ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Они называют меня наемником – 5

Джерри Эхерн
КАНАДСКИЙ ГАМБИТ
Посвящается Рону Ботсфорду, человеку, искавшему приключений и находившему их в избытке. Всего тебе наилучшего, дружище!
Любое сходство героев и персонажей этой книги с действительно существующими, или когда-либо существовавшими, частными лицами, политическими деятелями, коммерческими или правительственными учреждениями — чистая и непредвиденная случайность.
Глава первая
Фрост основательно и долго осматривал KG—9 “Интердинамик”. Прилагавшиеся к оружию инструкции он успел перелистать по дороге из Индианы.
Пистолет-пулемет. Тридцатидвухзарядный магазин. Стрельба начинается только при открытом затворе, поэтому предохранитель отсутствует…
Разработано и собрано Карлосом Гарсиа — владельцем оружейной фабрики, старым товарищем, одаренным изобретателем. Капитану достался один из первых экземпляров. “На проверку”, — добродушно хмыкнул Карлос.
— Справа приготовиться! Слева приготовиться! — долетел голос Эндрью Дикона. Воцарилось полное безмолвие. Дикон, владелец и главный полевой инструктор Охранной Службы Diablo, желал удостовериться, что Фрост и все прочие должным образом заняли положенные места, и никто никого не угробит ненароком.
— Внимание… Огонь!
Эд Панчито, Майк Стэси, Джек Полл и все остальные принялись палить кто во что и из чего был горазд. Фрост вставил магазин в пистолет-пулемет, изрядно смахивавший на бластер, какими их изображают голливудские фильмы о звездных войнах, прицелился в силуэт мишени. KG—9 бил чуть высоковато, поэтому Фрост предусмотрительно метил несколькими сантиметрами ниже места, куда намеревался выпустить очередь.
Сетовать не следовало: почти все автоматы, пулеметы и штурмовые винтовки ведет кверху после первого же выстрела.
Полуавтоматический селектор обеспечивал огонь очередями по три выстрела. Полминуты спустя нижняя половина мишени дернулась, оторвалась, отлетела. Ни единой заминки не произошло.
Отсоединив пустой магазин, Фрост уже готовился хлопнуть новый ладонью по торцу и окончательно поставить на место. Но Дикон, этот самозванный руководитель учений, повелительно провозгласил:
— Прекратить огонь!
Фрост обернулся и взглядом отыскал Дикона. Дул прохладный ветерок, подымался легкий туман. Позади, у самой кромки стрельбища, бродили несколько индюков, и Фрост припомнил, как в прошлый раз одно из этих милых созданий подкралось и клюнуло его прямо в ягодицу, мигом испортив тщательно взятый прицел…
— У тебя что, лазерная пушка? — полюбопытствовал подошедший Дикон.
— Почти, — ухмыльнулся наемник, прикуривая от исцарапанной, видавшей виды зажигалки “Зиппо”.
— Откуда такая роскошь?
— Мой приятель выпускает их. Попросил испытать.
Фрост огляделся. Штатные сотрудники службы Diablo расселись по скамьям, начали сосредоточенно потчевать себя лимонадом и кока-колой, неторопливо болтать о том и о сем.
— Попроси ребят, — сказал Фрост, — расставить пустые баночки в шестидесяти футах отсюда. Промежуток — четыре ярда.
Дикон ухмыльнулся, выкрикнул распоряжение. Панчито и остальные опорожнили свои банки до дна и трусцой пустились по стрельбищу. Всем было любопытно посмотреть, как управится странный пистолет-пулемет с новой, более сложной задачей.
— Парни!
Фрост повернул голову. Спарки Фулмер, владелец стрельбища, приближался с видом отнюдь не ласковым.
— Угодно палить по жестянкам — палите, пока не надоест. Но чтобы, черт побери, прибрали все до единой! Понятно? Мусорить запрещаю!
Спарки угрожающе нахмурился и поднял очки на лоб.
— Не кипятись, Фулмер, — жизнерадостно возразил Фрост. — Мой красавец разнесет их в пыль, и нечего будет прибирать…
Негодующе фыркнув, Спарки подбоченился:
— Ты бы лучше не языком чесал, а курком шевелил! Давай поглядим, что за диво такое соорудил Карлос.
— О’кей, — вставил Дикон. — Скажешь, когда будешь готов. А я скомандую.
Фрост загнал магазин окончательно. Раздался внятный щелчок. Наемник шагнул на огневой рубеж. Полдюжины консервных банок выглядели совсем крошечными. Дождавшись, покуда все прочие стрелки возвратились и заняли безопасные места, наемник резко потянул затвор на себя и нажал гашетку.
