ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Мне нравятся ее черные волосы.
Потом он снова извлек удостоверение, показал его полисмену и спросил:
— Мне нужно поговорить с профессором Уэллсом. Он может ответить на пару вопросов?
Охранник — молодой чернокожий парень — пожал плечами.
— Врач сказал, что он очень слаб. Но вы можете попробовать, агент О’Хара.
— Спасибо.
Ирландец двинулся в палату, и Фрост последовал за ним. Там, на кровати, лежала человеческая фигура, опутанная какими-то проводами и трубками. Над изголовьем мигал экран монитора.
— Ой, — поморщился О’Хара. — Он выглядит как…
— Майк, — сказал Фрост, делая шаг вперед, — смотри, провод отсоединен. Это кнопка для экстренной связи с комнатой медсестер…
— Что? — не понял ирландец.
Фрост быстро подошел к кровати и взял в руку свободно свисающий конец провода. Он секунду смотрел на него, а потом — не говоря ни слова — сдернул одеяло, укрывавшее Уэллса.
Больничная пижама на его груди была расстегнута, а грудную клетку покрывал замысловатый узор из каких-то фигур.
— Пентаграмма, — глухо сказал Фрост и посмотрел на О’Хару. — Он мертв, Майк.
— Господи…
— Он все равно мертв. Эта медсестра… Фрост бросился к двери, ирландец побежал за ним. В коридоре капитан огляделся. Черноволосая девушка быстро удалялась, неся в руках накрытый салфеткой поднос.
— Сукина дочь, — прошипел О’Хара.
— Я займусь ею, — бросил Фрост и побежал по коридору. — Перекрой все выходы и вызови врача! — крикнул он еще.
Видимо, медсестра услышала его слова. Она повернулась, на ее лице было написано искреннее удивление. А в следующий момент поднос полетел на пол и в руках девушки появился пистолет, укрытый до того под салфеткой.
Фрост бросился к стене и прижался к ней спиной. Грохнул выстрел, пуля срезала кусок штукатурки у него над головой.
Капитан вытащил браунинг, но пока он это делал, медсестра исчезла за углом. Наемник побежал за ней. Осторожно выглянув из-за угла, он увидел, как закрывается дверь, которая вела на лестничную клетку. Фрост бросился туда, держа пистолет в правой руке.
Находясь уже у двери, он услышал громкий голос О’Хары, отдававший приказы и распоряжения. Одна из сестер опрометью бросилась в свою дежурку и тут же оттуда раздался тревожный призыв:
— Доктор Келсоу, срочно! Доктор Келсоу…
Фрост осторожно тронул дверь, а потом отступил на шаг и толкнул ее ногой. На площадке никого не оказалось. Капитан выскочил туда, поводя пистолетом вверх, вниз, по сторонам. Он никого не увидел, но зато услышал характерный звук — стук каблучков по ступенькам, который доносился сверху.
— Крыша, черт возьми, — буркнул Фрост себе под нос и бросился вверх по лестнице, прыгая через две ступеньки.
Преодолев один пролет, капитан поднял голову и увидел мелькнувший на следующей лестничной клетке белый халат. Он увеличил темп, забыв об осторожности. Таким манером Фрост и та, которую он преследовал, преодолели еще два этажа.
На очередном повороте капитан едва не поплатился — грохнул выстрел, и пуля расколола кафельную плитку возле ноги Фроста. Он чертыхнулся и побежал дальше.
Внезапно стук каблучков стих. Капитан притормозил, но потом догадался, что девушка могла просто снять туфли. Он осторожно двинулся дальше, пробуя на каждом этаже двери, которые вели в больничный коридор. Но все они были заперты.
Но вот, преодолев последний пролет, он увидел дверь аварийного выхода на крышу. Она легонько покачивалась. Капитан напрягся, бесшумно приблизился к ней, толкнул ее ногой, вытянув вперед обе руки с пистолетом. Дверь распахнулась, но выстрелов не последовало.
Фрост осторожно выглянул в проем. Крыша была плоская и ровная, лишь кое-где виднелись люки и трубы — то ли отопительное оборудование, то ли кондиционеры. На дальнем краю он увидел круг диаметром в пятнадцать ярдов, ярко раскрашенный белой и оранжевой краской — площадку для посадки вертолетов.
