ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Дети моря – 1

OCR: Аваричка; Spellcheck: tatjana-yurkina
«Морская ведьма»: Книжный клуб «Клуб семейного досуга»; Белгород; 2009
ISBN 978-5-9910-0715-3
Аннотация
Молодой шеф полиции Калеб Хантер встречает на берегу моря удивительную девушку – красивую, независимую и беззащитную. Это селки Маргред, жительница подводного мира, которая в силу трагических обстоятельств обречена жить и медленно умирать среди людей. Она может вернуться в родную стихию, но какова цена этого шага? Что придется принести в жертву и что – получить в награду?..
Вирджиния Кантра
Морская ведьма
ОТ АВТОРА
Я придумала эту историю, поэтому все ошибки – мои, и только мои. Но при этом я полагалась на опыт и/или поддержку тех людей, которые помогали мне не путаться в некоторых вещах и не слишком грешить против истины: сержанта Уолтера Гржиба, полиция штата Мэн, департамент уголовного розыска, который с величайшим терпением отвечал на мои вопросы; сержанта Чарльза Либби, Портленд, штат Мэн, полицейское управление, который пришел мне на выручку, когда у меня начали гореть сроки; лейтенанта А. Дж. Картера (в отставке), серьезно относившегося даже к самым безумным моим вопросам; и Уолли Линда, старшего следователя по уголовным делам (в отставке), видного представителя плеяды писателей криминального жанра.
Не знаю, чем и как смогу отблагодарить потрясающую и невероятную Сюзи Брокманн за то, что она представила меня замечательному содружеству своих читателей; Алису Дей, Эда Коффни, Кэти и Роба Маннов, а также Эрика Робена; и конечно, Сару Франц, старшего лейтенанта Национальной гвардии сухопутных войск штата Северная Каролина.
Хочу выразить благодарность Эйлин Дрейер, которая прекрасно разбирается в волшебницах и феях и которая задавала мне нужные вопросы; Мелиссе МакКлоун, благодаря усилиям которой эта книга стала много лучше, чем была изначально; Кристен Дилл за то, что она одарила меня своей несравненной дружбой и не стала возражать, когда в своем романе я дала другие имена ее собакам Бастеру и Брауни.
Искреннее и сердечное спасибо моему неутомимому и блестящему редактору Синди Хванг, которая ни разу не спросила меня: «Ты действительно хочешь написать книгу об этом?» – и которая придумала сногсшибательные заголовки.
Я благодарна Дамарис Роуленд, которая верит в меня и в магию морей.
Моя любовь безраздельно принадлежит моим детям, которые не обошли вниманием мой график сдачи романа в печать и сумели приурочить (по большей части) свои радости и горести к его пунктам.
И всегда и вечно я буду всем обязана Майклу, который познакомил меня с Мэном.
…Мой отец был смотрителем маяка Эддистоун,
И однажды влюбился в русалку,
От этого любовного союза получилось нас трое…
Из старинной матросской песни
…На суше я – человек;
На море превращаюсь в котика.
Оркнейская баллада
…Значит, и я умру, – сказала маленькая русалочка, – и стану пеной морской, и буду скитаться вечно, и не буду больше слышать музыку волн, и не увижу ни чудесных цветов, ни красного солнца! Неужели я никак не могу заслужить бессмертную душу, чтобы пожить среди людей?
Ханс Кристиан Андерсен
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Если в самом ближайшем времени она не займется сексом с чем-нибудь, то сойдет с ума и выпрыгнет из своей шкуры.
Она стремительно рассекала темно-синюю океанскую гладь, подгоняемая шепотом ветра и огнем в крови, который нес ее на себе подобно теплому и ласковому течению. Бледно-лиловое небо окрасилось в розовые тона, и на нем темными пятнами выделялись фиолетовые облака. На пляже, у прибрежных скал, ввысь рвалось пламя костра, в языках которого дробились отсветы умирающего солнца.
Ее партнер умер. Причем так давно, что раздирающая тело боль, неконтролируемые вспышки гнева и скорби угасли и зажили, оставив лишь шрам на сердце. Она почти не скучала о нем. Точнее, не позволяла себе скучать.
А вот секса ей недоставало отчаянно.