Он стрелял с бедра. Девятимиллиметровые разрывные пули в никелевой рубашке заколотили по тоненькой жести. Банки взлетали, крутились в воздухе, рассыпались бесформенными ошметками. Магазин опустел, затвор щелкнул и встал на место, от жестянок осталось печальное воспоминание, а земля оказалась едва ли не перепахана впивавшимися в нее пулями.
— Впечатляет, — промолвил Дикон. — Хорошая вещица, ничего не скажу. Будешь носить вместо браунинга?
— Вместе с браунингом, — поправил Фрост. — Уже давно собирался обзавестись дополнительным стволом, но только чтобы к нему подходили те же самые патроны. И чтобы стрелял на славу… Кажется, наконец получил искомое.
— Поздравляю. Дашь поглядеть поближе?
— Чуть погодя.
— Может быть, и себе такую же игрушку заведу. А теперь — за дело. Ежегодных проверок еще никто не отменял.
— А я не постоянный сотрудник, — засмеялся Фрост.
— Ну да, ты же вольный стрелок… Все равно: хочешь работать — изволь доказать, что по-прежнему пригоден. Вперед, старина.
Стэси, Полл и Панчито расставили новые жестянки. KG—9 застрекотал опять. Через пятнадцать минут Фрост положил пистолет на стойку, отправился к мишеням, собрал изуродованные до неузнаваемость, разлетевшиеся в стороны банки, выбросил в бетонированную мусорную яму.
Дикон объявил перерыв.
Контора Спарки Фулмера служила одновременно оружейной лавкой. Эндрью Дикон, Панчито, Полл и Стэси отправились перекусить, а Фрост обозрел застекленные витрины, где красовались кольты, беретты, парабеллумы. Отхлебнул черного кофе, любезно предложенного Спарки, принялся набивать заново три опустошенных магазина.
— Как делишки, Хэнк? — добродушно прогудел Фулмер, подходя к наемнику и садясь рядом. Густая морось, посыпавшаяся из низко нависших свинцовых туч, не позволяла возобновить стрельбу немедленно.
— Грех жаловаться. А как поживают Элли с малышкой?
— Кажется, хорошо. Поехали в город, за покупками. Ну и денек выбрали! Каждый раз, когда ваша орава приезжает пострелять, начинается дождь. Везете вы его с собою, что ли?
— Вот еще! Здесь моросит триста шестьдесят пять дней в году. По високосным, возможно, и полагается двадцать четыре часа ясной погоды, да только сомневаюсь.
— Ты же ничего не ешь. А Дикон и прочие сейчас набивают не магазины, а брюхо. И правильно делают, кстати!
Наемник посмотрел на Спарки и засмеялся:
— Это легкомысленно с их стороны. Здешними блюдами только вражеских шпионов кормить, чтобы с унитаза не слезали!
— Иди к черту! — беззлобно огрызнулся Спарки. Они познакомились очень давно, еще до того, как взорвавшийся отопительный котел уничтожил прежнюю лавчонку и едва не отправил на тот свет самого Фулмера. Спарки прилежно и терпеливо отстроил заведение заново, а Фрост приложил к этому руку, ибо временно шатался без работы. Подобно множеству старых добрых приятелей, они дразнили и подкалывали друг друга только чтобы о чем-нибудь поболтать.
— Все еще рассказываешь легенды о своей повязке, или надоело? — осведомился Фулмер.
— Ага. Рассказываю.
— И чем занимаешься?
— Потихоньку работаю на Diablo. После Бирмы решил немножко передохнуть и спокойно послужить простым телохранителем. Так полезнее для здоровья.
— Но служить наемником не отказался бы?
— Нет, конечно. Привычка — вторая натура. Хотя иногда сдается, что лучше все-таки менять привычки.-Предложат — поработаю наемником.
— Да ведь предложений, насколько знаю — пруд пруди!
— Видишь ли, — улыбнулся Фрост, — я типичный американский наемник. И служить кому попало не стану. Могу сражаться против коммунистов, нацистов — любых иных кровопийц, — но только не за них. Сам знаешь…
— Но Diablo хотя бы платит? Я хочу сказать, прилично платит?
— Пожалуй. Разбогатеть навряд ли удастся, но в долговой суд меня пока что никто не тянет, и на сигареты кой-какая мелочь остается…
— Слушай, а почему вы ездите стрелять именно сюда, ко мне?
