что — но? — полюбопытствовала Бесс. И положила руку на плечо мальчика.
— Ничего, — пробормотал Фрост и скрипнул зубами.

Захлопывая крышку багажника, Фрост узрел неподалеку знакомый черный “линкольн-континенталь”.
Номерные знаки — пенсильванские. Тот же автомобиль, что накануне упорно ехал следом на протяжении пятидесяти с лишним миль. Рядом с линкольном стояли двое в темных, красноречиво расстегнутых костюмах-тройках и темных очках.
Изучив старых знакомых, Фрост обогнул свой форд-LTD и постучал костяшками пальцев в пассажирское стекло. Элизабет завертела рукояткой.
Фрост вручил ей ключи от машины, быстро покосился в сторону соглядатаев, извлек и просунул внутрь знаменитый хромированный браунинг. Элизабет округлила глаза, уставилась на оружие, потом на Фроста.
— Свой револьвер ты, как пить дать, оставила дома, — пояснил наемник. — Ежели что-нибудь не заладится, немедленно запускай мотор и уносись без оглядки. До первого телефона-автомата. Затем тормози и вызывай Королевскую Полицию.
— Что случилось, Хэнк? — вопросил расположившийся на заднем сиденье Кевин Чильтон.
Фрост опять обернулся. Обладатели темных вечерних костюмов не выказывали ни малейшей враждебности. Просто стояли возле черного линкольна и созерцали происходящее.
— Понятия не имею, — ответил Фрост. — Но, ежели случилось, держись подле Бесс и слушайся каждого ее слова. Так будет спокойнее. И безопаснее.
Мальчик заерзал и посмотрел в окно.
— Эта черная машина преследовала нас вчера, — сказал он. — Я запомнил номер.
— Наблюдательный субъект, — осклабился Фрост. Наклонился, легонько чмокнул Элизабет в щеку.
— Пожалуйста, Хэнк, умоляю.
Однако наемник уже развернулся и зашагал прочь, пересекая стоянку, сближаясь с незнакомцами.
Сгущался холодный туман. Фрост поежился, поднял воротник твидовой спортивной куртки. Петляя меж запаркованных автомобилей, капитан проверил, на месте ли герберовский нож, удобно ли засунут за брючный ремень. Маленький клинок оставался теперь единственным оружием. Незаметно вынув кинжал, чье лезвие было выковано из крепчайшей инструментальной стали, Фрост засунул его острием вперед в левый рукав.
Кисть руки пришлось легонько согнуть и напрячь, дабы нож не выскользнул.
Стоящая возле черного линкольна пара и глазом не моргнула, наблюдая за приближением подопечного.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...