Снедавшее ее желание подгоняло, заживо пожирало изнутри. В последнее время она чувствовала себя так, будто кто-то снимает с нее живьем кожу, оставляя лишь пустую, безжизненную оболочку. Ей хотелось ощутить чужое прикосновение. Она стремилась вновь стать единым целым, снова ощутить, как кто-нибудь двигается в ней, глубоко внутри нее, твердый и сильный, нетерпеливый и страстный.
От таких воспоминаний кровь быстрее побежала по жилам.
Она мчалась на волнах к берегу, ее влекли тепло огня и жар молодых тел, резвящихся на песке. Здоровых человеческих тел, мужских и женских.
Главным образом, мужских.
* * *
Какой-то идиот развел костер на мысу. Шеф полиции Калеб Хантер заметил отблески пламени с дороги.
Жители Мэна приветствовали почти всех, кто приезжал сюда, к ним. Но ему позвонил Брюс Уиттэкер и ясно дал понять, что терпение островитян отнюдь не распространяется на костры, пылающие на берегу.
Собственно говоря, Калеб не имел ничего против костров на берегу, во всяком случае, пока тот, кто их разводил, имел на это разрешение и ограничивался специально отведенной для пикников зоной. Но морской бриз, властвовавший над мысом, запросто мог донести искры до деревьев. И добровольцам, из которых состояла местная пожарная бригада, преимущественно рыбакам, очень не нравилось, когда их вытаскивали из постели, чтобы бороться с последствиями чьей-то беззаботной небрежности.
Калеб пристроил свой служебный джип в самом хвосте вереницы автомобилей, припаркованных на обочине дороги: навороченного «рэнглера», красного «файрберда», заслуживавшего штрафа за неправильную стоянку, и «лексуса» последней модели с номерными знаками Нью-Йорка. До Дня поминовения оставалось еще две недели, но количество гостей с материка уже вдвое превысило число островитян. Впрочем, Калеб ничего не имел против. Ежегодный летний наплыв туристов обеспечивал его регулярным жалованьем. Кроме того, в сравнении с Мосулом или Садр-сити, или даже Портлендом, находящимся чуть дальше по побережью, городок с романтическим названием Край Света являл собой восхитительный райский уголок.
Собственно, Калеб вполне мог вернуться обратно в полицейское управление Портленда. Проклятье, да после того как его по состоянию здоровья демобилизовали из Национальной гвардии, он мог вернуться куда угодно. После 11 сентября, с ужесточением требований внутренней безопасности, когда на службу стали в срочном порядке призывать резервистов, большая часть полицейских управлений крупных городов оставалась недоукомплектованной и пребывала в состоянии легкой паники. Посему увешанный боевыми наградами ветеран, пусть даже его левая нога являла собой конструкцию из хромированных штырей, винтов и пластинок, отчего металлодетекторы сходили с ума всякий раз, когда он входил в двери полицейского участка, мог твердо рассчитывать на почти любую должность.
Так что стоило Калебу прослышать о том, что старина Рой Миллер выходит в отставку, как он сразу же подал заявление на соискание места шефа полиции поселка Край Света, для чего ему пришлось с немалым трудом принять сидячее положение на больничной койке, чтобы обновить собственное резюме. Он больше не хотел становиться героем первых страниц газет с аршинными заголовками или же прототипом для скульпторов, ваяющих бюсты выдающихся личностей. Он всего лишь стремился охранять чужой покой, обрести немного своего собственного и патрулировать улицы, не опасаясь выстрелов в спину. Ему хотелось вновь ощутить на лице дуновение ласкового ветерка и соленый привкус на губах.
И спокойно ехать по дороге, так, чтобы окружающий мир не разлетался вокруг него на куски.
Калеб вылез из джипа, с приобретенной сноровкой вынося искалеченную ногу из-под рулевой колонки. Он не стал выключать проблесковые маячки. Вступая в уединенное место после наступления темноты без огневой поддержки за спиной, он ощутил знакомое покалывание между лопаток. По спине у него стекала струйка холодного пота.
Возьми себя в руки. Ты же на Краю Света. Здесь никогда и ничего не происходит.
А с этим он как раз и не мог сейчас справиться.
То есть ни с чем.
Он миновал узкую полоску деревьев, благодаря Бога за то, что именно этот участок пляжа не усеивала скользкая галька, и бесшумно ступил на песок.