— Любим действовать на нервы старым друзьям и обременять их своим присутствием. Ну, и к тому же, у тебя самое просторное стрельбище изо всех нам известных. Сам знаешь, — ухмыльнулся Фрост.
Он вложил последний патрон в последний из трех магазинов, залпом допил кофе и поднялся.
— Куда ты?
— По мишеням пострелять, себя показать…
— Под дождем? Спятил? Ты же воспаление легких получишь!
— Во избежание подобной пакости, завари мне еще чашку самого крепкого кофе, когда вернусь. И плесни туда побольше бренди.
Спарки Фулмер только покачал головой.
Фрост закурил “Кэмел”, прикрыл сигарету полусогнутой ладонью, шагнул за порог.
Он сбежал по отлогому склону, увидел, как удирают, спасаясь от дождя, присмиревшие индюки, поднял ворот и трусцой заторопился к навесу, прикрывавшему огневой рубеж. Продырявленные мишени красовались на местах. Фрост хмыкнул и решил изрешетить их окончательно.
Месить грязь, устанавливая свежие силуэты, не хотелось.
Выбрав наименее изуродованную мишень, Фрост временно отложил KG—9, извлек из кобуры хромированный браунинг, быстро выпустил всю обойму. Положил пистолет на скамью, нашарил свежий магазин.
Позади раздалось надсадное урчание автомобиля.
Наемник обернулся.
Возле фулмеровской лавки тормозила внушительная, приземистая машина. “Еще какие-то архаровцы пострелять пожаловали”, — подумал Фрост. Задрал манжету, поглядел на черный циферблат “Омеги”. Сотрудники Diablo продолжают питаться, отметил наемник.
Из передних дверей машины появились двое. Трое высыпали сзади. Вся пятерка постояла, ежась и горбясь, потом, после оживленного разговора, который невозможно было понять издалека, двое первых двинулись по раскисшему откосу прямо к стрельбищу, а трое вступили в лавку Фулмера.
Фрост загнал свежий магазин в рукоять хромированного пистолета и чуть ли не вдребезги разнес другой силуэт, подсознательно стремясь произвести впечатление на прибывших. Опять положил браунинг, потянулся за очередной обоймой и услыхал:
— Не прикасайся к пушке. Оставь ее лежать и сделай два шага назад. Нет, четыре шага, — вон из-под навеса!
— О, Господи, — вздохнул Фрост, пытаясь говорить беззаботно. — Там же льет, как из ведра!
И посмотрел через правое плечо.
Двое вооруженных револьверами субъектов стояли поблизости и отнюдь не выглядели дружелюбными особями.
— Я сказал, четыре шага назад! Шевелись, одноглазый!
Фрост обозрел незнакомцев. Оба плохо побриты, на обоих мятая, мокрая, перепачканная одежда. У одного — полицейский смит-и-вессон, у другого — армейский сорокапятикалибериный кольт.
— Что вам угодно?
— Отступи на четыре шага, последний раз говорю! Мы грабим лавчонку. И тебя пришить не постесняемся, ежели… Видишь?
Говоривший потряс револьвером.
— Вижу, — мягко ответил Фрост. — Но только одним глазом… А ты внимательно смотри двумя.
Все равно прикончат, решил наемник, — зачем этим ублюдкам оставлять в живых ненужного свидетеля?
Выпрямленными пальцами правой руки Фрост нанес грабителю молниеносный удар в переносицу. Как обычно случается, пальцы соскользнули, один из них буквально вонзился в левый глаз негодяя. Второй рукой наемник уже выдернул из-за пояса неразлучный герберовский нож, пригнулся, прыгнул, воспользовавшись тем, что взвывший и отшатнувшийся грабитель на миг перекрыл собственному напарнику возможную линию стрельбы.
Кинжал вонзился точно между ребер. То ли застонав, то ли громко икнув, противник запрокинул голову и осел в раскисшую грязь.
Фрост отскочил, кувыркнулся, нырнул под ближайшую деревянную скамью, схватил положенный на влажные доски пистолет-пулемет. Опомнившийся после первого шока, рычащий от боли, окровавленный грабитель уже целился из револьвера. Грянул выстрел. Крупнокалиберная пуля подняла фонтан грязи рядом с головой капитана.
Фрост оттянул затвор KG—9.
Два выстрела поразили налетчика прямо в грудь, отшвырнули, опрокинули. Тело с громким всплеском рухнуло в лужу.
Вскочив и немедленно поскользнувшись, Фрост шлепнулся на колени.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...