ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Да? — удивился Фрост. — Не сказал бы.
Женщина слабо улыбнулась.
— Ему бы понравился ваш комплимент. Профессор всегда хотел выглядеть моложе своего возраста.
Фрост задумчиво кивнул. Бланш Карриган посмотрела на часы, висевшие на стене больницы.
— Еще только пол-одиннадцатого, — негромко сказала она. — Черная месса начнется не раньше полуночи. Я знаю… — она помедлила. — Это все так страшно, но профессор наверняка захотел бы, чтобы я отвезла вас туда, раз уж он сам не в состоянии. Мистер Уэллс всегда выполнял свои обязательства, и поскольку он обещал вам… Я готова…
Фрост сделал шаг вперед и взял ее руки в свои.
— Думаю, тебе лучше отдохнуть.
— Нет, нет, — быстро сказала Бланш. — Мне просто необходимо чем-то заняться, отвлечь мысли… Так что если вы себя нормально чувствуете и полицейские закончили опрашивать вас…
— Фараоны приказали мне не выезжать из города до особого разрешения. На оружие у меня была лицензия, так что тут проблем нет.
— Тогда давай поедем, Фрост, — вмешалась Бесс.
— Ладно, — кивнул капитан после некоторого колебания.
— Отлично, — сказала Бланш Карриган. — Я могу заехать за вами в отель, если вы скажете мне, где это. Наверное, вам нужно будет…
— Да, конечно. — Фрост посмотрел на свой грязный порванный костюм и босые ноги. — Переодеться просто необходимо.
Он сказал ей название гостиницы, в которой снимал номер, и Бланш ушла, пообещав подъехать через час.
Когда они с Бесс выходили из больницы, женщина сказала:
— У тебя дырка в правом носке, Фрост. Ее бы там не было, если бы мы были женаты.
— Почему? — спросил капитан, прикуривая сигарету и затягиваясь ароматным дымом. — Ты бы ее заштопала?
— Нет, терпеть не могу штопать. Я бы просто купила тебе новые носки.
Фрост обнял ее и привлек к себе. Бесс всегда решала проблемы просто и эффективно.

Фрост стоял под душем, по его телу стекали струи горячей воды. Он бросил взгляд на “Ролекс”, который лежал рядом на тумбочке. Десять минут двенадцатого.
— Эй, поторапливайся! — крикнула Бесс из-за двери.
— Сейчас, — ответил капитан.
— Слушай, расскажи мне о тех типах в черном, которые…
Фрост недовольно крякнул.
— Ты выбрала самый подходящий момент.
— Ну, я ведь журналистка и знаю, когда подходить к людям. Давай рассказывай.
— Все они были в противогазах — знали, на что идут. Но, судя по некоторым моим наблюдениям, это все же любители, а не профессионалы. Ведь пожар уже бушевал вовсю, а они до сих пор находились внутри дома. Этак недолго и обжечься. И потом, тот парень, который бросился на меня на лестнице — он же видел, что я буду стрелять, но это его не остановило. Похоже, ему было плевать на собственную шкуру. Профи так не поступают.
Фрост подставил голову под поток воды и принялся старательно смывать мыло с волос.
— Говори громче! — крикнула Бесс. — Ничего не слышно.
— Я сказал: они вели себя так, словно им было плевать на собственную безопасность. Фанатики какие-то, ей-богу. Из тех, которые кричат: умрем за общее дело.
— Возможно, это были сатанисты, — заметила Бесс. — Они обычно так и поступают.
— Возможно, — буркнул Фрост. — А эти, к которым мы собираемся в гости…
— О, это другое дело. Мне они нужны, чтобы для начала просто окунуться в атмосферу религиозного культа. Это не сатанисты. Они поклоняются природе, наследуют древних язычников. Если они и занимаются магией, так белой, а не черной.
— А черной кто занимается? — спросил Фрост. — Сатанисты?
— Наверное, да, если магия тут вообще подходящее слово. Я думаю, они в основном придерживаются кровавых обрядов.
— Ага, — глубокомысленно сказал Фрост. — И вот какое совпадение: они пришли, чтобы убить Уэллса как раз тогда, когда ты должна была с ним встретиться. Не нравится мне это.
Фрост пустил холодную воду и принялся растирать щеткой тело, чувствуя, как оно наливается бодростью.
— Не стоит делать поспешных выводов, — ответила Бесс. — Может быть, им просто что-то не понравилось в его исследованиях. Если они действительно были фанатиками, как ты говоришь, то причину всегда нашли бы.
