ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Вновь поднялся и, пригибаясь, бегом пустился вверх по откосу, ведшему к домику Фулмера.
Громко заскрипела дверь.
С похвальным проворством наемник шлепнулся в канаву, служившую для отвода воды, чертыхнулся. С неменьшим успехом он мог бы залечь посреди болота.
Трое бандитов и Спарки Фулмер шагали по направлению к автомобилю. У переднего грабителя находился в руке увесистый коричневый мешок. Содержимое кассы, надо полагать, подумал Фрост. Кобура, неизменно пристегнутая под левой мышкой Фулмера, пустовала. Позади, нагруженные охапками автоматических винтовок, шествовали остальные незваные гости. Из каждого их кармана торчала пистолетная или револьверная рукоять.
Фрост поспешно пополз вдоль канавы, смаргивая дождевую воду, стекавшую по лбу прямо в глаз. Обладатель денежного мешка открывал дверцу машины. Замыкающий помедлил и обернулся в сторону стрельбища. Наверное, смотрит, чем занимаются приятели, подумал Фрост.
Увидав, что приятели уже навряд ли в состоянии заниматься чем бы то ни было, он разинул рот.
Фрост выставил дуло пистолета-пулемета над закраиной канавы.
— Сдавайтесь, вы окружены! — рявкнул он, стараясь придать голосу побольше убедительности.
Грабитель вздрогнул, крутнулся, и наемник всадил три пули в его по-прежнему разинутый рот. Прицелился в другого бандита, краем глаза подметил, как Спарки опрокидывается и откатывается, чтобы выхватить у мертвеца пистолет, а заодно и убраться подальше от шального выстрела.
Второму противнику Фрост угодил в плечо. Штурмовые винтовки — штук шесть или семь, — так и посыпались наземь. Правая рука незнакомца повисла плетью, но все же он выхватил пистолет левой. Умудрился дважды выстрелить, взметнув грязевые всплески у самого фростовского лица.
Быстро протерев заляпанный глаз, наемник начал было нажимать гашетку, но справа гулко грянул сорокапятикалибериный револьвер. Спарки тоже не бездействовал. Бандит переломился пополам и рухнул под ноги владельцу стрельбища.
Третий, и последний, налетчик уже сидел за рулем автомобиля и во весь опор уносился прочь по скользкой, размытой грунтовой дороге. Ехал он задним ходом.
Фрост открыл огонь по радиатору и ветровому стеклу, однако расстояние было уже чрезмерным для KG—9. Машина благополучно описала полукруг. Заскрежетала переключаемая передача, автомобиль ринулся к асфальтовому шоссе, петлей огибавшему близлежащий лесок и выходившему на федеральную магистраль.
— Ты цел, Спарки? — заорал наемник.
— Да! Немного добавил этому герою, — Фулмер махнул стволом в сторону стонущего преступника. — Но жить, кажется, будет. И ведь предупреждали меня фараоны: держи, дружище, ухо востро! Это беглые. Из миссурийской тюрьмы. Смылись неделю назад. И, вообрази, все как один мотали срок за убийство! Недурная компания?
— Куда уж изысканнее!
— А что делать с этим выродком? — Спарки возбужденно сверкнул глазами и посмотрел вослед уносящейся машине.
— Сейчас разберемся, — ответил Фрост.
Он смахнул с лица дождевые капли, заменил наполовину опустошенный магазин и пустился бежать к асфальтовой дороге. Пересек ее, исчез меж деревьями.
Мокрые листья и ветви хлестали Фроста по лицу. Куртка трещала, цепляясь за какие-то мерзкие, чуть ли не дюймовые и преотменно острые шипы. Капитан тщательно защищал поднятой ладонью правый глаз, ибо ничего хуже, чем ненароком выбить его, не мог и вообразить.
Наконец, он достиг противоположной опушки, миновал полосу мокрой травы, опустился на колено у асфальтовой кромки, дожидаясь, пока машина преступника опишет полукруг и устремится вспять, прорываясь к магистральному шоссе.
Ожидание не затянулось. Огромная колымага мчалась едва ли не на предельной скорости. Фрост поудобнее ухватил пистолет-пулемет обеими руками, дважды нажал гашетку. Затем еще дважды.
Затрещали, зазвенели, посыпались автомобильные стекла. Оглушительно лопнула шина. Автомобиль вильнул, перелетел придорожную канаву, подпрыгнул, перевернулся, со всего размаху врезался в столетний дуб.
Для пущей верности Фрост прицелился в бензиновый бак и выстрелил опять. Раздался глухой, урчащий взрыв.