Капитан медленно двинулся вперед и вышел на крышу. Если девушка, которую он преследовал, находилась здесь, то она должна была укрыться за одной из толстых труб. Фрост понял, что придется рискнуть, и вышел на открытое место, чтобы таким образом заставить медсестру выдать свое местонахождение. Внешне он выглядел абсолютно спокойным, но каждый нерв, каждая клетка в его теле были напряжены до предела. Он был готов в любой момент отразить внезапное нападение.
Прошло несколько секунд, Фрост уже собирался было поменять тактику, как вдруг слева от него что-то загремело. В тот же миг капитан бросился ничком на крышу, успев заметить медсестру, — девушка стояла возле толстой трубы и самозабвенно палила из своего пистолета.
Фрост быстро перекатился под защиту какого-то металлического щита и притаился там, предварительно послав две пули в направлении своей противницы. Та тоже ответила двумя выстрелами.
Фрост мог бы застрелить ее, но она была нужна ему живой — как ниточка, которая может привести к Мартину или сатанистам.
— Эй, лучше сдавайся, дурочка! — крикнул он, не высовываясь из укрытия.
Молчание.
Капитан вздохнул и решил прибегнуть ко лжи.
— Послушай, профессор Уэллс не умер, его удалось спасти. Так что тебя не будут судить за убийство. Мы можем договориться…
Один за другим прогремели два выстрела, а потом раздался характерный щелчок разряженного пистолета.
— Ну, хватит болтать, — шепнул себе Фрост, вскочил на ноги и бросился туда, где в последний раз видел медсестру.
Но там ее уже не было — девушка бежала в направлении вертолетной площадки, рука с пистолетом висела вдоль тела.
— Стой! — крикнул Фрост.
Она повернулась и вскинула оружие. Капитан вильнул вправо, но выстрела не последовало, лишь сухо щелкнул курок. Девушка — искривив губы в злобной гримасе — замахнулась и швырнула бесполезный пистолет во Фроста.
“Как в кино”, — подумал тот.
Пистолет упал рядом с ним, капитан бросил на него взгляд. Какое-то старье европейского производства, он даже систему не распознал. Наемник сунул свой браунинг за пояс, предварительно поставив его на предохранитель, и продолжил погоню.
Девушка добежала до края крыши и остановилась в растерянности. Деваться тут уже было некуда. Фрост перешел на шаг и медленно двинулся к ней. Медсестра обернулась.
— Ну, поигрались и хватит, — сказал капитан примирительно. — Будь умницей.
Говоря это, он продолжал приближаться к девушке, выжидая момент, чтобы схватить ее. Их разделяли всего полтора ярда, когда медсестра вдруг сделала резкое движение, и в ее руке появился нож. Она нажала на кнопку, выбрасывая лезвие, и в следующий миг острие едва не проткнуло щеку Фроста. Капитан ушел от удара, упал на спину и молниеносно подсек ноги медсестры. Та тяжело грохнулась на крышу, ее юбка задралась, а нож отлетел в сторону.
Но девчонка проявила недюжинную реакцию и успела вскочить раньше, чем Фрост сумел навалиться на нее. Теперь он в изумлении смотрел на свою противницу, ничего не понимая, — что-то странное произошло с ее прической, волосы словно съехали набок.
Медсестра подняла руку, схватила себя за волосы, и в следующий миг на крышу упал черный парик. Теперь все было ясно — несмотря на одежду и макияж, девушка оказалась парнем, пусть невысоким и хрупкого телосложения, но, тем не менее, это явно была особь мужского пола.
— Ах ты засранец, — протянул обманутый Фрост, поднимаясь на ноги.
Парень бросился на него и нанес удар по ребрам, не сильный, но точный. Капитан ответил злобным пинком в живот. “Медсестра” отлетела на пару шагов, накладная грудь съехала со своего места куда-то на живот. Зрелище было довольно комическое.
Однако боевая “девчонка” не думала сдаваться — она вновь бросилась на капитана, выполняя руками движения, которые напомнили ему ката каратистов. Однако Фроста это нисколько не смутило — его кулак пробил слабый блок противника и обрушился на его голову сбоку. Тот зашатался, отступил на шаг, а потом…
А потом он сделал то, чего капитан никак не ожидал: подбежал к краю крыши и прыгнул вниз.
Послышался крик, похожий на истеричный смех. Фрост бросился вперед и выглянул. Тело “медсестры” лежало на крыше какой-то пристройки, в пятидесяти футах от него. Руки раскинуты, белый халат уже окрасился в красный цвет, лужа крови растекалась по бетону.
