ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Впрочем, ни единого угрожающего жеста О’Хара не сделал. То ли по соображениям благоразумия, то ли из возникавшей невольной приязни. — Получишь пару этих пуль — мало не покажется.
— Бога ради. Но при любом исходе стычки получишь пару этих, — осклабился Фрост, подобным же внушительным, но лишенным всякой враждебности жестом демонстрируя браунинг. Спрятать его после столь успешной стрельбы наемник попросту не успел.
— Обожаю честные соглашения, — хмыкнул О’Хара. — Думаешь, ты действительно справишься со мною в перестрелке?
— Уверенности нет, однако, надеюсь. Рассчитываю справиться.
— Капитан Фрост! Будьте благоразумны! Совместное путешествие исключается!
— Что ж, — тяжело вздохнул наемник, — тогда предлагаю следующее. Преклоняйте слух и внемлите.
— Внимаю. Только чему? — не без нотки подозрения в голосе осведомился О’Хара.
— Либо вы совершаете приятное путешествие в моем обществе — либо затеваете не слишком приятное странствие в компании Карла. Простите, — вежливо прибавил Фрост, — но само положение вещей не оставляет мне выбора. Вы — профессионал, и, надеюсь, поймете…
О’Хара застыл и задумался.
— О’кей, — вымолвил он под конец, и то ли задумался, то ли выдержал надлежащую паузу: — Согласен, и принимаю. Но, прости за нескромное напоминание… Ты меняешь армии, как перчатки, верно?
— Пожалуй, да.
— Армией, куда ты поступил служить нынче, командую я. Собственной персоной. Ты поступаешь как ведено, и когда ведено, и в точном соответствии с тем, что, и как ведено. Уговор?
О’Хара помедлил и намертво застегнул кобуру под левой мышкой, давая знать, что распоряжения окончены и подчиненному доверяют всецело.
Фрост улыбнулся:
— Справедливое требование. Но все едино дурацкое. Слушаюсь и повинуюсь, ваше высокопревосходительство?
Глава десятая
— О’кей, — начал свою предположительно пространную речь О’Хара. — О’кей…
Фрост созерцал собеседника, восседая у маленького движка — в точности такого, какой купил позавчера он сам в Монреале, на корме эйвоновской лодчонки — в точности такой же, какую испакостили заезжие террористы. Здесь О’Хара оказался, к сожалению, сущим пророком. Беглецы не преминули вывести из строя все обнаруженное имущество противной стороны.
Что ж, подумал Фрост, досадный для меня, однако совершенно разумный образ действий. Сам поступил бы точно так же…
Наемник откинулся поудобнее и приготовился внимать.
— О’кей, — в третий раз произнес ирландец.
— Пластинку заело? — осведомился Фрост.
— Заткнись, — беззлобно огрызнулся федеральный агент.
— Повинуюсь, ваше высокопревосходительство.
— Понимаешь, мы разузнали: поганые недобитки Баадер-Мейнхофа просочились в Канаду. И намечают они что-то уж совсем из ряда вон выходящее. Вот потому я и здесь. Канадцы образовали нечто вроде истребительной группы — с единственной целью: отыскать эту сволочь и поговорить с нею по душам. И возникло очередное международное сотрудничество. Американо-канадское. Верней, учитывая соотношение участвующих сил, — ухмыльнулся О’Хара, — канадско-американское.
— Уразумел, — вставил Фрост. Ирландец откусил изрядный ломоть сандвича с ветчиной, изготовленного Бесс, прожевал и продолжил:
— Мы исходили из предположения — по крайности, я исходил: ежели выродки и впрямь намереваются учинить нечто впечатляющее, им придется для начала украсть “Нетопыря”. Доктор Чильтон, пока его не похитили, действительно попросил привезти мальчика. Я уговаривал, доказывал, ругался — и все впустую. Comprendes?
— Comprendo, — кивнул Фрост.
— Тогда, убедившись в тщете помыслов и затей человеческих, я обратился к любящему деду. К господину Скартвеллу. Но тот произнес примерно то же самое.
— Разумеется.
— Чильтон умудрился выкроить часок и вырваться с базы в город. Это бывало и раньше. Причем хитрый дурень постоянно пытался ускользнуть от своего телохранителя. То ли к любовнице рвался, то ли просто хотел побродить на приволье — понятия не имею. Обычно подобные затеи кончались провалом и дружелюбным выговором. Охранники, впоследствии, животы надрывали, слушая, как Мильтон Чильтон прилежно старался обставить их товарища. К великому сожалению, один раз это ему удалось…
О’Хара кивнул в сторону Бесс.