* * *
Она вышла на берег с подветренной стороны, позади нагромождения скал, выдающихся в море и оттого очень похожих на Стоячие камни Оркнейских островов.
Волны с тихим плеском накатывались на песок. Вечерний бриз ласкал ее влажную, нежную кожу, заставляя каждый нерв трепетать в предвкушении буйства жизни. Всеми чувствами она потянулась к тоненькой струйке дыма и раскатам мужского смеха, которые донес ветерок. Соски ее напряглись и затвердели.
Она вздрогнула всем телом.
Не от холода. От предвкушения.
Расчесав мокрые пряди пальцами, она позволила волосам водопадом упасть ей на голые плечи. Но в первую очередь следовало позаботиться о самом важном. Ей нужна была какая-нибудь одежда.
Даже в этом теле горячая кровь не давала ей замерзнуть. Но по опыту прошлых встреч она знала, что ее нагота окажется… неожиданной. А ей не хотелось пробудить нездоровое любопытство или тратить время и силы на ненужные объяснения.
Она вышла на берег отнюдь не для того, чтобы вести пустопорожние разговоры.
Желание бурлило у нее в крови, разрасталось, как ребенок в утробе, отчего грудь налилась тяжестью, а между ног стало горячо.
Она принялась осторожно обходить скальный выступ, ступая по земле босыми, незащищенными ногами. Ага, вот здесь, чуть выше линии прибоя, на песке лежала куча чего-то, похожего на спутанные морские водоросли… Одеяло? Отряхнув от песка – это оказалось полотенце, – она обернула его вокруг бедер, невольно восторгаясь его ярко-оранжевым цветом. В нескольких футах далее, в тени, отбрасываемой пламенем костра, она обнаружила теплую шерстяную накидку с длинными рукавами и что-то наподобие капюшона. Фу, какая гадость! Самая натуральная тряпка. Но она поможет ей не выделяться в этом мире. Она натянула накидку через голову, с трудом продев руки в рукава, и сочувственно улыбнулась, ощутив сковывающую тяжесть манжет на запястьях.
Непривычное прикосновение одежды к обнаженной коже и нервировало, и возбуждало одновременно. Она скользила в сумерках, чувствуя, как бурлит в жилах кровь. По-прежнему оставаясь в тени, она замерла на мгновение, и ее расширенные глаза обежали группу из шести – нет, семи, даже восьми – фигур, распростершихся на песке или стоявших в круге света от костра. Две женщины. Шесть мужчин. Она жадно пожирала их глазами.
Все они были очень молоды.
Вероятно, уже вполне созревшие в половом смысле самцы, но черты лица были мягкими и несформировавшимися, а в глазах виднелась пустота. Девушки переговаривались резкими и пронзительными голосами. Юноши брали громогласностью. Неуверенные в себе, неопытные и оттого вульгарные, они подталкивали друг друга локтями и загребали окружающий воздух широкими, неловкими жестами.
Ее медленно охватывало разочарование.
– Эй! Осторожно!
Что-то пролилось на песок. Ее чувствительные ноздри уловили резкий и неприятный запах алкоголя.
Не только очень юны, но еще и пьяны вдобавок. Вероятно, этим и объяснялась их бросающаяся в глаза неуклюжесть.
Она вздохнула. На пьяных – или детей – она не охотилась.
Зрачки ее глаз кольнул внезапный свет, два широких белых луча и перемигивающиеся голубые огоньки, вспыхнувшие на гребне холма над пляжем. Она прикрыла глаза ладонью, ослепленная и на мгновение утратившая ориентировку.
Девушка испуганно ахнула.
Кто-то из ребят сдавленно выругался.
– Бежим! – раздался вдруг громкий крик.
Песок полетел в разные стороны, когда человеческие детеныши брызнули врассыпную, как маленькие рыбки, случайно попавшиеся на пути акулы. Но они оказались зажаты в тиски между полосой прибоя и скалами, а за спинами их подстерегало море. Она проследила за перепуганными взглядами, которые они бросали на ряд деревьев.
На фоне ярких белых лучей и темных, узких стволов деревьев вырисовывался чей-то высокий, широкоплечий силуэт.
Кровь океанским прибоем зашумела у нее в ушах. Сердце сбилось с ритма и гулко застучало в груди.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...