Услышав шаги за своей спиной, капитан обернулся. К нему подходил О’Хара.
— Что произошло? — спросил агент ФБР. За ним стояли трое полицейских, одним из которых был тот чернокожий парень, который дежурил возле палаты Уэллса.
Фрост не ответил, кровь стучала у него в висках. Потом он покачал головой.
— Бесс была права, — глухо произнес он. — Мне нужно отдохнуть.
— Да что с тобой? — нетерпеливо рявкнул О’Хара.
— Самоубийство, — мрачно сказал капитан.
— Она покончила с собой?
— Она?
Фрост нагнулся, поднял валявшийся на крыше черный парик и протянул его ирландцу.
— Тебе, кажется, нравились ее волосы? Можешь взять на память.
Потом он отвернулся и закурил сигарету. Его пальцы дрожали.
Глава десятая
О’Хара вернулся и покачал головой.
— Я не смог дозвониться до конторы Уэллса — все время занято. Тогда я связался с отделом охраны, и мне сообщили, что Бесс поднялась наверх и с тех пор ничего особенного не происходило.
— У меня какое-то тревожное чувство, — сказал Фрост, гася сигарету в пепельнице. — Дашь мне свою машину?
— Но это служебный автомобиль. Я не могу…
— Да брось, не выделывайся. О’Хара почесал в затылке.
— Ну, хрен с тобой. Только в случае чего я скажу, что ты спер мои ключи. И буду на этом настаивать.
— Можешь даже сообщить легавым. Я с ними потом поговорю.
Ирландец протянул ему ключи, Фрост взял их, кивнул и нажал кнопку лифта. Дверь открылась.
— Расслабься, с ней все в порядке, — сказал вдогонку О’Хара.
— У меня хреновое предчувствие, — повторил Фрост и вошел в кабину.
Лифт двинулся вниз.
Фрост не знал, почему он чувствовал себя так паршиво. Может, виновата была головная боль, а может, то, что он стал свидетелем самоубийства “медсестры”. Капитан терпеть не мог иметь дело с фанатиками. Это напоминало ему Вьетнам и рассказы отца о войне в Корее, когда азиаты сами бросались на штыки, чтобы дать возможность своим товарищам убить тебя. При воспоминании об этом он вздрогнул.
Дверь лифта открылась, и Фрост вышел в вестибюль. Когда он пересекал его, то увидел полицейского — одного из тех, которые поднимались на крышу вместе с О’Харой. Охранник кивнул ему на прощание.
Капитан вышел из больницы. Машина ирландца стояла там, где тот ее оставил. Фрост открыл дверцу и постоял немного, прежде чем сесть за руль. Все время занято — сказал О’Хара. Может, еще раз позвонить? Или сразу ехать? Голова болела, и Фрост чувствовал себя уставшим и неспособным принимать решения.
Но тревожное чувство не покидало его. Капитан сел в машину, вставил ключ в гнездо, повернул. Мотор загудел. Стрелка показывала, что бак с горючим почти полон. Это хорошо.
Фрост тронул автомобиль с места. Что же его так беспокоит? При других обстоятельствах он назвал бы это шестым чувством. Обычно в такие моменты волосы на его затылке поднимались дыбом, предупреждая об опасности. И капитан привык серьезно относиться к подобным предупреждениям — это не раз спасало ему жизнь в трудной ситуации.
Он вспомнил, что неоднократно наблюдал такие проявления и у других людей. Например, когда он бесшумно подкрадывался к часовому, а тот внезапно поворачивался, словно что-то почувствовав.
Фрост покачал гудящей головой и закурил сигарету. Сейчас он не мог думать — так сильно стучало в висках. Через некоторое время он выбросил окурок в окно, секунду колебался, но потом все же включил сирену и мигалку. Ощущение опасности все сильнее давило на сердце.
С надрывным воем и в бликах полицейской лампы он понесся сквозь темный город. Офис Уэллса находился в центре, и Фрост знал, как туда подъехать. Он сосредоточенно крутил руль, не глядя по сторонам. Головная боль понемногу начала стихать.
Капитан остановил машину возле входа в высотное здание, вышел и почти бегом бросился к крыльцу. Дверь была заперта. Выругавшись сквозь зубы, Фрост постучал в стекло кулаком.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...