У наемника достало опыта и сообразительности рухнуть плашмя и спрятать лицо. Невзирая на холодный дождь, волна горячего воздуха полыхнула испепеляющим жаром, прокатилась, исчезла.
Обломки металла, осколки стекла, обрывки обугленной человеческой плоти посыпались градом. Фрост выждал несколько секунд, приподнялся на коленях, встал. По привычке держа пистолет-пулемет наперевес, подошел к пылающей развалине.
Футах в пятнадцати от груды искореженного железа он остановился, поднял перепачканное, почерневшее от сажи лицо, подставил дождевым струям, немного постоял в этом не совсем удобном положении.
Поглядел перед собой.
Обезглавленный, уже наполовину изжаренный бандит понемногу оползал и вываливался из распахнувшейся, смятой двери.
Фрост изо всех сил стиснул зубы, поспорил с самим собою, что удержится, устоит, не выблюет.
И, разумеется, проиграл.
Глава вторая
Полиции хватило работы едва ли не до самых сумерек. Фоторепортеры изводили пленку погонными ярдами, снимая залитое водою стрельбище, трупы незадачливых грабителей, оружейную лавку Фулмера и небритую физиономию Фроста. Эндрью Дикон сновал там и сям, старательно следя, чтобы газетчики верно записали название отличившейся в этом деле частной службы: “D-i-a-b-l-o”.
Остальные — Эд Панчито, Джек Полл, Майк Стэси — отправились домой первым же поездом, но Дикон задержался и попросил задержаться Фроста, обещая поутру доставить его в Буффало-Рок на машине.
Кое-как отчистив одежду и отмыв от грязи армейские ботинки, Фрост расположился в местном кафе, слушая меланхолические мелодии, струившиеся из музыкального автомата — джук-бокса; прихлебывая крепчайший коктейль и созерцая восседавшего напротив Эндрью. За угощение платил Дикон.
“С какой, любопытно, стати Энди расщедрился?” — мелькнуло в голове наемника. Дикон довольно долго состоял сотрудником ФБР и сохранил все присущие федеральному агенту свойства и привычки. Темный костюм-тройка. Ядовитый язык. Полное отсутствие юмора. Фрост никогда не был особенно дружен с Эндрью. Но теперь этот безукоризненно светский джентльмен ужинал в компании одноглазого, заросшего щетиной субъекта, носившего грязную ветровку и замызганные джинсы. Ужинал — и буквально излучал доброжелательную любезность. А еще оплачивал заказы. И не слишком долго изучал цены, обозначенные в меню…
— Тебя ожидает маленький сюрприз, Хэнк, — сообщил, наконец, Дикон.
Фрост сунул в зубы “Кэмел”, запустил руку в карман, извлекая старенькую “Зиппо”, но Эндрью уже щелкнул крышечкой золоченой зажигалки и предупредительно поднес капитану огонь.
Продолжая глядеть собеседнику в глаза, Фрост прикурил, затянулся, кашлянул.
— Какой сюрприз, Энди?
— Ты работаешь как вол — и мы ценим такое усердие. Тем паче, — учитывая, что в некотором роде ты служишь вольнонаемным, — заявляю со всей откровенностью:
Diablo тобою гордится и дорожит.
— “Diablo” по-испански означает “дьявол”, — осклабился Фрост. — Получается, мною дорожат и гордятся в преисподней?
— Ох уж, эти вечные шуточки! — вздохнул Дикон. — Хорошо иметь язык без костей!.. Но ближе к делу: я действительно приготовил сюрприз. И очень приятный, между прочим. И совершенно заслуженный. Хочешь еще выпить?
— Что за вопрос?
Дикон сделал знак официантке.
Наклонился вперед и заговорщически зашептал:
— Я хочу, чтобы за это дело взялся именно ты. Во-первых, требуется очень опытный и надежный человек. Во-вторых, как ни странно, само задание будет смахивать на увеселительную прогулку. А в-третьих, по возвращении ты получишь полностью оплаченный двухнедельный отпуск. Плюс жалованье за две недели…
— Кого прикажете спровадить к праотцам? — ухмыльнулся Фрост.
Официантка, принесшая выпивку, чуть не уронила поднос, разобрав последнюю фразу. Фрост одарил ее чарующей улыбкой, и девушка с великой поспешностью упорхнула.