— Мы рассчитали все возможные разновидности продолжений — но вы уже полным ходом неслись в Монреаль.
— Разумется.
— После того, как ты и мисс Столлмэн прихлопнули в гостинице этого бывшего Королевского Конника, мы пытались дозвониться, встретиться — но вы уже улизнули. Славно улизнули, должен сказать! И от местного закона, и от меня самого. Пришлось хорошенько подумать и догонять по реке. Вот и догнали… Вопросы?
— А какого же, прости, лешего ты не уведомил службу Diablo о происходящем? — полюбопытствовал Фрост.
Наемнику очень хотелось выкурить сигарету, но рисковать огнем в резиновой лодке он так и не решился.
— Н-ну… Вообще-то мы стараемся сообщать посторонним как можно меньше. Сам рассуди. Эндрью предупреждает, что по пятам двинутся террористы. Капитан Фрост приводит себя в полную боевую готовность и начинает орудовать сообразно давним и неплохим навыкам… Понимаешь, как могло обернуться дело? Канадцы и так рвут и мечут по поводу нашего вмешательства. Оставить за собой целую цепочку трупов значило бы нажить неприятности себе самому и Соединенным Штатам в целом. Ты и так едва не перебил преследователей в черном линкольне, — ухмыльнулся О’Хара. — Добро еще, документы у них оказались на месте и в порядке… Ты искренне решил, будто по пятам движется ФБР. А вот с КККП у них осечка вышла.
— Простите, — перегнулась вперед Элизабет.
— Да?
— Как вы намерены — я имею в виду не лично вас, а все агентство, — как вы намерены объяснить полное бездействие перед лицом очевидной опасности, возникшей для мальчика?
— Ага, — поддержал Фрост. — Совершенно резонное замечание.
— Видите ли, мальчик и опасности-то настоящей не подвергался. Его неутомимо пасли — при помощи покорного слуги, — ухмыльнулся О’Хара. — Покуда парочка самозванных любителей не принялась орудовать на собственный страх и риск. За террористами следили, их непрерывно держали под наблюдением, с ними сладили бы, не сомневайтесь. Управиться с вами оказалось куда сложнее.
— М-м-м… — задумчиво промямлил Фрост. — Я слежу за вашими рассуждениями. Вполне одобряю выводы. Но что же дальше?
— Теперь, маэстро, возникает новый карамболь. Выродки своего добились. Получили не только доктора, но и его чадо. Отныне мерзавцы могут рассчитывать на подробнейшие сведения касательно бомбардировщика.
— По-прежнему считаете, что самолет намереваются выкрасть? — спросил Фрост.
— Пожалуй. А при неудаче — изгадить до полной непригодности. Знаете, сколько времени потребуется, чтобы создать второй опытный образец?
— Кража плутония. Ваши выводы?
— И об этом проведали? — О’Хара насторожился.
— Элизабет рассказала, — пояснил Фрост. — Она репортер и поневоле знает о подобных вещах.
Бесс еле заметно улыбнулась и положила щеку на плечо наемника.
— Напрямик связывать покражу с намеченной диверсией не могу, но совпадение маловероятно. Здесь уже не первую неделю приключаются странные стечения обстоятельств. Чрезвычайно странные.
— По-вашему, господин О’Хара, — вмешалась Элизабет, — нас опередили намного?
— По-моему, да.
— Кстати, я что-то не слыхал, как налетчики отваливали от берега, — задумчиво произнес Фрост. — Мотор гремел бы вовсю.
Ирландец перелистал небольшую записную книжку, отыскал нужную страницу, сказал:
— Три недели назад… Угнали восьмиместный катер, на этой же реке. Именно такой, пожалуй, им и требовался: вместительный, сравнительно маленький, прыткий. Один стационарный и два навесных мотора — на случай непредвиденной нужды. Ох, и жрут же горючее, должно быть!
— Вот-вот… Но я должен подумать…
— А далеко успели они, по-вашему, убраться? — спросила Элизабет.
— Скорее всего, нет… — начал было О’Хара.
Фрост вмешался:
— Они могли запастись двумя десятками больших канистр. Достанет на много миль.
— Верно, — согласился О’Хара.