— Да, но мечи в двадцатом веке — это что-то слишком экстравагантное, тебе не кажется?
— Нет, — сказала Бесс. — Если нападение на профессора как-то связано с их ритуалом, то тогда все объяснимо. Это традиция, если можно так выразиться.
— А что ты скажешь о той картинке, которую они вырезали на лбу Уэллса?
— Это пентаграмма.
— Ах, это пентаграмма, — повторил капитан и покачал головой. Он вспомнил пятиконечную звезду, изуродовавшую лицо профессора. — Значит, пентаграмма. Буду знать.
Фрост подумал, что еще со школьных времен никак не может запомнить названия различных геометрических фигур.
Глава шестая
— Руки вверх! — сказал глухой голос с заднего сиденья, как только Фрост открыл дверцу машины Бланш Карриган.
Он левой рукой резко оттолкнул Бесс, а правую сунул под куртку, чтобы достать браунинг.
— Бах! Ты убит, — произнес тот же голос.
— Ну и шуточки у тебя, О’Хара, — процедил Фрост. Из автомобиля вылезли секретарша профессора Уэллса и агент ФБР Майк О’Хара.
— Что-то у тебя замедленная реакция, Фрост, — улыбнулся ирландец. — Давно не практиковался?
Он протянул капитану руку. Капитан пожал ее и тут же сделал вид, что хочет нанести удар левой. О’Хара со смехом увернулся.
— Рад видеть вас, ребятки, — сказал он.
— И мы тебя, — воскликнула Бесс, бросаясь к нему на шею и горячо целуя в щеку. О’Хара нежно обнял ее.
— Эй, осторожнее, — подал голос Фрост.
— Ладно, ладно, старый ревнивец, — агент ФБР разжал объятия. — Похоже на то, что где бы ни случилась серьезная заварушка, тебя, Фрост, всегда можно найти поблизости. Кстати, ты еще не придумал новую шутку насчет своего глаза?
— Нет, я был очень занят в последнее время, — ответил капитан. — Но скоро надеюсь тебя порадовать.
— Да, знаю я чем ты был занят, — кивнул О’Хара. — Я и сам был занят: гонял этих проклятых террористов, коммунистов и тому подобную публику. И слышал о твоих приключениях во Флориде. Ты, значит, надрал задницу чуть ли не самому старику Фиделю?
Ирландец засмеялся.
— Ну, было дело, — скромно ответил Фрост. — Теперь им придется здорово попотеть, чтобы починить эту задницу.
Бесс негромко кашлянула. Фрост оглянулся на нее, а потом посмотрел на Бланш Карриган, которая стояла с удивленным видом.
— Так вы уже знакомы? — спросила она.
— Ну, — расхохотался О’Хара, — можно и так сказать.
— Мы встречались раньше, — пояснил Фрост. — Работали вместе в Канаде и в других местах.
— Они очень большие друзья, — улыбнулась Бесс.
— Да, иногда бываем, — согласился Фрост и закурил сигарету, — А что ты тут, собственно, делаешь, Майк?
Агент ФБР огляделся по сторонам и сказал, понизив голос и наклонившись к уху капитана:
— Понимаешь, профессор Уэллс недавно связался с нашей конторой. Он заявил, что у него есть сведения о какой-то террористической организацией. И сказал, что готов все нам сообщить, но только чтобы мы не приходили к нему домой. Мы назначили встречу на завтрашнее утро. Я специально прилетел из Вашингтона, чтобы повидаться с ним, а когда сейчас услышал в новостях о том, что произошло, то сразу позвонил мисс Карриган. Она сказала, что вы втроем отправляетесь на какое-то мероприятие…
— Да, на черную мессу, — пояснил Фрост.
— На что? — недоверчиво переспросил О’Хара.
— На черную мессу, Майк, — повторила Бесс.
— А что это такое?
— Ну, понимаешь… — начал Фрост. — Это такая штука… — Он пожал плечами. — Черт его знает, честно говоря.
— Это специальный религиозный обряд, — вмешалась Бланш Карриган. — Его корни уходят глубоко в язычество и сохранились до сих пор, несмотря на века христианства. Эти люди поклоняются силам природы…
— Что? — засмеялся О’Хара. — Так вы хотите показать нам психов, которые едят землю, целуют деревья и все такое?
— Майк, — строго сказала Бесс.
— О, пардон, я никого не хотел обидеть. Но это довольно забавно звучит — поклоняться силам природы.
— Вы все поймете, когда увидите церемонию, — сказала Бланш Карриган.