— Ты употребляешь излишне грубые выражения, Хэнк. Во-первых, я никого не прикажу… гм… — устранять. Во-вторых, запомни: я горько сожалею всякий раз, когда профессиональная необходимость вынуждает… хм! — принимать крайние меры. Но для предстоящей работы и оружия-то никакого не потребуется. Впрочем, бери. Для пущей надежности. Если, конечно, — Дикон хихикнул, — сумеешь отчистить пистолеты после сегодняшнего…
— Браунинг уже вычищен. Кстати, заведи себе такой же. Хромированное оружие — удобнейшая вещь. Очень устойчиво против грязи и влаги.
— М-м-м-да… Пожалуй, ты прав. Но вернемся к делу. Наличествует мальчик. По имени Кевин Чильтон. И, доложу тебе, мальчик выходит вон из любого ряда. Гений.
— Что?
— Гений, Хэнк. В буквальном смысле слова. Интеллектуальный коэффициент уже не поддавался исчислению. когда парню сравнялось пять лет. Сейчас Кевину семь, и он изучает высшую математику по университетской программе. Читать обучился в два года. В шесть усовершенствовал какое-то самолетное шасси и получил патент по всем правилам. Его папаша — доктор Мильтон Чильтон, — один из ведущих…
— Мильтон Чильтон? — переспросил Фрост. — Не может быть. Шалтай-Болтай. Фокус-покус. Фигли-мигли.
Наемник рассмеялся. Посмотрел на Дикона поверх стакана, сделал большой глоток и повторил:
— Мильтон Чильтон!..
— Имечко, действительно, забавное. А голова — будь покоен. Окончил Чикагский университет в восемнадцать, а в двадцать четыре уже получил две докторских степени… Первая величина по части авиационных разработок в министерстве обороны.
— И какое же мне общение с Мильтоном Чильтоном и его блистательным отпрыском?
— Видишь ли, доктор Чильтон развелся с женой.
— Кстати, как обращаться к человеку, если он дважды доктор? “Доктора”? Или просто “ваша двойственность”? У него имеется другое имя — кроме Мильтона?
— Да… Кажется, Ли…
— О, Боже. “Доктор-доктор! А Мильтон ли Чильтон?”
— Сделай милость, заткнись и позволь мне закончить. Фрост согласно кивнул:
— Валяй.
— Итак, повторяю: доктор Чильтон состоит в разводе. Жена его большей частью живет в Буффало, штат Нью-Йорк. И сейчас отправляется в поездку, или путешествие, или круиз — ну, да черт с нею. Важно другое. Мальчишка поедет гостить у отца. Доктор Чильтон сейчас в Канаде. Работает по приглашению тамошнего правительства над каким-то совместным проектом.
Фрост сощурился и слегка кивнул.
— Семейство, по сути, купается в деньгах, и не намерено доверять перевозку своего ненаглядного сокровища кому попало. Они попросили совета в ФБР, и один из моих старых друзей рекомендовал обратиться в частную охранную службу Diablo. Папаша жены — Кевинов дедушка — владелец компании Скартвелл Нефтехим. Понимаешь, каким гонораром пахнет?
— Керосином разит, — осклабился Фрост.
— Не только для тебя! — махнул рукой Эндрю Дикон. — Всей нашей службе перепадет немало dinero. Вот я и хочу, чтобы ты отвез юное дарование в Канаду, на встречу с возлюбленным папенькой. Нужен совершенно и всецело надежный агент.
— А я — самая неподходящая личность для подобной работенки, — равнодушно ответил Фрост. — Ибо дети меня, выражаясь мягко, в умиление не приводят. Вечно капризничают, беснуются, не вовремя просятся на горшок, никогда не могут заткнуться… Нет уж, благодарю покорно!
Дикон свел брови у переносицы, заиграл желваками, перегнулся вперед.
— Довольно молоть свинячью чушь! Ты — самый опытный и умелый человек, сотрудничающий с Diablo, — не считая, разумеется, меня. Только я при всем желании не могу сняться и улететь в Канаду… Хорош гусь! Вваливается в контору, громыхая по полу клюкой, подстреленный, полудохлый; в кармане вошь на аркане мечется, да блоха на цепи скулит, — и голубчику немедленно ищут занятие по силам. Авансы платят. Условия создают… А теперь просим: помоги. Так он, сукин сын, изволит нос воротить!.. На тебя вся надежда, comprendes?
Фрост опять посмотрел на Дикона через кромку стакана.
— Это, действительно, так важно, Энди? Кадык Эндрью метнулся вверх, возвратился в исходное положение.
— Да.
Фросту почудилось, что в голосе бывшего федерального агента начинает звучать искреннее раздражение.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...