Окончилось утро, миновал день, близился солнечный закат, а надувная эйвоновская лодка продолжала скользить по водной глади. Всякий раз, когда трое членов экипажа подмечали на берегу пригодное для высадки место, Фрост сбрасывал обороты, и три пары глаз внимательно выискивали следы преследуемого катера.
Притоков было в избытке, но мелководных и узких, неспособных пропустить судно с достаточно большой осадкой. Надлежало мчаться вперед, и только вперед.
Туда, где в руках террористов находился Кевин, влекомый на свидание с отцом — однако отнюдь не такое, на которое мальчик рассчитывал раньше. Чильтону-младшему предстояло сделаться простой отмычкой, способной вскрыть секретный сейф… Убедить, заставить Чильтона-старшего разговориться.
А что случится с мальчиком впоследствии?
Ответ был очевиден для наемника. Да и для ирландца, безусловно, тоже. Если Элизабет предполагала истину, то скрывала свои подозрения с редким хладнокровием и мужеством.
Скорее всего, грустно подумал Фрост, судя по знаменитой на весь мир изобретательности людей Баадер-Мейнхофа, обоих — и сына, и отца, доставят прямиком к домашнему порогу. Изрешеченных, истерзанных, вполне и совершенно мертвых.
Вечерняя темнота спускалась над водами. Фрост поплотнее запахнул парку, но озноба отчего-то не поубавилось…
Глава одиннадцатая
Таиться далее было ни к чему, ежели кто-либо из КККП, до сих пор не получившей радиограммы от ирландца, и лихорадочна разыскивавшей Фроста, Бесс, О’Хару и Кевина, заметит костер — тем лучше. А если их обнаружат террористы, задача поисковой группы лишь облегчится…
Бесс наскоро заваривала кофе, а Фрост лежал на подстеленном одеяле, опираясь на локоть и разглядывая подругу. При этом наемник непроизвольно стискивал и разжимал кулаки: несообразный с нежным взглядом жест, однако краешком сознания Фрост продолжал думать о Кевине и похитителях, а полностью укротить естественную в подобном случае злость — попросту не в человеческих силах.
О’Хара чистил свой внушительный револьвер и еле слышно мурлыкал старинный ковбойский мотив. Еще раньше Фрост увидел, что смит-и-вессон, подобно его собственному браунингу, хромирован, и мысленно поставил ирландцу пятерку за сообразительность. Вороненая сталь очень устойчива к влаге и прочим неблагоприятным воздействиям, однако хром защищает еще надежнее.
О’Хара начинал положительно нравиться Фросту. Наемник не слишком-то жаловал государственные службы и сотрудников, работавших там, но ирландец явно отличался от себе подобных в лучшую сторону. Спокойный, отважный, знающий дело — и начисто лишенный снисходительного высокомерия федеральных агентов.
Наемник закурил.
О’Хара поморщился.
Он, видимо, не любил табачного дыма. По крайности, Фрост еще не видел в его зубах сигареты.
Зато увидел нечто иное. Правда, не в зубах. Но куда более любопытное. Пристегнутую к правой голени плоскую кобуру с маленьким, столь же плоским револьвером. Чрезвычайно разумно, и всегда обеспечивает запасным стволом в непредвиденных случаях.
— Эй, дружище!
— Да? — поднял голову ирландец.
— Что за систему ты приспособил на щиколотке?
— Систему?.. А!
О’Хара поглядел на Фроста через пляшущее пламя костра.
— Смит-и-вессон шестидесятой модели. А теперь любезность за любезность. Сиречь, встречный вопрос.
— Валяй, — улыбнулся Фрост.
— Я, видишь ли, не раз и не два сталкивался с людьми твоего пошиба. Даже держал нескольких, — невесело хмыкнул ирландец, — под следствием. Знаю людей этого сорта, все они в чем-то весьма похожи. Один психологический тип, разумеешь?
Фрост кивнул.
— Но ты отличаешься от остальных. И крепко отличаешься. Ты, к примеру, искренне обеспокоен судьбой малыша и, сдается мне, готов с бешеной гориллой вступить в рукопашную, лишь бы отбить его. Как, между прочим, и эта достойная леди.
— Не сомневайтесь, — улыбнулась Элизабет. — Даже с бешеным носорогом.
— Не сомневаюсь. Влюбленные — прошу прощения, коль скоро сказал бестактность, — влюбленные почти всегда мыслят в одном направлении.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...