— Профессор Уэллс часто брал меня с собой на такие обряды, и я на месте постараюсь объяснить вам, что происходит.
— Так профессор тоже был древопоклонником? — спросил О’Хара таким наивным голосом, что Фрост не сдержал улыбку.
— Заткнись, Майк, — хлопнул он его по плечу. — Эти люди не целуют деревья. Правда, Бесс?
— И ты тоже заткнись, — ответила женщина. Ехать пришлось довольно далеко, за город. Высотные здания постепенно сменились небольшими коттеджами, а потом по обеим сторонам шоссе потянулся густой темный лес. Опустив стекло в дверце, Фрост мог слышать, как стрекочут во мраке сверчки и покрикивают ночные птицы. Все это действовало на него успокаивающе и умиротворяюще.
— Как чудесно, — шепнул он на ухо Бесс, наклоняясь к ней. — Пожалуй, я и сам стану поклоняться силам природы.
Женщина сжала его руку и ничего не ответила.
— Послушай, Бесс, — начал О’Хара, сидевший спереди.
— Что, Майк?
— Ты сказала, что собираешься снимать фильм об этих сатанистах. Так ты думаешь — это все существует в действительности?
— Я думаю, что что-то в этом есть. Но насколько эти люди настоящие почитатели дьявола, нам как раз и предстоит выяснить.
— Одно могу сказать, — вмешался Фрост, — те ублюдки, с которыми мне сегодня довелось иметь дело, были самые что ни на есть настоящие. И мечи у них настоящие, и огонь.
— Тебе надо выбросить подальше эту твою хлопушку, Хэнк, — сказал О’Хара, — и обзавестись мужским оружием. Вот, посмотри на мой “Магнум”. Стоит только всадить в кого-нибудь пулю из него…
— О, прошу вас! — взмолилась Бланш Карриган. — Неужели нельзя говорить ни о чем другом, кроме убийств и смерти?
— Конечно, — смутился О’Хара. — Извините. — Он прокашлялся, словно раздумывая, что бы такое сказать, а потом спросил: — Ну, и далеко еще до места этого сборища?
— Нет, уже скоро. Правда, мы немного опаздываем. Посмотрите.
Женщина указала рукой вправо.
Фрост взглянул в этом направлении и увидел стоявшие на обочине примерно три десятка автомобилей. Тут были самые разнообразные машины — подержанные старые фургоны и престижные европейские модели, дешевый японский ширпотреб и роскошный роллс-ройс ручной сборки.
— В последнее время многие совершенно разные по положению люди нашли смысл жизни в этих обрядах, — пояснила Бланш Карриган, сворачивая с шоссе на проселочную дорогу. — Теперь они неотделимы от культа природы, здесь они как бы сливаются с нею.
— Я вообще-то думал, что это развлечение для богатеньких, — заметил О’Хара.
Бланш остановила машину рядом с серым мерседесом и выключила двигатель.
— Нет, — сказала она. — И это вовсе не развлечение. По-моему, таким образом постепенно меняется мировоззрение нашего общества. Люди стремятся возвратиться к прежним ценностям, как духовным, так и материальным. Те, кого мы сейчас увидим, уже выбрали свой путь. И таких немало по всему миру.
Женщина хотела вылезти из машины, но агент ФБР ее опередил.
— Я открою дверцу, мисс Карриган, — галантно предложил он.
— Называйте меня Бланш, — негромко сказала секретарша профессора Уэллса.
Ее лица не было видно в темноте, но Фрост почему-то решил, что она покраснела.
— Хорошо, Бланш, — безропотно согласился О’Хара. Не желая на фоне всеобщей любезности выглядеть хамом, Фрост поспешил открыть дверцу Бесс, но она уже успела сделать это сама и теперь стояла возле машины, разглаживая юбку. Капитан остановился рядом с ней.
— У тебя все время проблемы с юбкой, — сказал он с легким укором. — Не пора ли…
Внезапно он замолчал и повернул голову, услышав шаги. К ним подходил человек в черном балахоне с капюшоном и факелом в руке. Его лица не было видно, лишь в глазах отражались блики пламени.
— Добрый вечер, мисс Карриган, — сказал он радушно. — Это ваши друзья?
— Да, это вы, Харольд?
— Я, мисс Карриган. Мы уже слышали о пожаре в доме профессора Уэллса. Мне очень жаль. Надеюсь, он поправится. Как его самочувствие?
— Пока неважно, Харольд, — вздохнула Бланш Карриган. — Но надежды терять не стоит.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...